главная arrow теракт arrow воспоминания arrow Рассказывает журналист - очевидец событий

home | домой

RussianEnglish

коротко

02:05

Туда ворвались неизвестные люди в штатском и утверждают, что являются собственниками помещения. Внутри находится адвокат Светлана Давыдова. В Момент, когда началась осада квартиры, она работала над жалобой в Европейский суд. Как рассказал правозащитник, лидер движения «За права Человека» Лев Пономарев, его коллеги вызвали милицию, однако толку от нее было немного. Представители правоохранительных органов попросили стороны разобраться между собой, после чего удалились.

Продолжение...
 

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение по делу Беслана
Жалобы заложников и их родственников поступили в ЕСПЧ в апре...
14/04/17 11:08 дальше...
автор РОО "Норд-Ост"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение ЕСПЧ по Беслану
Ожидается, что Решение ЕСПЧ по Беслану будет оглашено 13-го ...
07/04/17 19:10 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

03.04.2017. Санкт-Петербург
С глубокой грустью мы восприняли новость о том, что в резуль...
06/04/17 12:05 дальше...
автор ФРАНЦИЯ ЕВРОПА БЕСЛАН

Рассказывает журналист — очевидец событий
Написал Евгений Симонов   
26.11.2002

Правда и ложь о том, как спасали заложников в больнице

Вчера на пресс-конференции в Минздраве министр здравоохранения Шевченко заявил по поводу использования газа при штурме театрального центра, что «специалисты были предупреждены, в том числе и я. И хотя операция носила вынужденный, срочный характер, было заготовлено и применено более 1000 доз антидота».
Оставим эти слова на совести министра и тех, кто заставил его их сказать.

И – без комментариев – опишем первые часы после штурма ДК в реанимации травматологии 1-й Градской больницы Москвы. Со слов врачей, сестер и случайных свидетелей.

О прошедшем штурме сотрудники отделения знали только из выпусков новостей. В реанимации травмы 12 коек — 10 были заняты обычными жертвами ДТП и, естественно, к себе врачи никого не ждали. Переживали за коллег — как-то справятся. Предполагали, что много огнестрелки…

Никто и внимания не обратил на обычный цвета хаки УАЗик — коробочку, который около 9 утра подъехал к дверям отделения. Те, кто его привел, не знали, что сбоку имеется всегда открытый вход для персонала, поэтому долго ломились в закрытые приемные двери.

Им наконец открыли, а они, в свою очередь, открыли дверцы своей машины. Волосы у сотрудников отделения встали дыбом. В 12-местном УАЗике друг на друге были заштабелёваны — иначе не скажешь — 30 (ТРИДЦАТЬ) пострадавших. Без движения. Без огнестрельных ран. Те, кто был в кабине, ничего не сказали о характере повреждений.

Первой задачей реаниматологов стало попросту разгрузить машину. К счастью, время оказалось удачным. В 9 часов – пересменка, сотрудников в реанимации в два раза больше. К работе привлекли и как-то затесавшегося корреспондента, который сначала пытался работать по специальности, но получив в глаз от заведующего, стал помогать.
Сразу же выяснилось, что несколько человек погибло уже в машине. Не от газа. Оттого, что их задавили телами. В самом низу оказалась13-летняя девочка. Эпикриз — раздавлена.

Врачи, которые по роду деятельности, часто работают с фетанилом, поняли, в чем дело, по запаху. Характерным сладковатым миндалем от одежды пострадавших пахло так, что сестры потом жаловались на головокружение и тошноту.

Пострадавших тащили в отделение волоком и клали на все свободные поверхности. На пол. Таинственный «антидот» для фетанила очень прост. В реанимации его много. Стали колоть. В суматохе подтаскивания больных – готов-то никто не был – некоторых пропускали, некоторым делали по нескольку инъекций. Потом уже догадались ставить метки на руки…

Всех незадавленных спасли.

Врачи сетовали только об одном – если бы они знали, что к ним кого-то везут, они бы каталочки с верхних этажей спустили. А то что вот так-то, волоком по полу…
И еще. Доктора сомневались, что в 13-й больнице все поймут по запаху. Это ведь плановая больница. Там реанимации травмы нет…

Ко второй половине дня забрел главврач. Накричал, что персонал без колпаков. Антисанитария, понимаешь, а тут проверки могут быть. Спросил: «А чтой-то вы в рваных тапочках?» — «Так других-то нет…» — «Ну ладно, я вам тапки в виде премии выпишу!»

 
< Пред.   След. >