связанное

Всем неравнодушным
О программе мероприятия
Для Валерии. Ответ на Ваш вопрос " в программе шарики обязат...
20/10/17 02:30 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение ЕСПЧ по Беслану вступило в силу
Передача дела в Большую палату, которой добивались обе сторо...
20/09/17 00:01 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Россия против
Российские власти обжаловали постановление Европейского Суда...
16/07/17 09:37 дальше...
автор РОО «НОРД-ОСТ»

Морев Игорь
Написал родственники   
30.08.2007
Возраст 39 лет; Россия, г. Москва.

Родился 22 августа 1963 года в Москве. На скрипке начал заниматься в ДМШ им. Дунаевского. Учился в Музыкальном училище им. Гнесиных (класс Русина). Работал в Ансамбле скрипачей Сибири, затем в Малом симфоническом оркестре под управлением Владимира Понькина, в ГАСО под управлением Евгения Светланова, в оркестре Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко.

Игорь и его жена воспитывали троих детей: Ивану – восемнадцать, Варваре – шестнадцать, младшему Сереже – шесть лет.

Екатерина Соседова, жена Игоря, работала вместе с ним в оркестре «Норд-Оста». Вечером 23 октября они оказались заложниками вместе.

Сразу после окончания института Игорь пришел в Ансамбль скрипачей Сибири. А я там уже работала. У меня было двое детей от первого брака, но так уж получилось – началась наша с ним совместная жизнь. Работа и семья – вот что, собственно говоря, в ней было. Единственное, что я могу сказать – я эти годы была очень счастлива. Игорь для меня был совершенно необыкновенный человек. Он жил только для семьи, очень всех нас любил. Старших детей растил как родных. Мы были счастливой парой.

В «Норд-Ост» нас пригласили знакомые. Мы работали с самого начала, но не в постоянном составе, а на заменах. И в этом сезоне радовались, что много работы. В тот вечер мы заменяли коллег – но в этом нет ничего особенного, мы весь сентябрь кого-то заменяли. Это судьба, ничего не поделаешь. Просто этот день был единственный в неделе, когда мы работали вместе.

Когда все началось, мы позвонили детям, сообщили, что происходит. Они уже самостоятельные. Младший, конечно, еще не все понимает. Да и я не понимаю. В голове не укладывается, что была жизнь – и она кончилась. Мне все кажется, такая глупость, что все еще вернется на круги своя. Но, видимо, нет…

Когда мы там сидели, то прекрасно понимали, что ради нас никто не станет выводить войска. Мы же знаем, в какой стране живем…

Когда дали газ, я спала, практически ничего не почувствовала. Я спала, Игорь меня разбудил, сказал, чтобы я намочила платок и дышала через платок. Я увидела, что он тоже дышит через платок, что он уснул. Почувствовала какой-то запах, поняла, что дали газ, подумала: «Слава Богу, что он спит!». Не было мысли даже, что он не проснется. Я в себя пришла уже по дороге в автобусе. А многие у нас даже и не теряли сознание, они прекрасно помнят, что там происходило в зале.

А для меня самое страшное – что я осталась, и неизвестно теперь, когда я встречусь с Игорем. Жизнь долгая еще… Я знаю прекрасно, что другого такого человека я не встречу. Его просто нет. Его учительница по английскому языку в училище называла «ископаемым»: перед ней сотни учеников прошло, а он один такой. Игорь был очень красивый человек. Готов был без конца всем помогать, это я его останавливала. Скрипач был замечательный. Он свою карьеру променял на семью.

Он все время переживал – что сейчас происходит в стране. Голова у Игоря была блестящая, он что угодно мог бы делать. Но вот любил он играть на скрипке! Музыку любил…

Мы держались, я считаю, героически. Выпили таблетки успокоительные, какие были. Пытались шутить, кроссворды решать. Ну а что делать? Надо же было там как-то жить. Хотя прекрасно понимали, что добром это все равно не кончится. Если не эти, так наши нас постреляют. Получилось, что отравили…

Екатерина Соседова, жена (из журнала «Филармоник» № 4 2002г)


Мой сын Игорь мне очень дорог, он моя гордость.

Я вырастила его одна, потому что с отцом Игоря мы разошлись, когда сынок был маленьким. Бабушки и дедушки не было — отец мой погиб на войне, а мама умерла вскоре после окончания войны.

Игорек посещал вначале ясли, а позже детский сад. Я инженер-теплотехник, работала в проектном институте. С детства Игорек был очень активным: любил заниматься механическим конструктором, лепить из пластилина, хорошо рисовал, играл в шашки, шахматы, устраивал дома кукольные представления, где был сам режиссером, актером-кукловодом, оформителем сцены, билетером, а зрителем была я. Когда Игорьку исполнилось три года, мы стали ходить на концерты в Большой зал консерватории по абонементам, так как вечером с маленькими детьми пускали только в БЗК. Тогда же в игровой форме Игорек стал учиться игре на пианино. Регулярно на 5 — 10 минут вечером садился на крутящийся стул за пианино и вначале играл мелодии, которые показывала ему я, а позже пьесы из учебника Николаевой. Выучив ноты, играли в две руки, позже и в четыре руки.

В детскую музыкальную школу имени Дунаевского на скрипичное отделение Игорек поступил в шесть лет. Его учитель Геннадий Иванович Михалев считал, что у Игорька есть все данные, чтобы стать хорошим скрипачом и часто хвалил его.

В первый класс общеобразовательной школы Игорек поступил в семь лет и учился параллельно в двух школах одинаково успешно. Учителя общеобразовательной школы отмечали его хорошие способности, особенно к биологии и математике, а еще его добрый, мягкий характер, его активное участие во всех трудовых делах класса и школы. Дома Игорек помогал по хозяйству, например, вместе клеили обои в комнате, по моей просьбе сделал для балкона тумбочку, антресоль смастерил в квартире и пр. Всегда очень радовался приобретениям, например, покупке электропроигрывателя, приемника, велосипеда, карниза и штор на окна.

Сын был послушным, меня радовал, я была счастлива. Летом Игорек ездил в пионерский лагерь «Лесные дали». Это был его второй дом, который он любил. У него там были друзья, приятели, там он занимался в разных кружках: авиамодельном, резьбе по дереву, инкрустации соломкой, участвовал в конкурсах, самодеятельности и получал грамоты за активное участие в жизни и работе дружины лагеря. Зимние каникулы – в том же лагере.

В подростковом возрасте Игорек увлекся изучением природы фокусов, поэтому записался в центральные библиотеки и много читал по интересующей теме. Его даже пригласили в физико-математическую школу, которая готовила ребят к поступлению в физический институт. В это счастливое время мы ходили в походы по Подмосковью, ездили отдыхать в Прибалтику, на Черное море, на Азовское море. С Игорьком было мне легко, спокойно.

Сын очень ответственно и добросовестно относился к делу, которым занимался, к учебе, и в результате обе школы закончил с отличием. Игорь сам выбрал музыкальное училище имени Гнесиных для продолжения музыкального образования. Учеба в музучилище была самым счастливым периодом жизни Игоря – так он сам говорил. В училище были замечательные педагоги — Кунаков Сергей Митрофанович, Карклина Виктория Романовна, которая, любя его, называла динозавриком, потому что таких хороших ребят она не встречала больше. Жизнь в училище была творческая. Помимо учебной программы ставили спектакли на английском языке, выступали с концертами, интересно отмечали праздники, весело отдыхали с друзьями в доме отдыха МИНХ и ГП им. И. М. Губкина, откуда Игорь привозил грамоты и огромное количество фотопленок, сам печатал фотографии об отдыхе своих друзей. Организация всех поездок и мероприятий проходила при его активном участии. Игорь был ответственным, с его мнением считались — он был на своем месте!

А еще Игорь любил отдыхать на озере Обстерно в Белоруссии, куда мы ездили много раз. Жили мы в палатках, Игорь ловил и коптил угрей, собирали чернику, малину, грибы. На озере Игорь освоил серфинг, после чего увлекся судостроением и начал изучать катера и яхты по журналам. Музыкальное училище имени Гнесиных Игорь закончил с красным дипломом и далее поступил в педагогический музыкальный институт имени Гнесиных.

После окончания 1-го курса был призван в армию и служил в частях связи, а свободное время посвящал занятиям на скрипке и, конечно же, принимал активное участие в художественной самодеятельности, играл в эстрадном ансамбле на электрофоне. В благодарственных письмах, адресованных мне, секретарь комитета ВЛКСМ и заместитель командира подразделения по политической части, в которой служил сын, отмечали, что Игорь отзывчивый товарищ, честный, исполнительный, классный специалист, принимает активное участие в художественной самодеятельности, является редактором боевого листка, оказывает помощь в оформлении сатирической газеты, имеет поощрения от командиров и начальников, за активную общественную работу и как победитель соцсоревнования награжден ценным подарком и путевкой по историческим местам города Дрездена с посещением Дрезденской галереи, рыцарского зала и сокровищницы. Потрясающие впечатления свои от посещения этих мест Игорь описал в письмах. Все 90 писем от Игоря с обратным адресом полевой почты, в каждом из которых внимание, поддержка, храню как память о дорогом сыне. За время службы Игорь был премирован двухнедельным отпуском домой.

После демобилизации продолжил учебу в институте и, окончив институт, стал хорошим скрипачом. Игорь любил классическую музыку, любил произведения Сергея Рахманинова. Играть в симфоническом оркестре было его любимым делом. В оркестре был он концертмейстером скрипичной группы. Игорь мог стать хорошим педагогом, так как очень тонко чувствовал людей и был доброжелательным, что и проявилось на педагогической практике во время учебы в институте. Ему нравилось заниматься с детьми, у него многое получалось, дети его любили.

Когда Игорь играл в ансамбле на сцене, я была свидетелем тому, как чутко сын реагировал и подыгрывал музыкантам ансамбля. Это чувство локтя и ответственность были присуще ему. Игоря любили и уважали.

После окончания института Игорь работал в разное время в Ансамбле скрипачей Сибири, в Государственном Малом симфоническом оркестре, откуда в 1994 году в порядке перевода был принят в Государственный Академический Симфонический оркестр под управлением Евгения Светланова. В 2001 году стал работать в оркестре Московского Музыкального театра имени народных артистов Станиславского и Немировича-Данченко и параллельно с начала 2002 года в оркестре театрального центра на Дубровке в спектакле Норд-Ост. В это время я и родственники часто ходили на музыкальные концерты, спектакли с участием Игоря.

Для меня Игорь был самым родным понимающим человеком, я чувствовала искреннюю заботу. Он был добрым и внимательным, помогал, чем мог, старался меня радовать. Игорь многое умел делать, был талантливым человеком. Построил загородный дом по собственному эскизу. А когда было решено дом продать, покупатель очень удивился: «Как мог музыкант, а не строитель, построить такой рациональный уютный дом?» Я была счастливая мама. Игорь доброжелательно относился к родственникам, очень любил и уважал дядю Борю, моего брата, который был для него самым главным авторитетом. Борис любил Игоря, всегда помогал при необходимости. Когда Игорь решил связать свою жизнь с женщиной и ее двумя малолетними детьми, мне говорили: «Какой у Вас хороший сын, ведь не всякий решится на такой шаг!» Игорь очень любил своего сына, хорошо относился к приемным детям, и они его любили тоже.

Сейчас, когда не стало Игоря, помогает мне жить память о дорогом сыне и надежда, что мой внук Сережа, когда вырастет, будет добрым, интеллигентным, надежным, красивым человеком таким, каким был его папа – мой сын Игорь.

Галина Львовна Морева, мама


просмотров: 7040 | Отправить на e-mail

  комментариев (2)
1. автор: Любовь, дата: 31-08-2007 21:44
Когда я открываю и читаю новую страничку книги памяти, всегда задаюсь вопросом «за что» погибли эти красивые люди, одаренные природой не только талантами, но и стремлением жить по заповеди «спешите делать добро». Ведь они были только в самом начале пути и могли подарить нам всем столько радости, любви, воспитать своих детей по этому правилу…
Прошло пять лет, ответа так и нет. Есть раны незаживающие и горькая обида на то, что ценность жизни наших близких измерялась шкалой «политической целесобразности» и потому стоит гораздо меньше, чем жизнь южно-корейских граждан, которых государство сумело вырвать из рук самых жестоких террористов. Низкий поклон всем, кто помогал и организовал освобождение южно-корейских заложников.
2. автор: Korolkova Elena, дата: 13-10-2016 02:25
Катя,не знаю,если ты помнишь меня,когда-то мы играли вместе у Пархомовского.
Случайно узнала о том как погиб Игорь.Помню его по училищу.
Просто потрясена от прочитанного.
Буду рада,если напишешь пару слов.

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >