главная arrow мемориал arrow Анна arrow Анна Политковская и мы. Контрольный выстрел

home | домой

RussianEnglish

связанное

Поступок. Душевный порыв Конст...
Памяти Константина Васильева
Сюжет о ...
25/10/19 10:31 дальше...
автор Андрей

Маленко Наталья
Зачем такие молодые и красивые девушки так рано умирают? За ...
23/10/19 14:06 дальше...
автор Берёзка

Дирекция кинокомпании «CineFOG...
Память драгедии Норд-Ост
Добрый день. Меня зовут Алексей. Хотел бы помоч в создании ф...
04/10/19 15:40 дальше...
автор Алексей Чуваев

Анна Политковская и мы. Контрольный выстрел
Написал Сергей Баймухаметов (Москва)   
01.11.2006
Оглавление
Анна Политковская и мы. Контрольный выстрел
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Но еще дальше пошел журналист Михаил Леонтьев. Он говорил уже не о том, что убийство Политковской использовали оппозиционеры — он утверждал, что сами оппозиционеры и убили Политковскую: «Это провокация. Нечто подобное опробовано в украинской модели с ликвидацией Гонгадзе. Подбирается оппозиционный журналист, громкая фамилия. И потом его убирают, устраивая таким образом провокацию против власти».

Однако смелое заявление, что убийство украинского журналиста Георгия Гонгадзе устроили оппозиционеры, враги украинского президента Кучмы, пока не имеет никаких оснований. В то же время известны записи майора Мельниченко, охранника Кучмы. Там Кучма говорит, что пора принять меры к неугодному журналисту и свалить это дело на чеченцев: «Вывезти в Чечню, разобраться».

А вот запись уже после исчезновения Гонгадзе.

Генеральный прокурор Украины докладывает Кучме: «Гонгадзе пропал».

Кучма: «В Чечне. Чеченцы его выкрали!» (Смеется.)

Но Леонтьев, как и Павловский с Соколовым, выдает им желаемое за действительное.

Данные авторы прямо-таки пышут неприязненными чувствами. Не к Анне Политковской, а к этим самым оппозиционерам. До такой степени, что в ход идет передергивание и искажение фактов. В чем дело? Примитивно предполагать одно лишь рьяное отрабатывание жалованья, должности. Нет, здесь какая-то личная страсть, страстность. Тут, простите, придется переходить на личности и судьбы.

Полагаю, источник страстности в том, что все они — Павловский, Соколов, Леонтьев — некогда состояли в рядах тех самых оппозиционеров.

Глеб Олегович Павловский — диссидент советских времен. Но в среде диссидентов на его имя наложено табу. Не будем гадать, что и как там было. Он сам о своем прошлом говорил так: «Проблема состоит исключительно в том, что когда я впервые попал в замечательное заведение, именуемое КГБ, то меня довольно быстро раскололи. Это был первый и последний раз, когда им это удалось. Но первый раз он есть первый раз, кто туда попадал, тот знает…»

Что скрывается за этими словами, пусть каждый домысливает сам.

В ельцинские времена Павловский уже работал в предвыборном штабе Ельцина, затем принимал участие в переходе власти к Путину: «Нам, тем, кто помогал Путину стать президентом Российской Федерации, удалось избавить страну от большой крови». Опять же понимайте, кто как хочет. Сейчас он — советник главы Администрации президента, возглавляет Фонд эффективной политики и ведет на НТВ передачу «Реальная политика».



 
< Пред.   След. >