главная arrow мемориал

home | домой

RussianEnglish

связанное

Памяти погибших в Беслане
Aza was only 12 when she wrote these words in August 2004: ...
22/02/24 21:24 дальше...
автор Tony

Гришин Алексей
Памяти Алексея Дмитриевича Гришина
Светлая память прекрасному человеку! Мы работали в ГМПС, тог...
14/11/23 18:27 дальше...
автор Бондарева Юлия

Пантелеев Денис
Вот уже и 21 год , а будто как вчера !!!!
26/10/23 12:11 дальше...
автор Ирина

о комментарии

Спасибо вам, что вы проявляете неравнодушие, вскоре администратор сайта просмотрит ваше сообщение.
Пожалуйста заполните короткую форму и выберите кнопку для продолжения вашего сообщения.

имя:
 
e-mail
 
Причина сообщения
 
 
 

цитируемый комментарий
Из газеты "Московский комсомолец" от 4
автор: Лана, дата: 17-03-2007 09:59
Елена Якубенко (девичья фамилия Тараканова) всю жизнь расписывала детские сады, школы и часовни. Одна из таких церквушек находится в поселке Дубосеково, что под Волоколамском. 19 октября ей исполнилось 46 лет, а через неделю ее не стало. У женщины осталось двое детей — дочь Екатерина и сын Александр.  
— Мама сидела в 22-м ряду на 27-м месте, — рассказывает дочь Елены Александровны, Катя. — Больше месяца мы пытались найти людей, которые находились на соседних креслах, но все они погибли сразу во время штурма. Никого не осталось в живых, кто сидел в 22-м ряду. Видимо, как раз в конце зала находилась вентиляционная система, через которую запускали газ. 
Последний раз заложница позвонила детям на вторые сутки. Она сказала всего несколько слов: “Отойдите подальше от здания, мы живыми не выйдем”. Связь тут же оборвалась. 
В тот же день Екатерина с братом по совету психологов вышли к зданию, где собирались родственники заложников, с плакатом: “Мама, мы тебя ждем”.  
— Она была абсолютно здоровая. Патологоанатом производил вскрытие — ни один из органов не поврежден, инфаркта не было, — вспоминает дочь. — Врачи сразу сказали: “Острое отравление”, — но в строке “причина смерти” поставили прочерк. 
За час до штурма здания из Венесуэлы позвонила сестра-двойняшка Елены Александровны. 
— Что там известно о Леночке? Мне с сердцем плохо, ох чувствую что-то очень нехорошее, — плакала она в трубку. 
Начался штурм. О том, что в здание на Дубровке только что пустили газ, еще никто не знал. А в это же время на другом конце земного шара, домой к двойняшке Ольге несся реанимационный автомобиль. Врачи диагностировали клиническую смерть...  
Женщина вскоре пришла в себя, но звонить пожилым родителям в Москву уже не имело смысла. “Я знаю — Лена погибла”, — это были ее первые слова после возвращения с того света.  
Елену Якубенко похоронили 29 октября на Митинском кладбище, проститься с ней пришло около 200 человек. На следующий день дети забрали вещи матери. 
— Сотовый телефон мы так и не нашли, но в сумочке все сохранилось, — рассказывает Катя. — У мамы в записной книжке была копия паспорта. На обратной стороне листа она написала завещание. Внизу поставила дату — 23.10.02 г. Все еще только начиналось, до штурма оставалось трое суток. Но, видно, мама уже ни во что не верила...