главная arrow теракт arrow воспоминания arrow Рассказывает заложница С. Губарева

home | домой

RussianEnglish

связанное

Всем неравнодушным
Мы помним и скорбим о безвременно погибших! И пусть власть ...
26/10/20 14:19 дальше...
автор Ольга

Всем неравнодушным
Мы с вами! Сил всем пережившим и переживающим тот кошмар и е...
26/10/20 04:14 дальше...
автор Валерия

Памяти Сергея Карпова
Наш дорогой Сергей
Наш дорогой Сергей, Ты оставил нас, став жертвой пандемии...
09/10/20 19:13 дальше...
автор Kristian Maton - Robert Prospe

Рассказывает заложница С. Губарева
Написал NovayaGazeta.Ru   
21.03.2004
Оглавление
Рассказывает заложница С. Губарева
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Чеченцы в какой-то момент нашли документы военных и пытались в зале найти владельца этих документов. И нашли одного генерала на балконе, поэтому я не знаю, что там было. Я только слышала, как радовался Бараев: «Я мечтал поймать генерала!»
25 октября Бараев ходил по проходу рядом с нами и разговаривал по мобильному телефону. Судя по тону, он разговаривал с каким-то начальником. Я услышала, как он извиняющимся голосом говорил: «Да, мы насорили немного здесь, но перед уходом уберем все в зале». После этого разговора в зале появились черные полиэтиленовые пакеты для мусора, и заложники стали в эти пакеты собирать скопившийся мусор.
В какой-то момент в наших краях поговорить по мобильному телефону мог практически каждый. Рядом с нами стояла чеченка лет около 45, которая несмотря на запрет, давала всем желающим телефон. Она рассказала, что у нее убили мужа, братьев, её 12-летнего сына увели из школы в неизвестном направлении — он пропал без вести. Женщина сказала, что она не могут так больше жить, оставила свою 5-летнюю дочь сестре и пришла сюда. Были 2 сестры, одной 16 лет, другой — 18 лет. И их родители не знали куда они ушли, но они тоже решились на такой шаг. По радио говорили, что в зале были вдовы убитых чеченцев — нет, там было очень много молодых девчонок 16–18 лет, которые замужем еще не были. Их смешило то, что их называли вдовами.
Насколько мне известно, ни один заложник не был убит чеченцами. Ольга Романова, расстрелянная девушка, не была заложницей.
Вечером 25 октября пришел с улицы мужчина. Его точно также, как Ольгу Романову, затащили в зал. Его потащили к Бараеву, тот спросил: «Откуда ты взялся? И зачем сюда пришел?» Мужчина ответил: «Я пришел, потому что никакой информации нет. Я волнуюсь. Здесь мой сын Рома». Ясир сказал, что знает Рому, которому 10 лет и который сидит на балконе. Мужчина ответил, что это не его сын, что его сын старше. Тогда по залу покричал, поискали Рому. Фамилию он называл, но я не запомнила. Поскольку никто не отозвался, мужчину утащили наверх к выходу. Полагаю, что его расстреляли, потому что сразу были слышны выстрелы.
 К тому времени бомбу переместили прямо под балкон. На балконе была еще одна бомба, и они сделали единую сеть. Две чеченки возле этого фугаса сидели. В зале было совершенно спокойно. Вечером 25 октября парень, у которого, видимо, не выдержали нервы, вскочил и начал бежать по спинкам сидений с бутылкой из-под кока-колы. На вид бы я ему дала лет 25, может быть 29. В сером тонком свитере, в очках. Он сидел в последних рядах. Я увидела, что чеченец, сидевший на стуле на сцене вскочил и выстрелил. Я обернулась и посмотрела в направлении выстрела. Я увидела, как этого парня за ноги стащили вниз, а автоматной очередью ранило мужчину и женщину. Женщина была с семьей, с мужем и с дочерью. Муж истошно закричал: «Убили, убили! Лиза, доченька, нашу маму убили!». А парня чеченцы уже схватили, скрутили. Его не били, а толкали. Бараев таким почти плачущим голосом спрашивал: «Зачем ты это сделал?» Тот сказал: «Я хотел быть героем, хотел спасти всех». Бараев спросил: «Что с ним делать?» Потом добавил: «На рассвете будем судить его по законам шариата». Парня вывели из зала, выстрелов не было. После этого Бараев стал сразу звонить в Красный крест, в штаб. Там никто не брал трубку. Он спросил у сидящих в зале, есть у кого-нибудь родственники рядом с театром, чтобы можно было позвонить и вызвать представителей Красного креста. Девушка, она сидела двумя рядами ниже, и сказала: «Да-да, у меня тут муж». Он говорит: «Говори номер». Она продиктовала номер. Бараев сам набрал этот номер: «Эй, мужик, сходи там в Красный крест, скажи что нам нужен хирург». Среди заложников оказался медик, помню только его имя — Игорь. По мере сил он оказывал медицинскую помощь. Игорь сказал, что нужен нейрохирург, потому что парня ранило в голову. А эта девушка, пока Бараев разговаривал с её мужем, кричала Бараеву: «Скажи им, что это несчастный случай! Скажи им — несчастный случай, а то начнут штурм!» Потом она отобрала у Бараева трубку, и все повторяла, что это несчастный случай, пусть не предпринимают ничего такого страшного, что нужны врачи. После этого звонка ещё долго дожидались врачей.
 
< Пред.