home arrow memory book arrow Yakubenko, Elena

home | домой

RussianEnglish

similar

Показ фильма «Общее/ частное. Норд-Ост»
Фильм был доступен до 1 ноября текущего года.
01/11/21 22:30 more...
author Дирекция кинокомпании

Показ фильма «Общее/ частное. Норд-Ост»
Наша боль
Смотреть, как плачут мужчины-непросто. Трагедия "Норд-Оста" у нас общая и боль общая...Мы переживаем ее и проживаем эти ...
26/10/21 16:41 more...
author Алена

WE WILL NOT DIE
Чечня скорбит вместе с вами.. Простите………….
26/10/21 19:26 more...
author Фатима

Prisyazhnova, Elena
Похоронена на Новолюберецком кладбище.
08/09/21 08:50 more...
author Анна

Deveen, Andre
Спустя годы
Спустя годы, хочу сказать тебе спасибо, Андрюша. Вот не стало уже давно и сенсея Девида и Оксаны и тебя и Майи. Но я из ...
14/07/21 03:55 more...
author Бусарова (Катькалова Марина)

Yakubenko, Elena
Written by мама, сестры, дочь   
Пятница, 26 Сентябрь 2008

Age 46, from Moscow, Russia.

I cannot speak of my mother in the past tense.  She is in the pictures that surround me and in the house that she built with her own hands.  She is in the flame of the candle that I often light, as if keeping the family hearth.  As a holy icon, she assisted in the birth of long-awaited grandsons.

 

Like my mother, my oldest son has wavy hair and blue eyes.  Like his grandma, he is very interested in sketching.  I cannot explain it, but once at the weekend house my son asked me to draw something for him.  I was busy fixing dinner and answered: “Later, no time now, dinner’s burning.”  Afterwards I went over to him and asked what he wanted me to draw, and he answered: “No problem.  Grandmas already drawn everything for me.”

 

Perhaps I should not teach my sons such adult things, but they already know that Grandma died and became a little star in the sky.

 


Written by her daughter, Yekaterina.

A video of Katya talking about her mother can be viewed here.

 


I wish to talk about my daughter, Elena Yakubenko.  In 1956 twins — Olya and Lena — were born to Aleksandr Alekseevich Tarakanov and Tamara Grigoryevna Tarakanova.  Our family already had a four and one-half year-old daughter named Natasha, and so in a single day we became a large family.

 

There was no limit to our happiness.  The girls grew up healthy, surrounded by love and care.  They got good grades, took figure skating, and at age six they entered music school.  Natasha took violoncello, while Olya and Lena learned the violin.  ‘Lenochka’ had perfect pitch, but from the very beginning her favorite pastime was sketching.  It was a struggle to convince her that she had to finish music before she could attend art school.

 

Something happened, however, that helped her dream of studying art to come true.  1970 was a jubilee year, 100 years since V. I. Lenin’s birth.  A contest was held in Moscow schools for the best picture.  Completely unexpected, Lena took first place.  In the main building of the Young Pioneers in the Lenin Hills she was presented with a first-place certificate.  Because of the advice of her art teacher and the judges, she had to quit music lessons and go to art school.

 

2She enjoyed her studies, and after graduation from art school she entered the costume department of the Theatrical Art Institute.  She graduated and sketching became her profession.  During her short life she left behind a large quantity of pictures.  She designed schools and kindergartens, camps and discotheques.  Oh, how marvelously she designed the chapel at the Dubosekovo monastery!

 

Lenochka was a gifted person.  She not only was able to draw, but was fascinated by music, literature, the theater, and often went to exhibitions and traveled on excursions.  She traveled a lot.  She introduced her two children to art.  Our family had many friends, and Lena was sociable and hospitable.  She loved guests and had many friends.  She did not know how to argue and was a caring daughter, sister, mother, and loving aunt to her many nieces and nephews.  Lena loved life, people, animals, and nature.

 

She rushed to live and did quite a lot.  She raised her children and played for them at their weddings.  She built a weekend house, to which she loved to travel winter and summer.  It had unusual architecture and interiors.  Lena did everything with her own hands.  She painted the walls, ceilings, and doors, sewed the blinds, and designed the interior.  Three months before her death she was like a grandmother, as a nanny to her grandniece, giving fully to her, and experiencing enormous pleasure in return.

 

October 19th is the birthday of Lena and Olya, and so Lena bought a ticket to the musical ‘Nord-Ost’, which she had dreamed of seeing.

 

October 23rd she went to the theater alone, fortunately, since her daughter and son-in-law were celebrating their third wedding anniversary.  She promised to return for tea and cake.  Suddenly the telephone: “Don’t wait up, I’m a hostage…” From October 23rd to the 26th family, friends, and loved ones day and night were held captive as well.  Even more terrible torments began after the assault as we searched for her, first in hospitals, then in morgues.

 

Someone famous was once asked what is happiness, and he answered: “Happiness is when there is no unhappiness.”

 

A new time began for our family.  Lena is gone, but at the same time she is still with us.  How could we, her parents, survive this grief?  I do not know how we lived through it.  This grief is not healed by time.  After Lena’s death my husband and I became invalids in the full meaning of the word.  The loss of a daughter at the height of her life and health, of her creative plans, this is unbearably heavy.

 

When they asked me to write about my daughter I came to a dead end, since these are just words and phrases, how can I express the pain, bitterness, and sufferings of the days and sleepless nights?  There are no words.

 

 

Written by her mother, Tamara Grigoryevna Tarakanova.


Views: 13773 | E-mail

  Comments (10)
1. Из газеты «Московский комсомолец» от 4
Written by Лана, on 17-03-2007 09:59
Елена Якубенко (девичья фамилия Тараканова) всю жизнь расписывала детские сады, школы и часовни. Одна из таких церквушек находится в поселке Дубосеково, что под Волоколамском. 19 октября ей исполнилось 46 лет, а через неделю ее не стало. У женщины осталось двое детей — дочь Екатерина и сын Александр.
— Мама сидела в 22-м ряду на 27-м месте, — рассказывает дочь Елены Александровны, Катя. — Больше месяца мы пытались найти людей, которые находились на соседних креслах, но все они погибли сразу во время штурма. Никого не осталось в живых, кто сидел в 22-м ряду. Видимо, как раз в конце зала находилась вентиляционная система, через которую запускали газ.
Последний раз заложница позвонила детям на вторые сутки. Она сказала всего несколько слов: “Отойдите подальше от здания, мы живыми не выйдем”. Связь тут же оборвалась.
В тот же день Екатерина с братом по совету психологов вышли к зданию, где собирались родственники заложников, с плакатом: “Мама, мы тебя ждем”.
— Она была абсолютно здоровая. Патологоанатом производил вскрытие — ни один из органов не поврежден, инфаркта не было, — вспоминает дочь. — Врачи сразу сказали: “Острое отравление”, — но в строке “причина смерти” поставили прочерк.
За час до штурма здания из Венесуэлы позвонила сестра-двойняшка Елены Александровны.
— Что там известно о Леночке? Мне с сердцем плохо, ох чувствую что-то очень нехорошее, — плакала она в трубку.
Начался штурм. О том, что в здание на Дубровке только что пустили газ, еще никто не знал. А в это же время на другом конце земного шара, домой к двойняшке Ольге несся реанимационный автомобиль. Врачи диагностировали клиническую смерть…
Женщина вскоре пришла в себя, но звонить пожилым родителям в Москву уже не имело смысла. “Я знаю — Лена погибла”, — это были ее первые слова после возвращения с того света.
Елену Якубенко похоронили 29 октября на Митинском кладбище, проститься с ней пришло около 200 человек. На следующий день дети забрали вещи матери.
— Сотовый телефон мы так и не нашли, но в сумочке все сохранилось, — рассказывает Катя. — У мамы в записной книжке была копия паспорта. На обратной стороне листа она написала завещание. Внизу поставила дату — 23.10.02 г. Все еще только начиналось, до штурма оставалось трое суток. Но, видно, мама уже ни во что не верила…
2. Written by Елена, on 24-10-2007 16:14
С сестрами Таракановыми я училась в школе. Лена была застенчивой милой девочкой, светленькой, красивой, очень доброжелательной. Мы не были подругами, но от встречи и общения с ней всегда оставалось приятное теплое чувство.
Я знаю, она училась в художественном училище, была талантливой художницей.
Потом я ухала из Тушина и мы больше никогда не виделись, к сожалению.

А потом мне позвонил наш бывший комсорг и сообщил ужасную новость.
Чувство было ошеломительным.
Потому что, конечно, мы все переживали с момента захвата Центра на Дубровке, и неотрывно слушали новости, и горевали по погибшим, и сочувствовали их близким, но это было как бы общее человеческое чувство,хотя и очень сильное.
Совсем другое чувство ты испытываешь, когда это случается с твоим знакомым. Когда чувствуешь, что это могло случиться с тобой и твоими детьми — потому что вы давно собирались с ними на этот спектакль; и потому что твоя дочь пару раз ходила на занятия в группу ирландского танца в тот самый Центр на Дубровке и в принципе могла пойти и в тот роковый вечер и оказаться со всей группой среди заложников…
Ужасно, ужасно…

Я была на Леночкиных похоронах. На отпевание в Храме Спаса на Волокламском шоссе и на кладбище в Митино пришло много наших одноклассников. Леночку все любили… Светлый была человек.

Вечная память ей и всем погибшим заложникам!
3. Written by Наталья Торопова, on 03-04-2008 16:28
Лена Якубенко — моя младшая сестра, мне её очень не хватает и не только мне, но и всем, кто знал её, любил и продолжает любить и помнить. Как мы все пережили эту трагедию трудно описать. Нет слов, что бы выразить всю нашу боль от утраты. Лена, у тебя прекрасные дети, а теперь и четверо внуков, которых тебе не случилось увидеть, но иногда кажется, что ты все видишь и знаешь, так велико желание, что бы ты была с нами сейчас…
4. Written by slava blyakher, on 25-09-2008 05:06
светлая память очень хорошему и любимому человеку и пусть земля будет пухом
5. Помню и люблю мою подругу
Written by Надежда Фомичева, on 26-09-2008 16:48
Люблю и помню мою дорогую подругу! Леночка, как мне не хватает тебя! Общение с тобой было для меня всегда праздником, овеянное душевным теплом.Уже прошло достаточно много времени со дня трагедии на Дубровке,но память в моем сердце сильнее времени. Мы учились вместе с Леной в театрально-художественном училище.
У нас была дружная группа, мы до сих пор собираемся вместе, вспоминаем нашу Леночку добрым словом.Она была светлым и талантливым человечком, вырастившая и воспитавшая достойных детей. Очень жаль, что жизнь ее оборвалась так рано.Леночка, светлая память тебе!
6. Written by Ольга, on 27-09-2008 03:13
Моя двойняшка Лена… за год до этих страшных событий, в наш с ней день рождения 19 октября, получаю от Лены письмо с поздравлением:
«Оля, поздравляю тебя с 45-летием! Как ощущения? У меня — ужасные. Даже не знаю, что пожелать, видимо, хорошего настроения, остального видимо не дождешься. Остается радоваться тому, что имеешь, а лучше тому, чего не имеешь…»
Помню, последняя фраза меня тогда поразила и врезалась в память, я с недоумением вчитывалась в эти строчки, подчеркнула их маркером — это так не характерно для веселой, смешливой сестры?!
Через год,19 октября, за 4 дня до беды, по телефону поздравляем друг друга с нашим общим днем рождения, счастливые, веселые и … опять сжалось сердце, когда Лена радостно сообщила, что идет на спектакль, и было странным это неприятное ощущение, тем более, что для меня и Лены театр был, как часть жизни, мы там «восстанавливались», это была наша среда обитания. Мы тогда долго болтали по телефону, Лена волновалась: "Оль, ты все деньги проговоришь! (из другого города), а я не могла наговориться. Это был последний наш разговор.
В детстве мы с ней устраивали детские праздники — спектакли с соседскими детьми, что-то рисовали, шили, придумывали. У Лены был свой мир — весной мы с ней подолгу рассматривали проталинки, она видела в этих узорах дворцы. Могла любоваться каплей росы. На даче мы валялись на траве в полуденном зное, Лена любила разглядывать облака и рассказывать, на кого они похожи, потом это все перенесется в ее картины, где обязательно в листве дерева вдруг увидишь чей-то профиль, или в валунах и скалах на ее картине угадывается морда любимой собаки — южно-русской овчарки. А какие стихи она сочиняла на утренники детям в саду и школе, затейница — газеты быстро на ходу придумывает, рисует, всех организовывает, тормошит, куда-то зовет, то на концерт, то на выставку, детей без устали везде с собой везет не только своих двоих, но и еще 2–3 племянников прихватит. На предпоследний день рождения подарила мне свою картину с взлетающим журавлем или аистом, очень похожая на ту птица, что теперь на стелле на Дубровке. А весной на крышу Лениного дома на даче прилетели аисты, мы замерли… от такого чуда, ни раньше, ни потом мы такого не видели.
На первую годовщину гибели в Тушинском выставочном зале ее детьми была создана и проведена выставка Лениных работ, о которой она мечтала при жизни…. И еще… на иконе, которую она написала для часовни в Дубосеково, Лена изобразила моих двух младших детей с Ангелом-Хранителем, теперь она нас охраняет. За год до гибели я получаю от Лены видеозапись со свадьбы ее сына, Лена в камеру обращается ко мне, улыбается, машет, раскинув руки: «Оля, я жива!» Так она у меня и стоит перед глазами. Я потом только поняла, что потеряла не просто сестру — двойняшку, а часть себя….
7. Written by Торопова Наталья, on 27-09-2008 03:19
Якубенко Елена — моя младшая сестра, моложе меня на 4 года, но с годами разница в возрасте постепенно стиралась, и мы стали хорошими подругами.
Лена жила интересно, полноценно, сохраняя способность радоваться и удивляться, хотя ее жизнь не назовешь легкой. Она обладала удивительной работоспособностью и успела много сделать хорошего и доброго в жизни. А именно: вырастила двоих детей, честных и порядочных. Была любящей и заботливой дочерью, сестрой, женой, другом. Доброжелательная, мягкая, женственная, отзывчивая — она обладала веселым нравом, тонким юмором, с ней всегда было радостно, она заразительно смеялась и умела с оптимизмом воспринимать жизнь во всех ее проявлениях. Она прекрасно рисовала, ее картины украшают не только наши дома, но и общественные учреждения, вырезала по дереву, отлично шила, вязала, выращивала цветы, любила работать на дачном участке, построила там дом, причем, многое делала своими руками.
Этот уютный дом на даче стал местом, где собирались все вместе, и родные и друзья, на выходные, дни рождения, устраивались торжества. Лена очень любила приглашать и принимать гостей. Сидели допоздна у костра, слушали музыку, танцевали, разговаривали, спорили, шутили. Лена была душой компании, сплачивающим звеном всех нас, часто забегали соседи на огонек, друзья ее детей любили бывать у Лены, было уютно, тепло и весело, надежно и хорошо рядом с Леной всем. Нам очень часто вспоминаются эти счастливые веселые дни и вечера.
А сейчас, спустя 6 лет, на этом же месте слышу звонкие детские голоса у костра — это четверо маленьких внуков Лены радуются беззаботной жизни. Лена очень мечтала о внуках, но не успела их узнать, но, кажется, она рядом, и хочется верить в чудо, что она их видит, оберегает, любит, смотрит с облаков на нас всех и чувствует, как мы без нее тоскуем. Она всегда в наших сердцах и памяти.
8. Written by Олия, on 29-10-2011 05:22
Я несколько лет знакома с семьёй Таракановых. Потерять дочь, умную, талантливую, красивую, МОЛОДУЮ!!!, любимую, любящую… Это просто непозволительно! Я видела картины Елены, видела портреты, находящиеся в доме родителей. Я не была с ней знакома, но мне хватило восприятия через её творчество, рассказы о ней от самых близких! Да это и не важно… ЛЮДИ (все), которые побывали в этом аду… они все хорошие, замечательные, … только нет их уже! Я соболезную родным и близким Елены, а также родным всех заложников, погибшим в те страшные дни. И виню тех, кто не обеспечил оказание должной помощи во всех ракурсах!!!!!!!!!!
9. Written by Елена, on 23-10-2012 16:00
Вот уже 10 лет прошло…
Но скорбь наша не утихла, и память наша с нами…
Невыносимо жалко молодых и талантливых, жалко погибших детей, жалко всех.
Вечная всем память!
Души их во благих водворятся!..
10. Written by Наталия, on 23-10-2012 20:10
У меня лично никто там не погиб, но почему же я чувствую, что потеряла их всех? Как больно, как невыносимо горько, как несправедливо.
Думаю, если бы депутаты Думы или члены правительства тогда вызвались бы быть заложниками вместо всех этих людей, может быть, мы бы жили сейчас с хоть какой-то надеждой на лучшее будущее,ну, хотя бы для наших детей. А так-только боль, горечь от невосполнимости утраты.
Вечная память погибшим!

Write Comment
  • Please keep the topic of messages relevant to the subject of the article.
  • Personal verbal attacks will be deleted.
  • Please don't use comments to plug your web site. Such material will be removed.
  • Just ensure to *Refresh* your browser for a new security code to be displayed prior to clicking on the 'Send' button.
  • Keep in mind that the above process only applies if you simply entered the wrong security code.
Name:
E-mail
Homepage
Title:
Comment:

Code:* Code
I wish to be contacted by email regarding additional comments

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Prev   Next >