home arrow memory book arrow Belousova, Lyubov

home | домой

RussianEnglish

similar

Показ фильма «Общее/ частное. Норд-Ост»
Фильм был доступен до 1 ноября текущего года.
01/11/21 22:30 more...
author Дирекция кинокомпании

Показ фильма «Общее/ частное. Норд-Ост»
Наша боль
Смотреть, как плачут мужчины-непросто. Трагедия "Норд-Оста" у нас общая и боль общая...Мы переживаем ее и проживаем эти ...
26/10/21 16:41 more...
author Алена

WE WILL NOT DIE
Чечня скорбит вместе с вами.. Простите………….
26/10/21 19:26 more...
author Фатима

Prisyazhnova, Elena
Похоронена на Новолюберецком кладбище.
08/09/21 08:50 more...
author Анна

Deveen, Andre
Спустя годы
Спустя годы, хочу сказать тебе спасибо, Андрюша. Вот не стало уже давно и сенсея Девида и Оксаны и тебя и Майи. Но я из ...
14/07/21 03:55 more...
author Бусарова (Катькалова Марина)

Belousova, Lyubov
Written by Белоусовы   
Четверг, 23 Октябрь 2008

Age 28, from Perm, Russia.

1Born in Perm on April 30th, 1974. Worked as specialist in the accounting division of Perm Petroleum Works.

It was a shock… The morning news about the seizure of the theater at Dubrovka was horrible enough… People had gone there to relax, to get pleasure from the show, but as a result… But as a result they tell you that your loved one, a person whom you saw every day, who every morning you sit at the table next to her, with whom you talk about work and chat about the daily matters, with whom you share your problems and ask for advise and assistance… And now you start to remember WHAT it is, to understand how much a single work can hurt people, wound and ruin…

Lubov… Lubov Belousova… When you are 27 years old you always think only about the good and the pleasant, you remember the happy times in the past and make plans for the future… To fall in love and get married, then later have a little son and daughter, and to be together forever and never part… And that mother and father would be healthy and happy and to help them around the house, the garden, the yard…

A zeal to learn new things, her self-realization and the acknowledgement of those around her, her constant work to get ahead in her studies at the difficult international business college at the university, all this demanded that she give it her all, and have lots of self-discipline. Luba had it all. She succeeded at everything: she managed to look like a cover girl, kept up with her studies and her work, and never forgot her friends.

But fate ordered otherwise… Her life was torn away before it ever had a chance to begin, and grief entered our home… The death of a loved one is hard for all around, but when it is YOUR child who dies from a trip to the theater – this is absurd… You just cannot get it through your head, it is impossible to understand… It is unjust, harsh, and… And now there is only emptiness…

Luba is no more, no more Luba-Lubashka-Lubanchik… She remains in our memory, and in the memory of those who loved her, those who to whom she was dear and close, and that is how it is and how it shall be while we are alive, while she lives in our memory…

By the Belousov family

HER EXPRESSION WAS SOMEWHAT SAD

Larissa Seleznyova, chief of investment planning for one of Perm’s businesses, recalls Lubov Belousova: “The tempo her life was very fast.” Lubov and Larissa worked in the same office. “In the mornings she went to work, and every evening she went to school: she was studying English. I can’t imagine when Luba had time for the salon, the stores… She also went to school on Saturdays, or went with her parents to their weekend house and helped with the garden.”

According to Seleznyova, Luba dreamed of moving to Moscow, and so she was leaning a foreign language, which is a requirement for work in one of the companies in the capital city. One cannot even count the girl’s talents. “Luba’s first degree was as a food technologist,” said Larissa. “I still remember her pirozhki and sweet rolls, which she did not merely cook from a recipe, but invented on her own.”

“Luba was brought to the plant by her father, who back then was working as deputy director of production,” recalls former director Raisa Rutskina. “ We agreed that if she couldn’t handle the work, then she had to leave immediately. But this never happened. Luba quickly mastered it and became an irreplaceable part of the team. She often remained here after work.” Luba Belousova was sent to Moscow for a seminar. “I remember how she brought the documents to me for signature,” continued Raisa. “On leaving the office, Luba turned around, and her expression was somewhat sad.”

By Mikhail Danilovich in ‘The Perm News’, October 24th, 2008


Views: 15614 | E-mail

  Comments (3)
1. «Норд-Ост»
Written by Светлана Губарева website, on 07-08-2008 19:56
Пять лет назад 23–26 октября стали для нашей страны траурными днями. Многие с ужасом вспоминают страшную трагедию, унесшую жизни 130 человек.

Захват заложников чеченскими террористами 23 октября 2002 года в г. Москве — одна из крупнейших в истории трагедий. Более пятидесяти хорошо вооруженных боевиков удерживали около восьмисот ни в чем не повинных граждан в здании Театрального центра на Дубровке, готовом рухнуть в любой момент от заложенной в нескольких местах взрывчатки. В течение трех суток весь мир с замиранием сердца следил за событиями, развернувшимися в столице нашей страны. В течение трех суток сотрудники российских спец. служб готовили и реализовывали план по освобождению заложников. В течение трех суток родственники и друзья находившихся в руках террористов людей, пребывали в постоянном ужасе и страхе за жизнь своих близких.

В заложниках у террористов было шестеро пермяков, в числе которых и две сотрудницы ООО «Пермнефтегазпереработка» Любовь Белоусова и Марина Вэй, а также Светлана Кузнецова, работающая в ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ». 26 октября, после проведения операции, большинство заложников удалось освободить. Среди освобожденных заложников была Марина Вэй, работающая в то время методологом нашего Общества. Но для некоторых людей этот кошмар не был закончен. 130 человек не удалось спасти… Трагически оборвалась в эти дни жизнь Любы Белоусовой, работающей в то время специалистом отдела бюджетного и инвестиционного планирования. Все, кому когда-либо приходилось общаться с Любой, по работе или в неформальнойобстановке, говорят о ней только хорошее. Она была красавицей, добросовестным, ответственным и грамотным специалистом, хорошим другом, любящей дочерью… Любе было всего 28 лет…

Мы всегда будем помнить то, как она жила и скорбить с родителями и родственниками о том, что ее с нами нет… Выражаем глубокие соболезнования всем родственникам и близким людей, оказавшихся в центре тех ужасных событий, которые останутся в памяти людей на долгие годы.

С сайта предприятия «Пермьнефтегазпереработка», октябрь 2007 года
http://www.pngp.ru/press/pages/2007/13/
2. любочка
Written by андрей, on 14-05-2010 13:47
Любаша мы тебя любим и помним!
3. Память о Любе
Written by Марина Вэй, on 27-10-2012 02:34
Дорогая моя Люба!

Помню тебя и буду помнить всегда. 10 лет собиралась написать и не могла. Начинала писать и одновременно начинала плакать. Просто до сих пор не могу поверить, что я жива, а ты нет. Мы же не думали, когда сидели в зале, что кто-то из нас выживет, а кто-то нет. Половинчатые варианты исхода мы с тобой не представляли — или выживем или умрем.
Света Кузнецова тоже погибла, и Тамара Владимировна Войнова тоже. Вообщем получается, что из всех близких мне людей никто не выжил. Выжила только я.
Я все помню. Я ничего не забыла.
Помню, как во время захвата мы сидели на первом ряду, я на третьем, а ты на четвертом месте. Как нам было страшно на том первом ряду, так как мы были самые первые в случае расстрела людей.
Помню, как попросились пересесть на второй ряд и как мы были счастливы, что пересели. На втором ряду мы смогли немного успокоиться.
А потом появилась связь и мы позвонили домой. Только ты не смогла сказать своей маме, что мы в Норд-Осте…
Помню как пожали друг другу руки, когда террористы начали молиться. Мы же тогда думали, что нас сейчас взорвут. И сколько еще раз мы молча прощались с тобой. Говорить о смерти было невозможно, молча переживали происходящее с нами.
А как мы договорились с тобой не звать Свету пересесть к нам. Думали, что вдруг она выживет сидя на своем 18-м ряду. А мы нет. Как будто на том свете нас бы мучила совесть за такое предложение в случае нашей гибели.
А потом мы познакомились с Тамарой Владимировной Войновой. Ей необходимо было общение, общение с людьми, которые бы ее понимали. И мы с тобой стали для нее родными людьми. И она стала для нас родным человеком.
Так мы втроем и пережили все это ужасное время.
И помню последние наши минуты, когда мы могли еще видеть друг друга и говорить друг с другом. Во время штурма мы сидели на третьем ряду. Наша половина ряда не спала, хотя в зале очень многие спали. Было очень тревожно. Смотрели телевизор, выступление Марка Розовского, новости … В фойе прозвучали выстрелы, мужчины боевики из зала побежали в фойе. Мы подумали, что сейчас в зале будут стрелять. Все в нашем ряду присели. Потом мы почувствовали газ. Тамара Владимировна сказала, что всем необходимо намочить платки и дышать через них. Все мы выполнили. А потом я повернулась к тебе, и сказала, что у меня кружится голова. И все, больше я ничего не помню.
Очнулась в больнице. Резко открыла глаза и увидела свет. И поняла, что все закончилось и мы живы. Тут же подбежали врачи и стали спрашивать имя, фамилию, номер телефона. Я понимала, что надо сказать, в голове уже кружились мысли, а говорить я не могла. И думала, как кратко сказать, что я из Перми, что зовут меня Марина Вэй, что мой номер телефона такой-то. И мне удалось сказать имя, фамилию, город и номер домашнего телефона. И я уснула.
Потом меня разбудили. Пришли брать показания. Я уже могла говорить. Потом попросили расписаться за данные мной показания. Я в свою очередь попросила прочитать текст. Мне его дали. И оказалось, что я не вижу текста, перед глазами туман. Мне зачитали текст, и я расписалась.
К вечеру я окончательно пришла в себя. К 23 часам мне сняли капельницу.
На тот момент в больнице мы еще не знали что погибли люди. Сказали, что операция прошла успешно, жертв нет. Мы не сомневались, что все спасены и живы. Думали, что надо просто объехать все больницы и вы найдетесь.
Тебя искали, искали Свету. Искали твои мама и папа, мои сестра и ее муж, Светины родственники. В поисках помогало очень много хороших людей. Сначала мы не сомневались, а потом, после поступления известий о жертвах, верили, что вы живы.
Я не могла участвовать в поисках. В больнице мы смотрели новости по телевизору, делились информацией о поиках друг с другом. И надеялись…
Вы погибли… Причины вашей гибели до сих пор остаются тайной. Твоя мама хотела сама одеть тебя в морге. Ей не разрешили. Она купила тебе красивое свадебное платье…
Люба!
Мы тебя все помним и любим. Ты же знаешь, что никто тебя не забывает. Твою могилку часто навещают родственники и друзья.
Твоя мама сейчас очень переживает, что не может ездить к тебе каждые выходные, как они ездили раньше с твоим папой. Папа умер в этом году…
Ты должна знать, что мы тебя любим и помним.

Write Comment
  • Please keep the topic of messages relevant to the subject of the article.
  • Personal verbal attacks will be deleted.
  • Please don't use comments to plug your web site. Such material will be removed.
  • Just ensure to *Refresh* your browser for a new security code to be displayed prior to clicking on the 'Send' button.
  • Keep in mind that the above process only applies if you simply entered the wrong security code.
Name:
E-mail
Homepage
Title:
Comment:

Code:* Code
I wish to be contacted by email regarding additional comments

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Prev   Next >