главная arrow 2003 arrow Умереть за Россию

home | домой

RussianEnglish

связанное

Всем неравнодушным
О программе мероприятия
Для Валерии. Ответ на Ваш вопрос " в программе шарики обязат...
20/10/17 02:30 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение ЕСПЧ по Беслану вступило в силу
Передача дела в Большую палату, которой добивались обе сторо...
20/09/17 00:01 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Россия против
Российские власти обжаловали постановление Европейского Суда...
16/07/17 09:37 дальше...
автор РОО «НОРД-ОСТ»

Умереть за Россию
Написал А.Виноградова   
26.10.2003

«Городской курьер» Саров

Год назад, после теракта на Дубровке, имя подполковника юстиции Константина Ивановича Васильева стало известно всем саровчанам. Его светлые глаза смотрели со страниц всех городских газет. Смотрели в самое сердце каждого. И мы вглядывались в его глаза, сострадая, пытаясь понять и запомнить. Как он оказался в Театральном центре? Среди зрителей не был, среди военных, кто занимался освобождением заложников, – тоже. Тогда, в первую же ночь захвата центра, повинуясь не приказу, а одному лишь голосу своей совести, Константин Васильев пошел, чтобы предложить себя – русского офицера – заложником вместо детей. Его расстреляли, издевались над телом, бросили в подвал…

Мама

За десять дней до трагедии, в самый день ее рождения, к Надежде Степановне пришел Костин друг с огромным букетом роз – «Костя из Москвы звонил и просил передать!» День рождения мамы всегда был для него святым. Пожелтевшие от времени листочки сохранили теплые слова, которые писал он маме из военного училища: «Дорогая, любимая мамочка! От всего сердца поздравляю тебя и горжусь тобой. Ты настоящая дочь России и свое неугасимое пламя любви передала и мне».

Два слова – родина и мама – сплелись в его душе в единое целое. Первой любовью и гордостью была мама, а второй – любовью и болью – стала Россия, ради которой он жил, ради которой и погиб.

Когда террористы захватили театр на Дубровке, Надежда Степановна с тревогой смотрела последние известия:

– Я видела этот ад кромешный и думала: «Не дай Бог, сынок мой там». А он, и правда, там был. Материнское сердце подсказало.

Сын

Уже в школе Костю уважали за справедливость и честность. Он не примирялся со злом, всегда прямо говорил, что думал. Его жизненный путь определился рано. Первый раз он сказал матери, что будет военным, после того, как они вместе съездили на присягу к старшему брату. С тех пор и в школьных сочинениях писал, что будет военным. Успешно окончив школу, поступил в Краснодарское высшее военное училище ракетных войск. Потом учился заочно на юридическом. В 1997 году поступил в Московский военный университет Минобороны и закончил его с красным дипломом. После окончания университета служил в Москве, в системе высших военных судов.

Став офицером, Константин болезненно переживал тяжелое положение армии. Но, как говорят друзья, он никогда не сетовал на низкое денежное довольствие, переживал развал государства и армии, как его защитницы. Но верил в Россию, в ее возрождение.

Человеком был бесхитростным и работящим, на первом плане всегда – не свой дом, а служба. Когда после смерти стали разбирать вещи Константина, ничего ценного, по обычным меркам, не нашлось. Вот только много книг о войне, которые он собрал из списанных библиотечных фондов, для этого специально ездил по Подмосковью. Он отдавал их в школы, училища, а что оставалось, хранил – не хотел, чтобы они были выброшены на свалку.

Вера

Судмедэксперт написал, что у подполковника Васильева на шее была глубокая рана от тесемки – убийцы пытались сорвать крест. Но не удалось. По свидетельствам друзей и родных, крест не был данью моде. Константин постоянно находился в состоянии духовного поиска, и, когда пришел в православие, верил глубоко и горячо. Известно, что молитвой он буквально с того света вытащил своего близкого друга, участника двух чеченских войн майора Антона Маньшина, который после ранения в сердце пять месяцев пролежал в коме. Специально ездил в Оптину пустынь, ночи на молитве выстаивал, и во всех храмах, где мог, подавал поминания о его здравии. И друг поднялся, снова в строю.

Понимая глубокую духовную связь матери и сына, я спрашиваю, из семьи ли была его вера?

– Мне кривить душой нечего, – говорит Надежда Степановна, – я не могла передать ему веру. Церковь в наше время считалась великим грехом. Одну девушку даже исключили из школы за то, что она была певчей. Он сам пришел к вере. Когда Костя рассказал мне об этом, я ответила: «Сыночек, как ты считаешь нужным, так и поступай. Веришь – верь, но только искренне. Ты при жизни будь настоящим человеком. И я буду рада».

А Константин по-другому и не мог, искренность была его неотъемлемой чертой. Он удивлял именно тем, что при любых обстоятельствах, всегда был одинаковым – самим собой. Поэтому и не смог остаться в стороне в этот день.

Друзья

После гибели Константина оказалось, что у него очень много друзей – людей, с которыми он служил в разных городах, которые любили его, для которых его смерть стала огромной личной потерей.

Саровский круг – самый давний. Как говорит один из друзей Константина со школьных времен, Андрей Душенко, их дружба сложилась уже после того, как они решили стать военными. Большое влияние оказал на ребят молодой военрук Григорий Антошенков, бывший десантник, капитан сборной по рэгби. Тогда, в 1980-е, выбрать путь военного – служить Отечеству – означало навсегда забыть о стабильном и высоком положении в жизни. И они пошли на это сознательно, и потому сдружились.

Понимание

Московский журналист Наталия Сухинина пишет: «Константин Иванович Васильев ушел из жизни в расцвете лет. По земным меркам, его смерть вызывает недоумение. Да, есть и те, кто говорит о бессмысленности его ночного похода в Театральный центр на Дубровку. Чего добился? Что изменил? Но у Божьего суда свои законы…»

– Когда сыночка отпевали, – рассказывает Надежда Степановна, – у него слезинка кровавая покатилась по щеке. Я ее платочком вытерла и думаю: «Как же так? Что это значит?» Утешил меня монах в Санаксарском монастыре: «Он у вас святой, убиенный, принял мученическую смерть… Эта слезинка – в знак благодарности, что Господь его принял, и все его любят, все жалеют о нем». С меня как сто пудов ушло.

Сто пудов с души, и материнскому сердцу чуть легче. А нам стал ли понятнее поступок Константина Васильева?

Летом друзья и сослуживцы Константина обратились к горожанам с призывом подписать ходатайство к президенту о присвоении Константину Васильеву посмертно звания Героя России. Многие откликнулись и пришли в дом матери. Пришли те, кто просто сочувствовал горю и кто понимал, что Константин Васильев совершил подвиг. Письмо с подписями горожан Надежда Степановна отправила президенту, откуда ей пришло подтверждение, что оно дошло до адресата и рассматривается. Уже официально признано, что подполковник Васильев погиб при исполнении служебного долга.

Нужно ли Константину Васильеву это признание? Более всего оно нужно нам.

В Москве имя подполковника Васильева уже носит детская военно-патриотическая дружина. В ее библиотеку передали друзья те самые сохраненные Константином книги. О нем пишут статьи в журналах и газетах, ему посвящают радиопередачи. В музее 20-й саровской школы, где он учился, его памяти отведено достойное место.

Когда Константин последний раз приезжал домой, он оставил маме свою любимую книгу – сборник патриотической лирики Николая Боголюбова «Умереть за Россию». Эпиграфом к ней – слова из Библии: «Будь верен до смерти и дам тебе венец жизни», а первой строкой в одном из стихотворений: «Умереть за Россию – дар, призванье…».

Свое высокое призвание подполковник Константин Васильев осуществил.

Фото из семейного архива Васильевых


просмотров: 7472 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >