home arrow memorial

home | домой

RussianEnglish

similar

Закон о социальной защите граждан, пострадавших от...
соц. защита пострадавших в терактах
Мой сын работал в Норд-Осте в оркестре, теракт был в его смену. Никаких ежемесячных и ежегодных компенсаций не получа...
18/12/19 17:52 more...
author Марина

Korablev, Vladimir
Похоронены на Хованском кладбище, северная территория
12/12/19 03:07 more...
author Павел

Radchenko, Vladimir
Спасибо , Сергей
Сергей , не случайно мы заходим сюда...На страницы памяти жертв Норд-Оста , на страницу памяти Вашего папы...Воистину Св...
26/11/19 17:51 more...
author Валя

Skopstova, Evgeniya
16 и 17 ноября 2019 года в подмосковном городе Дубне, на базе спорткомплекса «Волна», состоялся турнир по фехтованию сре...
24/11/19 05:20 more...
author Сергей

Simakov, Aleksandr
Спасибо, Илья Гинзбург
Регулярно читаю книгу памяти жертв Норд-Оста с огромным благоговением , слезами и скорбью. Удивительно , сколько замечат...
24/11/19 05:23 more...
author Валя

Report a comment

Thank you for taking the time to report the following comment to the administrator of this site.
Please complete this short form and click the submit button to process your report.

Name:
 
E-mail
 
Reason for reporting comment
 
 
 

Comment in question
Written by любовь, on 27-08-2009 08:59
Всегда, когда я смотрю на фотографию Павла, комок в горле останавливает дыхание: ни вдохнуть, ни выдохнуть. Глотаю две таблетки ношпы и спазм отпускает, постепенно прихожу в себя. Казалось бы, добравшись уже до этой страницы, можно было бы окаменеть, зацементироваться, есть же пределы восприятию... Но не получается, с Павлом почему – то все становится еще сильнее.. Нет слов .. Нет слез, ступор, какая-то пустота, точнее, вакуум, и безнадежность, ощущение безбудущности, неестества вокруг. 
«За что?» - затасканный вопрос, всё равно нет ответа, да искать его бесмысленно, если не принять цинизм правоохранительных органов: «за авторитет на международной арене». И всё равно ВСЁ время голове стучит молоточек: почему Павел никогда уже не станет Павлом Павловичем или Палычем, как часто неофициально, но уважительно общаются между друзья, а иногда и коллеги? Почему никто ему никогда не скажет святое слово «Папа», и он никогда не станет дедушкой, потому что у него не будет внуков? 
Я никогда не видела Павла и не знаю, кем он он хотел быть: врачом или летчиком, ученым или музыкантом, что он хотел делать: учить или строить. К несчастью, я понимаю, что он не будеть ни летать, ни учить...  
Я не знакома с его родителями, но я знаю, что в их жизнь, в их в дом ворвались и обокрали, забрав самое дорогое - СЫНА, а взамен подарили чудовищно унизительную ложь «Газ был безвредный и не один заложник не пострадал...» И горечь, и злость на себя, на всех, кто позволил, не отстоял и не уберег, не защитил, кто не требует правды, кто не боится, что всё повторится еще ни раз, накатывается опять и опять. «Ибо там, где не чувствуют общей беды, — никому не простят и никто не спасется.» 
А комок в горле не дает дышать. ..