home arrow memorial

home | домой

RussianEnglish

similar

Deed. Konstantin Vasilyev's heartfelt impulse
Памяти Константина Васильева
Сюжет о Константине Васильеве
25/10/19 10:31 more...
author Андрей

Malenko, Natalya
Зачем такие молодые и красивые девушки так рано умирают? За что?!
23/10/19 14:06 more...
author Берёзка

Дирекция кинокомпании «CineFOG» (ООО «СИНЕФОГ») об...
Память драгедии Норд-Ост
Добрый день. Меня зовут Алексей. Хотел бы помоч в создании фильма. Я бывший заложник Норд Оста и для меня важно чтоб это...
04/10/19 15:40 more...
author Алексей Чуваев

Petrova, Taisiya
Маленький город Ликино-Дулёво не остался в стороне от страшного теракта на Дубровке. В субботу, 2 ноября 2002 года на ед...
26/09/19 12:24 more...
author Доктор Равик

20 лет теракту в Волгодонске
годовщина теракта
Светлана спасибо за статью, очень важно помнить и жить дальше
16/09/19 22:03 more...
author Ирина

Report a comment

Thank you for taking the time to report the following comment to the administrator of this site.
Please complete this short form and click the submit button to process your report.

Name:
 
E-mail
 
Reason for reporting comment
 
 
 

Comment in question
Written by Светлана Губарева website, on 01-08-2008 17:01
Петр Сидоренков, потерявший в театральном центре сына Юрия, намерен взыскать со столичных властей 500 тысяч долларов в качестве компенсации вреда, причиненного смертью кормильца. «29-летний Юрий Сидоренков отправился смотреть мюзикл «Норд-Ост» вместе со своей женой. Как она потом рассказывала, когда начали пускать газ, муж закутал ее свитером. Женщина выжила, а ее муж, который воспользовался только носовым платком, погиб», — рассказал адвокат ГАЗЕТЕ. 
 
По словам адвоката, отец погибшего в течение нескольких дней не мог найти сына ни среди живых, ни среди мертвых. И обнаружил его тело только после того, как объехал все морги. Впрочем, о том, что свекр обратится в суд, вдова Юрия Сидоренкова Светлана узнала только от корреспондента ГАЗЕТЫ: «Мы перезваниваемся с Петром Ильичом, но он не сказал мне, что сделал это. Даже если адвокат выиграет дело, Юру все равно не вернешь, поэтому я не собираюсь ни с кем судиться, нервы мотать. Если можно было бы деньгами поправить дело, я бы квартиру продала… Я отдала Петру Ильичу всю до копеечки компенсацию в размере 100 тысяч рублей, которая полагается семьям погибших после штурма на Дубровке, — мне как бывшей заложнице выплатили 50 тысяч. Я получила все, что мне полагалось, а чужого мне не надо». По словам Светланы, они с Юрием жили вместе с ее родителями: «Муж часто ездил к отцу, помогал ему». 
 
Источник: 
дайджест публикаций центральной прессы от 26 ноября 2002, 
подготовленный Информационным центром правозащитного движения 
(infcenter@mtu-net.ru) 
 
Peter Sidorenkov, who lost his son Yuri at the theatrical center, intends to sue the city government for 500 thousand dollars in damages due to the death of a breadwinner. “29 year-old Yuri Sidorenkov went to the musical ‘Nord-Ost’ together with his wife. As she later stated, when they started to use the gas, her husband wrapped her up in his sweater. She survived, but her husband, who was only using a handkerchief, died,” Sidorenkov’s lawyer reported to Gazeta. 
According to the lawyer, over the course of several days the deceased man’s father could not find his son among the living or the dead. He only found the body after going to all the morgues (in Moscow). Yuri’s widow found out that her father-in-law was going to court only after she was told by a correspondent from Gazeta: “We called up Pyotr Ilych, but he never told me that he was doing this. Even if the lawyer wins the case it won’t bring back Yuri and so I don’t plan on suing anyone and ruining my nerves. If money could solve the matter I’d even sell the apartment… I gave Pyotr Ilych all the money from Yuri’s compensation, 100 thousand rubles ($4000), down to the last kopeck, the money that families of the dead were given after the assault on Dubrovka. I got 50 thousand rubles ($2000) for being a hostage. I got everything that I was to get, and I didn’t want anyone else’s.” In Svetlana’s words, her husband and her lived with her parents relatives, but Yuri: “often went over to his father’s and helped him out.”