главная arrow 2010 arrow ТВ Программа С.Доренко, не видавшая эфир

home | домой

RussianEnglish

связанное

Дирекция кинокомпании «CineFOG...
Память драгедии Норд-Ост
Добрый день. Меня зовут Алексей. Хотел бы помоч в создании ф...
04/10/19 15:40 дальше...
автор Алексей Чуваев

Петрова Таисия
Маленький город Ликино-Дулёво не остался в стороне от страшн...
26/09/19 12:24 дальше...
автор Доктор Равик

20 лет теракту в Волгодонске
годовщина теракта
Светлана спасибо за статью, очень важно помнить и жить дальш...
16/09/19 22:03 дальше...
автор Ирина

ТВ Программа С. Доренко, не видавшая эфир
Написал Сергей Доренко   
13.09.2010

ImageСегодня одиннадцатая годовщина взрыва на Каширке. Публикуем выдержки из программы С. Доренко, посвященная этой трагедии и подготовленная еще в 2000 году. Программа не вышла в эфир ОРТ в связи с тем, что Сергей Доренко отстранен от эфира.

Ведущий в кадре: Здравствуйте. Вот мы и прожили год с того времени, как были взорваны дома в Москве. Годовщина взрыва на Каширке — чуть позже, но в памяти эта серия взрывов не разделена. До Москвы был Буйнакск. После — был Волгодонск. Но москвичи привыкли уже к тому, что где-то на юге то вспыхивая, то затухая, идет война. И не очень об этом думали. Взрывы в Москве принесли страх. Страх перед тем как заснуть. Мысли о том, как это будет с тобой близкими, когда твой дом взорвется. И ненависть. Ненависть не только к террористам, но и ко всем чеченцам вообще.

И власть тогда получила от большинства из нас право пролить любую кровь, сделать все, абсолютно все, вплоть до применения ядерного оружия, если бы это помогло и лишь бы мы могли засыпать спокойно. Именно эти взрывы сделали нас сторонниками повсеместных обысков машин, сумок и карманов. Особенно когда обыскивают кавказцев. Именно эти взрывы сделали нас сторонниками самых быстрых и самых жестких мер по наведению порядка в Чечне любой ценой. И эти взрывы все еще гремят в душе каждого из нас.

Титр: Корреспондент ИЛЬЯ ФИЛИППОВ

Корр. в кадре: Официальная панихида по погибшим от взрыва дома на улице Гурьянова назначена на 11 утра. Однако большая часть жильцов дома приехала сюда ночью. Ровно год спустя. С 8-го на 9-е сентября. Люди решили помянуть своих родных и близких именно так, чтобы на часах, как и в момент трагедии, была полночь.

Титр: авторы репортажа Илья Филиппов, Михаил Сотников

Корр. за кадром:

Места, чтобы встать рядом с временным мемориалом, явно не хватало. Цветы и свечи ставили по очереди. Несмотря на позднее время, люди приходили даже с детьми. Кто прибывал позже — тихо здороваясь со знакомыми, сразу шли к деревянному кресту и гранитной плите, на которой написано, что здесь будет стоять часовня. В эту ночь каждый здесь вспоминает то, что испытал на этом месте год назад.

Женщина в кадре:

Когда это все произошло, не приведи Господь, у нас квартира рухнула просто. Остался там небольшой островок, на котором мы всей семьей уцелели, а рядом все соседи, все близкие, мы как родные, прожили в доме 25 лет, вот у Алеши, мы всех знали — родителей и родственников… и все погибли. Когда мы вот встали на землю, первые моменты, вы знаете, это было страшно: и стоны, и крики, и спасите, помогите, тяжело вспоминать… несли уже детей раненых…

Корр. за кадром:

Ночью сюда пришли те, кто потерял своих друзей. И конечно, те, кто потерял родителей или детей. Есть и люди, которые говорят, что потеряли всех. Взрыв на улице Гурьянова унес 109 жизней. Несколько тел не найдено. Говорят, что при разборе завалов люди ходили с ведрами и собирали останки. Теперь почти на месте трагедии возводятся дома. Территория застройки указана мэрией. Так этот участок выглядит днем. Свидетели взрыва утверждают, что раньше здесь обещали сделать аллею памяти.

Александр в кадре:

Я пришел — товарищ у меня погиб здесь. Самый близкий мой друг, которого я с пионерлагеря знал всю жизнь. Тело не нашли до сих пор, таких, по-моему 14 человек. Тех, которых не нашли и которых родственники могил не имеют. Им некуда прийти, кроме как к этому кресту. А к кресту они приходят, видят эту стройку, которая беспрерывно работает. И даже сейчас, когда эти люди собрались, они не прекращают работать. (Считаете, надо работу остановить?) Я не считаю, что надо остановить. Я более радикален, и я считаю, что ее не надо было вообще начинать. Но мораль и нравственность, это, наверное, не самое главное.

Корр. за кадром:

Выжившим после теракта выдали жилье. 369 квартир. Тем, у кого была прописка. Пострадавшие уверены, что помогать им — святой долг чиновников. Большинство чиновников убеждено, что долг полностью погашен еще в первые дни после трагедии. Поэтому эти дома, на этом месте — следующий этап жизни столицы. Который не касается пострадавших. Квартиры в домах уже продаются. Поселиться можно кому угодно. Если кто-то захочет.

Корр. за кадром:

Выживших после взрыва на Каширском шоссе, не считая тех, кого тогда не было дома — всего двое. Юрий один из них. После трагедии он 9 месяцев не вставал с больничной кровати. Но после выписки, 13-го числа каждого месяца он приходит сюда. Разговаривает с покойной женой и вспоминает то страшное утро.

Юрий Сафонцев в кадре:

У меня жена с испугом спрашивает, что это такое? Да не знаю! Хотел отмахнуться… и тут как понеслись вниз! Когда падение произошло, я не мог понять, что такое, может, думаю, я сплю. Бывает такое во сне — летишь там… А потом смотрю, вокруг меня камни, дышать нечем (начало хроники)

Сафонцев в кадре:

Через некоторое время я услышал недалеко от себя голоса. Я начал кричать, сразу начали меня откапывать. Когда я начал шевелиться, я думал, что сейчас меня вытащат. За руки давайте, тяните меня! Я думал, встану и пойду еще чего-то делать. Когда только потянули меня — вот тогда я боль почувствовал что-то серьезное (крик Сафонцева на хронике, спасатели: воды ему! Срочно воды! Поят из пожарного шланга) Они начали плиту подымать. Я готов был и погибнуть тогда. Для меня это не проблема. Я и жить-то не хотел, честно говоря, после этого.

Корр. за кадром:

Юрий говорит, что в него вдохнула жизнь собственная дочь, которая ухаживала за ним. На лечение ушли все деньги выделенные властями в качестве компенсации. После взрывов компенсация была до 75 тысяч рублей. В зависимости от ущерба. В новой квартире Юрий не живет — нет мебели, а денег второй раз не дают.

Сафонцев в кадре:

Я же не просто так обратился: дайте денег с потолка. Фонд-то существует! При префектуре данного округа, где был взрыв. И деньги там есть. И дочь моя — член совета по распределению денег. Я же не просто так обратился. Из этого фонда — и то, денег не дают. Почему?

Корр. за кадром:

Пострадавшим от взрыва на «Каширке» также выдали ключи от новых квартир. 39 комплектов. Только тем, кто был прописан во взорванном доме. Стекла и рамы соседних домов ремонтировали мастера не местного РЭУ, они были присланы в помощь руководителями района Печатники. То есть помогли соседи по несчастью — стекольщики и плотники были с улицы Гурьянова. Сейчас жильцы жалуются, что дома вокруг места взрыва необходимо ремонтировать капитально.

Жильцы в кадре:

Мы пришли — нам сказали, что вам ремонт делаться не будет, будет делаться только внешний вид. Так и ответили. Обращаемся — в лучшем случае нам что-нибудь обещают. А иначе просто скажут — мы вам не обязаны, вы хотите на халяву, за счет государства все сделать. Мы вам сделаем, другие тоже захотят.

Корр. за кадром:

Вот вид из окна на место трагедии из дома напротив. Блок стены с окном — явно отламывается от дома. Вот бумажный маяк, поставлен для контроля трещин. Маяк порван. А это стена дома снаружи. Трещина просто замазана раствором. Это Каширка. Здесь нужен капремонт. А на улице Гурьянова за властями осталось возвести часовню и аллею памяти.

PRESS ОБОЗРЕНИЕ


просмотров: 4662 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >