home arrow memorial

home | домой

RussianEnglish

similar

Tyukachev, Alexander
Валентин Павлович, Ваша жена не является нашим родственником
11/12/21 20:54 more...
author Ольга Патрушевa

Показ фильма «Общее/ частное. Норд-Ост»
Фильм был доступен до 1 ноября текущего года.
01/11/21 22:30 more...
author Дирекция кинокомпании

Показ фильма «Общее/ частное. Норд-Ост»
Наша боль
Смотреть, как плачут мужчины-непросто. Трагедия "Норд-Оста" у нас общая и боль общая...Мы переживаем ее и проживаем эти ...
26/10/21 16:41 more...
author Алена

WE WILL NOT DIE
Чечня скорбит вместе с вами.. Простите………….
26/10/21 19:26 more...
author Фатима

Prisyazhnova, Elena
Похоронена на Новолюберецком кладбище.
08/09/21 08:50 more...
author Анна

Report a comment

Thank you for taking the time to report the following comment to the administrator of this site.
Please complete this short form and click the submit button to process your report.

Name:
 
E-mail
 
Reason for reporting comment
 
 
 

Comment in question
Кочат Евгений
Written by Медриш Ирина, on 03-04-2011 13:45
Женя учился у меня по музыкальной литературе и был любимым учеником. Обо всем имел собственное мнение, с ним было не всегда легко, но всегда интересно. Высокий, красивый, умный, ироничный – он был на своем курсе лидером. Его уважали за порядочность, честность, целеустремлённость в профессии; в нем ощущалось внутреннее достоинство. 
На госэкзамене сыграл блестяще. Казалось, он - баловень судьбы. Но все оказалось иначе. Судьба словно все время испытывала его. Так было в армии, так было и после. Из армии он писал мне письма, я отвечала. Он никогда не жаловался, и я случайно, гораздо позже, узнала, какие ужасы пришлось ему пережить солдатом в “горячих точках”. 
Женя всегда оказывался в центре событий – культурных, исторических. Мы все радовались за него, когда он поступил в Гнесинку, гордились его успехами. Когда Женя приезжал в Черновцы, он обязательно приходил ко мне, и мы часами беседовали. Он был прекрасным рассказчиком, глубоким, настоящим музыкантом. В нем была жизненная мудрость, и мне иногда даже казалось, что он старше меня. Привозил он “на смотрины” свою жену Сашеньку; и так трогательно они смотрелись рядом: маленькая, хрупкая Саша и сильный, высокий Женька… Вот так же рядом сидели они в тот последний день его жизни в “Норд-Осте”… 
У меня остались подарки Жени: несколько книг по искусству, пластинки, а главное – кассета с записью концерта струнного квартета, созданного Женей, которым он гордился, в котором играла и Сашенька. 
На пианино у меня стоит фотография Жени, с которой он смотрит, как всегда, с легкой иронией. 
Мне его очень не хватает. 
 
Ирина Медриш, преподаватель Черновицкого училища искусств. 
 
Zhenya (Yevgeniy) was in my music literature class, and was my favorite student. He had an opinion about everything, and though it was not always easy with him, it was never boring. Tall, handsome, clever, and ironic, he was the leader of his course. He was respected for his decency, honesty, and commitment to the profession: one could sense an inner dignity about him. 
During the state examinations, he played brilliantly. He seemed to be fortune's darling, but everything turned out otherwise. Fate was always putting him to the test: in the army, and afterwards. When he was in the army, he would write me, and I would write back. He never complained about anything, but later I happened to find out what horrors he experienced as a soldier in the ‘hot spots’. 
Zhenya was always in the thick of cultural and historical events. We were all happy for him when he got into the ‘Gnesinka’ (the Gnesin Institute of Music), and were proud of his success. Whenever Zhenya came to Chernivtsy, he would always come see me, and we would talk for hours. He was a wonderful storyteller, deep, and a real musician. He had wisdom about life, and sometimes I even thought he was older than me. He brought his wife Sashenka along ‘for inspection’ once. They looked so touching side by side: frail, little Sasha and big, strong Zhenya... Here they are just sitting together at ‘Nord-Ost’ on the last day of his life... 
I still have Zhenya’s presents: several books about art, records, and, most important, a cassette recording of a concert by the string quartet that he founded. He was proud of it, and that is where Sashenka played. 
On my piano is a Zhenya’s portrait, from which he looks at me, as always, with irony. 
I really miss him. 
 
By Irina Medrish, teacher at the Chernivtsy School of the Arts.