главная arrow мемориал

home | домой

RussianEnglish

связанное

Кораблев Владимир
Похоронены на Хованском кладбище, северная территория
12/12/19 03:07 дальше...
автор Павел

Радченко Владимир
Спасибо , Сергей
Сергей , не случайно мы заходим сюда...На страницы памяти же...
26/11/19 17:51 дальше...
автор Валя

Скопцова Евгения
16 и 17 ноября 2019 года в подмосковном городе Дубне, на баз...
24/11/19 05:20 дальше...
автор Сергей

о комментарии

Спасибо вам, что вы проявляете неравнодушие, вскоре администратор сайта просмотрит ваше сообщение.
Пожалуйста заполните короткую форму и выберите кнопку для продолжения вашего сообщения.

имя:
 
e-mail
 
Причина сообщения
 
 
 

цитируемый комментарий
автор: любовь, дата: 27-08-2009 08:59
Всегда, когда я смотрю на фотографию Павла, комок в горле останавливает дыхание: ни вдохнуть, ни выдохнуть. Глотаю две таблетки ношпы и спазм отпускает, постепенно прихожу в себя. Казалось бы, добравшись уже до этой страницы, можно было бы окаменеть, зацементироваться, есть же пределы восприятию... Но не получается, с Павлом почему – то все становится еще сильнее.. Нет слов .. Нет слез, ступор, какая-то пустота, точнее, вакуум, и безнадежность, ощущение безбудущности, неестества вокруг. 
«За что?» - затасканный вопрос, всё равно нет ответа, да искать его бесмысленно, если не принять цинизм правоохранительных органов: «за авторитет на международной арене». И всё равно ВСЁ время голове стучит молоточек: почему Павел никогда уже не станет Павлом Павловичем или Палычем, как часто неофициально, но уважительно общаются между друзья, а иногда и коллеги? Почему никто ему никогда не скажет святое слово «Папа», и он никогда не станет дедушкой, потому что у него не будет внуков? 
Я никогда не видела Павла и не знаю, кем он он хотел быть: врачом или летчиком, ученым или музыкантом, что он хотел делать: учить или строить. К несчастью, я понимаю, что он не будеть ни летать, ни учить...  
Я не знакома с его родителями, но я знаю, что в их жизнь, в их в дом ворвались и обокрали, забрав самое дорогое - СЫНА, а взамен подарили чудовищно унизительную ложь «Газ был безвредный и не один заложник не пострадал...» И горечь, и злость на себя, на всех, кто позволил, не отстоял и не уберег, не защитил, кто не требует правды, кто не боится, что всё повторится еще ни раз, накатывается опять и опять. «Ибо там, где не чувствуют общей беды, — никому не простят и никто не спасется.» 
А комок в горле не дает дышать. ..