главная arrow 2002 arrow Коллегия военных экспертов: «Управление недеянием» — управленческий принцип в России»

home | домой

RussianEnglish

связанное

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение по делу Беслана
Жалобы заложников и их родственников поступили в ЕСПЧ в апре...
14/04/17 11:08 дальше...
автор РОО "Норд-Ост"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение ЕСПЧ по Беслану
Ожидается, что Решение ЕСПЧ по Беслану будет оглашено 13-го ...
07/04/17 19:10 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

03.04.2017. Санкт-Петербург
С глубокой грустью мы восприняли новость о том, что в резуль...
06/04/17 12:05 дальше...
автор ФРАНЦИЯ ЕВРОПА БЕСЛАН

Коллегия военных экспертов: «Управление недеянием» — управленческий принцип в России»
Написал iamik.ru   
20.12.2002
Image
На очередном заседании Коллегии военных экспертов (КВЭ), прошедшем 17 декабря с.г. в Доме российской прессы на Берсеневской набережной в Москве, подводились предварительные итоги уходящего года в политической жизни России.

Участники дискуссии сошлись во мнении, что страна по-прежнему управляется в соответствии с древним китайским принципом — «управление недеянием». Это когда управляющие не знают, что делать и куда вести народ, поэтому предпочитают делать вид, будто чем-то управляют, лишь бы своим каким-нибудь деянием не навредить ненароком себе и своему окружению.
Ниже представлены оценки ситуации в стране членами КВЭ.

И. И. Антонович: Основной итог года: в стране наблюдается стабилизация в стагнации. Нет положительной динамики ни в одном из процессов ни во внутренней, ни во внешней политике. Динамика проявляется, к сожалению, лишь в череде техногенных катастроф и усилении терроризма.
Западные наблюдатели отмечают, что президент В. Путин консолидировал свою иерархию (к ней относят Г. Грефа, С. Миронова, верхушку президентской администрации, но не М. Касьянова), однако не сумел урезать права бюрократии, не расторг союз бюрократии и криминала, не предложил никакой программы.
В истории были примеры эффективного выхода из системного кризиса. Достаточно напомнить о четырех «китах» антикризисной политики Рузвельта: промышленное, сельскохозяйственное и социальное возрождение + налог на богатых. Ни одной программы подобного рода В. Путин не предъявил. Нет экономических новаций.
Прозападная ориентация во внешней политике ничего не дала России: перед нами закрывают двери каждый раз, когда мы хотим наработать на свой престиж (Экспо-2010, чемпионат Европы по футболу в 2008 г.).
Визит в Москву генсека НАТО Робертсона и его переговоры с российским руководством показали, что нам навязывают западную модель реструктуризации вооруженных сил — ставку на силы быстрого развертывания. В результате на планете останется один мировой «правитель» НАТО, противостоять этому блоку России будет нечем.
В будущем ведущими игроками на мировой арене будут государства-цивилизации — США, Китай, Индия, может быть, Иран. А Россию толкают в нишу «региональной державы», к тому же прозападной. Никакой самостоятельности во внешней политике. И складывается впечатление, что И. Иванов такой же «агент влияния» Запада, каким был А. Козырев у Б. Ельцина.
Даже призрачная возможность создания триумвирата Россия — Китай — Индия разрушена откровенно прозападным курсом Кремля. Зачатки внешнеполитических успехов на этом направлении не имеют развития — не перетекают в серьезные экономические соглашения. Через неделю после визита В. Путина в КНР появилось сообщение о переключении маршрута «Голубого потока» с Китая на Находку.
Ельцинская «Семья» вернула свои позиции в политике и экономике. Страна еще глубже раскололась (1% сверхбогатых, около 9% более или менее благополучных и 90% прозябающих в нищете или едва сводящих концы с концами). Власть экономикой не интересуется и протестующих людей не боится. Правители Россию не знают, а большинству населения России правители безразличны. Правители при этом спокойны — убеждены, что выборы 2004 г. В. Путин выиграет.
Президент явно озабочен своим «историческим имиджем». Но толкают его к роли не преобразователя России, а всего лишь «успокоителя». Без крупного программного прорыва в экономике в следующие 4 года В. Путин не сможет войти в историю России достойно.
А. И. Владимиров: Этот год показал, что вокруг В. Путина нет ни людей, ни идей.
Приехал в Москву Робертсон, подал новейшую американскую идею военного строительства — антитеррористическая направленность. Наш президент высказался за то, чтобы внести эту новацию в военную доктрину. А начальник Генштаба А. Квашнин уже готов идти еще дальше — внести изменения в планы оперативно-тактической и боевой подготовки российской армии.
Понятно, чего хотят американцы. Им нужно, чтобы все европейцы, и Россия в том числе, начали создавать мобильные зондер-команды численностью 50–60 тыс. человек, способные вести «зачистки» террористов в любом районе мира. А над ними в качестве якобы прикрытия нависали бы мощные вооруженные силы США, способные в случае чего «зачистить» в интересах Вашингтона всех и вся, в том числе и чеченских террористов, и российскую зондер-команду.
В свете этого становится очевидным: все наши многочисленные проблемы — ничто по сравнению с политической несостоятельностью нашего высшего руководства.
От СНГ, как видно, начинаем отходить. Я недавно в Санкт-Петербурге участвовал в работе «круглого стола» по проблемам Союза России и Белоруссии. Впечатление такое — этот Союз никому не нужен. Никакие разумные предложения даже не рассматриваются — ни в Кремле, ни в Минске, ни в организационных структурах, призванных содействовать созданию Союза. Одни слова о пользе, благе и прочая, прочая, прочая…
Кремль перестает понимать регионы. Санкт-Петербург выглядит удручающе — фасад приукрашивают к 300-летнему юбилею, а на задворках доживает свое умирающий город, из него уезжает молодежь. В Москву и другие регионы.
В регионах народ, плюнув на власть, занялся самовыживанием. Люди спокойны, но их спокойствие — видимость. Болотная тишь может быть взорвана в одночасье, особенно в тех регионах, где много «инородцев». Там русских начинают вытеснять из традиционных мест проживания.

Е. Н. Комиссарчук: Любой страной всегда правит «клан», но он может править лишь до тех пор, пока есть чем править. Основной итог года — укрепление в массовом сознании понимания того, что для России этот «клан» чужероден. Но за спиной «клана» — США, и это определяет его могущество.
Мысль о том, что у русских отобрали государство, стала поддерживать и РПЦ.
М. Д. Креймер: Основа проводимой политики — создание в России жестко управляемого «Семьей» хаоса. Пока будет сохраняться нестабильная ситуация — «Семья» будет править. И мы в этом году видели многочисленные доказательства того, что любой общественно-политический процесс в России — управляем (выборы в регионах, передел собственности).

Г. С. Панфилов: Президенту опереться не на кого. Власть — «крыша» «клана», она может меняться, но «клан» сохранится.
«Клан» тоже развивается — меняет тактику, лозунги. Понимая, что социальный взрыв в принципе возможен, власть перехватывает лозунги левых и патриотов (гимн, звезда на знамени Вооруженных Сил России). А. А. Солодов: Страна в своем общественно-политическом развитии застыла, движения не происходит, так как люди не знают, куда и к чему идти. С этим связана и низкая явка на выборы в регионах — не за кого голосовать. Отсюда и бесконечная суета множества вновь возникающих «партиек», которые не способны ни родить национальную идею, ни увлечь массы амбициозными (в хорошем смысле) социальными проектами, ни стать достойными представителями народа во власти. У них нет даже понимания важности позитивной идеологической программы. Нет и понимания того, что никакие изменения в экономике не произойдут, пока они не будут поддержаны «массами».
Пока на политическом поле в какой-то мере работает лишь авторитет личности В. Путина.

Э. Г. Хамидулин: Год назад мы говорили, что у В. Путина единственный властный ресурс — возможность снять любого чиновника с любого поста. Но если в начале своего президентства В. Путин еще мог представлять некую опасность для некоторых высших чиновников, то сейчас — нет. Они быстро осмелели, поскольку поняли: президенту некем их заменять, некого ставить на места проштрафившихся. То есть и этот ресурс президента, по сути, виртуален. Поэтому сейчас в России правят бал те, кто обладает реальным ресурсом (финансы, кадровое обеспечение), а президент «правит», но не управляет.

Л. С. Вартазарова: мы все пытаемся с вами оценить прошедший год, исходя из интересов страны и ее граждан. Но возможна и оценка с позиций власти — реализовала ли она поставленные задачи? При всей стратегической бессистемности федеральной власти ей удалось добиться жесткой централизации основных финансовых потоков и почти полного контроля над кадровой политикой. Таким образом, базис сохранения себя у власти создан. Общество дезинтегрировано и занято выживанием, произошло вырождение демократических институтов и процедур (парламент, выборы, многопартийность), оппозиция управляема налицо все факторы, определяющие высокую степень управляемости общественными процессами.
Но в отсутствие стратегической экономической устойчивости процессы в стране, как политические, так и экономические, оказываются в сильной зависимости от избирательных циклов. А некоторая эйфория власти по поводу наличия в ее руках рычагов управления этими процессами «на все времена» может тоже оказаться« под вопросом — достаточно проанализировать содержание и тональность материалов в электронных и печатных СМИ, входящих в »империю Березовского«.

Д. А. Рудян: Этот год подтвердил лишний раз, что США в отношении России добились всех целей, которые ставили перед собой. В обмен на «партнерство» от России требовали:
— чтобы она не препятствовала расширению НАТО на Восток;
— чтобы не мешала США развертыванию национальной ПРО;
— чтобы не выступала против принятия в ООН нужных США резолюций;
— чтобы не противодействовала реализации интересов США на международной арене.
Что же получила Россия? Признание ее «страной с рыночной экономикой», обещание Вашингтона посодействовать вступлению во Всемирную торговую организацию и аннулировать поправку Вэника-Джексона, позволяющую США дискриминировать Россию.
Как видим, дисбаланс не в нашу пользу. Более того, США по-прежнему позволяют себе выговаривать России по поводу того, что американцы считают «демократичным» или «недемократичным» в ее внутренней политике. Накануне захвата чеченскими террористами «Норд-Оста» Дж.Буш подписал «Акт о развитии демократии в России». Из этого документа явствует, что все позитивное в России достигнуто только благодаря американской помощи, и в ближайшие годы, видимо, для закрепления «демократических завоеваний по-американски» США намерены поддерживать только российскую «свободную прессу».
России нужно партнерство с Западом, но прежде чем развивать с ним партнерские отношения необходимо уяснить стратегический смысл для себя этого партнерства.

В. К. Радченко: Вся внешнеполитическая игра идет после 11 сентября на поле «борьбы с терроризмом». Мы играем в эту игру, так как над нами «висит» Чечня. Некоторые успехи, с точки зрения позиции мировой общественности, есть. Есть и элементы партнерства с США в борьбе с терроризмом.
Нельзя обольщаться разговорами о перспективах России на азиатском направлении. Это иллюзия, будто «треугольник» (Россия-Китай-Индия) можно построить в обозримом будущем — Китай есть и будет самостоятельным. Но играть на этом поле нужно, поскольку у России появляются некоторые возможности для политического маневрирования.
Стоит отметить еще один аспект международной жизни в этом году: НАТО заговорило уже о своей «глобальной роли». Североатлантический блок ищет себе противника уже по всему миру. Вполне возможно, что это один из симптомов грядущего рассыпания блока — если «потерялся» противник, то возникает вопрос, а против кого надо объединяться? Хотя, надо признать, НАТО было и останется антироссийской конструкцией.

iamik.ru

просмотров: 7094 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >