home arrow 2004 arrow Ложь о 'Норд- Осте' смертельно опасна

home | домой

RussianEnglish

similar

Памяти Сергея Карпова
Наш дорогой Сергей
Наш дорогой Сергей, Ты оставил нас, став жертвой пандемии Ковида 19, почти в ту самую дату, когда мы планируем собрат...
09/10/20 19:13 more...
author Kristian Maton - Robert Prospe

Памяти Сергея Карпова
Памяти Сергея Карпова
Светлая память замечательному человеку. Царствие Небесное. Не смогу сказать без слез нас обьединило огромное горе 18 лет...
07/10/20 08:13 more...
author Екатерина

Памяти Сергея Карпова
Прощание
Отпевание Сергея Карпова состоится 8-го октября в Храме на Дубровке в 11-30
05/10/20 16:18 more...
author Светлана Губарева

Памяти Сергея Карпова
Памяти Сергея Карпова
facebook.com
10/10/20 15:29 more...
author Ирина Халай

Shifrina, Anna
Как тепло написано о маме, друге, коллеге, учителе. Я по вашим воспоминаниям, представляю воочию, какой она была! Собо...
21/09/20 14:25 more...
author Ольга

Ложь о 'Норд- Осте' смертельно опасна
Written by Зоя Светова   
Вторник, 26 Октябрь 2004
There are no translations available

Русский курьер

Сегодня два года назад на рассвете начался штурм Театрального центра на Дубровке. Мой старший сын, который всю ночь слушал радио, разбудил меня: «Вставай, там начался штурм!» Я помню это ни с чем не сравнимое чувство страха и надежды: «Что же будет? А может быть, всех спасут?»
Не спасли 129 человек. Это по официальным данным.Члены общественной организации «Норд-Ост», которая объединяет родственников погибших и выживших заложников подозревают, что официальная цифра умерших не соответствует действительности. Поскольку нет списка всех, кто оказался в заложниках, то невозможно и отследить, сколько людей умерло после штурма.
Организация «Норд-Ост» стала первым сообществом людей, объединенных общей трагедией. Весной 2003 года правозащитники из движения «За права человека» посоветовали родственникам жертв Дубровки объединиться, для того, чтобы помогать друг другу. И для того, чтобы добиться правды. Какой?

«У многих из нас есть дети, которых нужно спасти от повторения этой трагедии,— говорит Дмитрий Миловидов, чья дочь погибла на Дубровке.- Их нужно защитить. Мы хотим разобраться, что такое Россия в XXI веке. Что это за государство, которое не смогло защитить своих граждан? А может, оно просто не захотело их спасти, разменяв на чьи-то политические амбиции?»
Я встретилась с «норд-остовцами» летом этого года. Долго не могло расшифровать магнитофонную запись. То, что они говорили и вспоминали, было так страшно и тяжело, что было непонятно, как об этом рассказать. Мы встречались еще до трагедии в Беслане. Я слушала родителей погибших на Дубровке и думала: «Да, это ужасно. Но теперь, когда все закончилось таким страшным образом, власти извлекут уроки и, наверное, больше такое не повторится». Все получилось с точностью до наоборот. Государственная ложь и беспомощность во время трагедии в Беслане превзошли ложь и безответственность властей, решившихся применить газ для спасения ззаложников в Театральном центре на Дубровке.

«Мы хотим знать, как погибла наша дочь»
«Мы хотим, чтобы власть сказала нам правду. Сказала нам, что наши дети были нормальными и здоровыми, когда они пришли на мюзикл. Следствие и медики говорят нам, что наши родные и близкие погибли не из-за того, что на них испытали газ, а потому что они пережили сильный психоэмоциональный стресс, вызванный долгим сидением. И тем, что их организм был обезвожен. Мы же хотим, чтобы нам сказали: „Простите нас. У нас не получилось спасти ваших детей“,— объяснряет Владимир Курбатов.- Мы хотим, чтобы власть признала, что операция по спасению заложников была безобразной. Особенно на стадии спасения. Мы знаем, что людей бросали друг на друга, складывали в автобусы, как дрова. Так погибла одна из девочек. На нее набросали тела семерых взрослых мужчин. Мы хотим знать, в какое время и в каком месте умерли наши родные».
Владимир и Наталья Курбатовы безуспешно пытались добиться от следствия каких-либо подробностей смерти своей 13-летней дочери Кристины. На все просьбы родителей провести дополнительное расследование для выяснения обстоятельств ее смерти, следователь Кальчук отвечал: «Нет документов.» Тогда родители занялись собственным расследованием. Они ездили в Русаковскую больницу, в морг которой привезли тело Кристины, разговаривали с врачами, санитарами. В результате обнаружили, что нет ни одного документа, в котором бы значилось, когда умерла их дочь и что явилось причиной ее смерти. "Врачи, с которыми мы встречались, все помнят. Но говорят: «Мы подписку давали: мы ничего не знаем.» — рассказывает отец Кристины.- Мы узнали, как это было: в ворота больницы въехала машина «скорой помощи». Санитара в морге в тот момент не было. Сторож отдал ключи от морга водителю. Засунули девочку в холодильник. Вместе с Кристиной привезли еще какого--то мужчину. Его отфутболили. Это ведь детский морг. В журнале записано: «Время привоза — 7.30- 7.45. Девочка „Норд-Оста“». Как оказалось, эту запись сделала санитар морга со слов охранника. Она пришла на работу в девять часов утра. Мы спрашиваем: «А где сопроводительный лист? Ведь согласно инструкциям Минздрава должен быть сопроводительный лист, наряд, в котором указывается: в каком состоянии был человек, когда его забрали, был ли он живым или мертвым, а может быть, умер в „скорой помощи“.
В случае Кристины Курбатовой никаких таких сопроводительных документов нет. Естественно, у родителей возникают сомнения: а все ли сделали врачи, чтобы спасти их дочь? Может быть, когда ее привезли в морг, она еще была жива? И кто ответит за это?
»Вместо того, чтобы достать эти документы, которые меня бы успокоили, следователь мне заявил: «Я не знаю, оказывали ли они помощь вашей дочери или нет. Скорей всего, она там и умерла. А они, чтобы на себя это не вешать, скрыли документы».

Люди, которые ничего не боятся
Прошло два года, а вопросы, на которые родственники жертв теракта на Дубровке хотели бы получить ответ, ничуть не уменьшаются. Их число все возрастает со временем. Попытки родителей погибших обжаловать в суде постановления прокуратуры Москвы об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти их детей, о привлечении к ответственности врачей за халатность и спецслужбы за применение наркотического газа, не увенчалились успехом. В июле этого года Тверской районный суд города Москвы отказал «норд-остовцам» в рассмотрении их иска о защите чести и достоинства к президенту РФ Владимиру Путину и к издательскому дому «КоммерсантЪ». Истцы просили суд признать не сответсвующими действитепльности сведения, напечатанные в еженедельнике «КоммерсантЪ-Власть». Речь шла о заявлении президента России, в котором он отметил, что «примененный газ был безвредным и последствия его применения не могли причинить вред людям».
«Вы не боитесь подавать иск против президента?»_ спросила я родителей погибших на Дубровке.
«Боитесь? Это вопрос не к нам,— ответила Виктория Заславская, мать, чей сын Арсений погиб на Дубровке.- Мы понимаем, что на самом деле никого не спасали. Мы хотим, чтобы нам подтвердили, что не было операции по спасению людей. Мы видим, что помощь заложникам не была организована должным образом. Почему, когда сотрудники МЧС предлагали свою помощь, им сказали: сидите дома и не показывайтесь. Они туда приехали по собственной воле. Несмотря на запрет. Мы анализируем ситуацию, которая была внутри Театрального центра. Анализируем действия террористов. Рассказывают, что в какой-то момент они начали переодеваться в гражданскую одежду, куда-то собирались уходить.»
«Есть свидетели, которые видели, что, когда в зал пустили газ, забегали чеченцы, они искали людей, которые могли бы закрыть вентиляторы,— вспоминает Елена Барановская, которая сама была в заложницах и потеряла на Дубровке мужа и сына.- Если бы они хотели взорвать, то у них было время это сделать. Почему они не взорвали? Почему они организовали оперативный штаб так близко от Театрального центра, зная, что там находится 2 тонны взрывчатки?»
«Вы спрашиваете, зачем нам правда? Ведь нам от этого легче не станет?,— продолжает мама Арсения.— Мы все-таки надеемся, что, если будут наказаны виновные, то может быть, это послужит кому-то уроком. И впредь, не дай Бог, не повторится.»
26 октября 2002 года при штурме Театрального центра на Дубровке погибло 129 человек. Прошло чуть меньше двух лет. По официальным данным, в результате «вынужденного штурма» в Беслане погибло 329 заложников. Значит ли это, что власть ничему не научилась? И правда о «Норд-Осте» сегодня еще важней, чем вчера. Ложь и умолчание становятся смертельно опасными.
Второй раз я увидела Курбатовых на субботнем митинге против войны в Чечне. Наталья Курбатова держала в руках фотографию Кристины. Я пришла на митинг со своей шестилетней дочкой. Не знаю почему, но я не решилась подойти к норд-остовцам. Наверное, мы все виноваты в том, что у нас такая власть, при которой случаются «Норд-Осты».

Views: 7050 | E-mail

  Be first to comment this article

Write Comment
  • Please keep the topic of messages relevant to the subject of the article.
  • Personal verbal attacks will be deleted.
  • Please don't use comments to plug your web site. Such material will be removed.
  • Just ensure to *Refresh* your browser for a new security code to be displayed prior to clicking on the 'Send' button.
  • Keep in mind that the above process only applies if you simply entered the wrong security code.
Name:
E-mail
Homepage
Title:
Comment:

Code:* Code
I wish to be contacted by email regarding additional comments

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Prev   Next >