главная arrow теракт arrow воспоминания arrow Рассказывает иорданский врач Анвар Эль-Саид

home | домой

RussianEnglish

связанное

Фролова Дарья
Не знаю почему стала смотреть по ссылке ролик про Троекуровс...
18/05/19 17:13 дальше...
автор Алёна

Памяти Политковской
In memory of Politkovskaya
raise the voice on terrorism victims
10/05/19 11:18 дальше...
автор bestro

Розгон Светлана
Любимый Светлячок))))
Любая проблема может стать началом пути к успеху, если к про...
06/05/19 05:54 дальше...
автор Андрей

Рассказывает иорданский врач Анвар Эль-Саид
Написал Елизавета Маетная   
26.10.2002

ИОРДАНСКИЙ ВРАЧ ОКАЗАЛСЯ В САМОМ ПЕКЛЕ

Московский комсомолец

Анвар Эль-Саид: «Еще долго после похода в ДК у меня все внутри дрожало»

«Мы пустим внутрь только иностранных врачей!» — выдвинули требование террористы. Спустя некоторое время в здание ДК шарикоподшипникового завода прошли два доктора-иорданца.

Доктор Анвар Эль-Саид и доктор Заки Ахмад были первыми из медиков, кто побывал в захваченном здании ДК. Оба прекрасно говорят по-русски, потому что последние 20 лет живут в России, имеют двойное гражданство. Закончили Московский медицинский институт, теперь сами преподают в Медицинской академии.



- В наше посольство с официальной просьбой предоставить специалистов-докторов никто не обращался. Хотя я не удивлен, что к заложникам пошли именно наши врачи,— сказал в интервью «МК» посол Республики Иордании в России его превосходительство г-н Ахмед Али Аль-Мубайдин.— В сложившейся ситуации совсем не важно, кто они были — иорданцы или представители другой страны. Просто среди мусульман и арабов, работающих в Москве, наши специалисты объективно лучшие, поэтому они и пошли. Хотя, я думаю, на их месте никто бы не отказался — в этом случае готов помочь каждый.

Доктор Анвар Эль-Саид — профессор, доцент кафедры факультетской хирургии № 2 Академии им. Сеченова. Он не только преподает, но и сам оперирует. Доктор Заки Ахмад — его верный друг и помощник, они работают вместе уже много лет.

- Анвар Хусейнович в пятницу в 7 утра уже был в академии, потому что в 8 у него была сложная операция,— сообщили нам на кафедре.— Он по-прежнему находится на связи с оперативным штабом и готов в любой момент вновь пойти к заложникам.

После того как прошла информация о том, что один из террористов ранен и ему требуется операция на руке, тут же вновь вспомнили об иорданских врачах.

- Вы знаете, со мной по этому поводу ни из оперативного штаба, ни из ФСБ до сих пор никто не связывался,— сказал «МК» сам Анвар Эль-Саид.— Мы — врачи, и наш долг помогать другим людям. Хотя, если честно, мне до сих пор страшно думать о том, как мы туда ходили.

- Какая обстановка внутри?

- Была очень спокойная… Мы ведь в обычной жизни никогда не задумываемся, какая тонкая грань отделяет жизнь от смерти. Находясь там, я тоже об этом не думал. А сейчас размышляю об этом постоянно. Но, видно, и у заложников, и у нас такая судьба…

- Вам до сих пор страшно?

- Вы знаете — это сильнейший стресс. У меня еще долго после похода в ДК все внутри дрожало. Сегодня после операции сходили с доктором Заки в баню, только вернулись оттуда. Вроде немного полегче стало. А что уж говорить о самих заложниках!

- Сколько тяжелых больных вы обследовали?

- Тяжелых не было. Но у всех заложников психозы, неврозы. Это нормальная человеческая реакция. Вы представьте, они уже столько времени находятся в ужаснейшей ситуации, на волосок от смерти. Там по-прежнему остаются дети. И им, и взрослым — там всем нужны лекарства, питание и медицинская помощь.

- Кто из террористов с вами общался? О чем они разговаривали? Как обращались с заложниками?

- Я не могу отвечать на эти вопросы. У всех заложников тяжелое эмоциональное состояние — это все, что я могу сказать.

- С вас взяли подписку о неразглашении?

- Нет. Более того, после того как мы вышли из здания, нас даже не пригласили в оперативный штаб. И представители спецслужб с нами тоже не разговаривали.

- Вы консультировали врачей Красного Креста перед тем, как они пошли в здание ДК?

- Нет, но ведь и нам никто никаких инструкций не давал. Хотя мы никогда ни в чем подобном не участвовали.

- Вы представляли себе ситуацию как-то иначе?

- Не знаю… Вы извините, но я не могу больше на эту тему говорить… У меня самого до сих пор психоз.


 
< Пред.   След. >