home arrow 2009

home | домой

RussianEnglish

similar

Памяти погибших в Беслане
Aza was only 12 when she wrote these words in August 2004: "It happened all at once, and it wasn't too early or too...
22/02/24 21:24 more...
author Tony

Grishin, Alexey
Памяти Алексея Дмитриевича Гришина
Светлая память прекрасному человеку! Мы работали в ГМПС, тогда он был молодым начальником отдела металлов, подающим боль...
14/11/23 18:27 more...
author Бондарева Юлия

Panteleev, Denis
Вот уже и 21 год , а будто как вчера !!!!
26/10/23 12:11 more...
author Ирина

Ustinovskaya, Yekaterina
Помним.
24/10/23 17:44 more...
author Аноним

Bochkov, Alexei
Терракт в Палестине, Сектор Газа
Сегодня в гражданскую больницу Палестины прилетела ракета, погибли до 1000 человек, весь мир взбудоражен. И я оказался н...
18/10/23 02:13 more...
author Андрей

Report a comment

Thank you for taking the time to report the following comment to the administrator of this site.
Please complete this short form and click the submit button to process your report.

Name:
 
E-mail
 
Reason for reporting comment
 
 
 

Comment in question
Джейсон Борн и город Жердевка
Written by Юлия Латынина website, on 27-04-2009 22:25
Английская Independent раскрыла тайну «Норд-Оста». Ну, или не совсем раскрыла, но намекнула. Для раскрытия этой тайны корреспонденту газеты Шону Уолкеру пришлось поехать в «тихий провинциальный городок Жердевка», где «в апреле начался судебный процесс над пятью выходцами с Кавказа и одним этническим русским». 
 
Все шестеро обвиняются в банальном грабеже. «Но русский, сидящий на скамье подсудимых, вовсе не обыкновенный преступник. Его зовут Андрей Яхнев, и до его ареста в начале 2008-го он был высокопоставленным оперативником в тайной войне русских с терроризмом», - пишет взволнованно британский корреспондент Шон Уолкер. 
 
Дальше г-н Шон Уолкер рассказывает биографию своего мужественного героя Андрея Яхнева – сначала начальник подразделения «Витязь» (sic!), «бросаемого в бои против чеченских мятежников», потом сотрудник центра «Т», «одного из самых засекреченных российских ведомств», полевой агент, свободно говорящий по-русски и по-чеченски, посещающий страны Дальнего Зарубежья, в общем, русский «Джейсон Борн», «передний край борьбы с терроризмом», и «полевые операции, совмещенные с расследованиями и разведкой». 
 
Затем в рассказ г-на Уолкера вплетается лирическая линия: английская актриса и драматург Наталья Пелевина, которая после «Норд-Оста» решила написать пьесу о трагедии, и познакомилась через общих другей с принимавшим участие в штурме Яхневым. «Меж ними расцвела дружба, со временем превратившаяся в любовь». (Любовь имела место быть в какой-то конспиративной квартире с колченогой табуреткой, куда время от времени российский «Джейсон Борн» завозил английскую подданную). 
 
Короче, его и ее смела роковая страсть, он был российский чекист, она – британский драматург, он хотел рассказать ей правду о «Норд-Осте», но кровавый режим не дремал, схватил бесстрашного героя и предал его суду в городе Жердевке. 
 
Но мало того! Кровавый режим обрушил свои репрессии и на британскую гражданку. Ее пьесу про «Норд-Ост» поставили в театре в Махачкале; президент Дагестана Муху Алиев демонстративно ушел с премьеры, а «всего через несколько минут после окончания спектакля в московском доме Пелевиной прогремел взрыв». 
 
Короче, Пелевину чуть не убили, а Яхнева посадили. 
 
«За что сидит Яхнев в тюрьме? Из-за своих отношений с Пелевиной, из-за вещей, которые он ей поведал, из-за своей попытки противостоять тайным кукловодам, - или просто потому, что он много знал», - взволнованно пишет г-н Уолкер. 
 
А теперь – от возвышенного сериала, в котором снимается тезка г-на Шона Уолкера, к прозе и поэзии российской жизни. 
 
Был в Дагестане майор, русский, но совсем как кавказец – все время бегал с правильными пацанами. 
 
Как-то пацаны узнали, что несколько даргинцев поехали закупать шерсть и взяли с собой налом 25 млн. руб. Пацаны сели в машину майора и поехали грабить даргинцев. Все у них получилось отлично, деньги они забрали, а даргинцев немножко подстрелили. 
 
Но так получилось, что подстреленные даргинцы заметили номер машины, которая их ограбила. И тот же номер заметила камера на заправке, на которой машина через некоторое время заправилась. 
 
В общем, был объявлен план «перехват», и машину блокировали, но так как у майора была «непроверяйка», то менты совершенно не знали, что делать с машиной. С одной стороны – это машина грабителей, и поэтому ее блокировали и не пускали уехать. А с другой стороны, это машина с «непроверяйкой», железной «непроверяйкой», алмазной «непроверяйкой», самой непроверяистой непроверяйкой – и внутрь лезть нельзя. 
 
В общем, так и сидели – грабители внутри, а менты снаружи, пока грабителям не стало голодно, и они не полезли вон. 
 
Их отвезли в СИЗО, приехали даргинцы и их родственники. «Отдайте нам этих людей», - говорят ограбленные даргинцы. «Как это – отдайте? Они вас ограбили, мы их будем судить». «Нет, мы не будем писать заявления, нас никто не грабил, только отдайте нам этих людей». «Неправда-неправда», - кричат задержанные, - мы их ограбили. Не отдавайте нас им». 
 
Вот этот замечательную байку я рассказывала по «Эху» год с лишним назад, сразу после ограбления под Жердевкой. 
Увы, российская жизнь – не кино про Джейсона Борна. В нем нет места бесстрашному майору Вихрю, который влюбляется в английскую шпионку и готов во имя гуманности разоблачить страшные преступления в «Норд-Осте», - после чего кровавый режим сажает его в тюрьму в страшном городе Жердевке по обвинению в грабеже. 
 
Историю про Жердевку и «непроверяйку» никакой Флеминг не выдумает, а услышав - лопнет от зависти. 
 
"Новая газета" №44 от 27.04.09