главная arrow теракт arrow воспоминания arrow История об убитой девочке

home | домой

RussianEnglish

связанное

Дирекция кинокомпании «CineFOG...
Память драгедии Норд-Ост
Добрый день. Меня зовут Алексей. Хотел бы помоч в создании ф...
04/10/19 15:40 дальше...
автор Алексей Чуваев

Петрова Таисия
Маленький город Ликино-Дулёво не остался в стороне от страшн...
26/09/19 12:24 дальше...
автор Доктор Равик

20 лет теракту в Волгодонске
годовщина теракта
Светлана спасибо за статью, очень важно помнить и жить дальш...
16/09/19 22:03 дальше...
автор Ирина

История об убитой девочке
Написал Вадим Гасанов   
21.01.2003
Лена Полякова была убита во время штурма «Норд-Оста». Ее тело пытались спрятать, ее тайно похоронили. Прокуратуру же больше волнуют действия адвоката заложников Норд-Оста.


История Норд-Оста продолжается. Сперва, как мы помним, было молчание или, как вариант, неубедительная ложь относительно точного количества погибших при штурме Театрального Центра.

Потом выяснилось, что в трагедии Норд-Оста выноваты не столько террористы и проворонившие их представители спецслужб и милиции, сколько журналисты. Буквально в прошлую пятницу тема вины журналистов была персонифицирована отставкой Бориса Йордана. Как все помнят, его телеканал НТВ «не так» освещал события вокруг Норд-Оста.

Теперь вот прокуратура решила вплотную заняться адвокатом бывших заложников Норд-Оста Труновым — причем вопреки закону об адвокатуре. То есть, поскольку настоящие террористы далеко, надо «мочить» тех, кто ближе.

В связи со всем этим я хочу рассказать читателям одну очень простую историю. Историю об убитой девочке.

К сожалению, тот человек, который знает об этой истории ВСЕ, ушел из жизни. Он, назову его Д.Б., был согласен предать огласке эту историю, однако не успел. Он не успел рассказать мне многое, поэтому придется рассказать то, что он успел рассказать.

Итак, в списке погибших значится Алена Полякова. Эту девочку, и ее маму Ольгу Полякову мы искали, начиная с 28 октября — по просьбе Д. Б. Это были жена и дочь его друга.

Сам Д. Б. объезжал на машине все больницы и морги, указанные в официальных сообщениях, мы, соответственно, сидели на телефонах. В официальных списках матери и дочери Поляковых не было.

Очень быстро поняв, что пострадавших развозили КУДА ПОПАЛО, мы изменили тактику. Редакторы по телефонной книге обзванивали ВСЕ больницы и морги Москвы. Один раз повезло. В реанимации 68-й больницы мы нашли Ольгу Полякову. 68-й больницы до ЭТОГО ни в каких списках НЕ БЫЛО.

Д.Б. попытался по своим связям (а они у него были немалые) попробовать перевести Ольгу Полякову в ЦКБ. Отказали. Как ему объяснили, заложников Норд-Оста в ЦКБ класть тогда было НЕЛЬЗЯ.

Но оставалась еще Лена Полякова. И снова мы обзванивали ВСЕ больницы и морги. И снова Д.Б. мотался по ВСЕМ больницам и моргам. Вдруг он позвонил мне и сказал, что есть одно место, где, скорее всего, лежит Лена. По его словам, кто-то из его очень высокопоставленных знакомых сообщил ему, что трупы погибших при штурме лежат на территории некой воинской части на территории Москвы. Д.Б. договорился, чтобы его туда провели. Меня Д. Б. отказался брать категорически. Ему самому разрешили зайти туда только одному, ночью.

Утром он позвонил мне и сказал, что больше искать не надо.

Воинской частью оказался один из военных госпиталей (для высшего командного состава) в Сокольниках. Д.Б. приехал туда ночью, когда он вышел, рассказали мне, на него нельзя было смотреть. Алена была там. Кроме нее Д.Б. видел, как минимум, девять тел.

У девочки было огнестрельное ранение. Правда, паталогоанатом уверял, что само по себе ранение не смертельное. Но, с другой стороны, много ли надо ребенку 12-ти лет?

Потом возникли проблемы. Официально девочки не было. Ее не было в официальных списках заложников. Ее не было в официальном списке погибших. О таких как она, прокурор Москвы цинично заявил, что «некоторые заложники сами после штурма пошли домой». Алены Поляковой официально не было и в морге госпиталя. То есть не то, чтобы девочки вообще не стало. Официально исчезло даже ее тело.

Д.Б. не вдавался в подробности. Он не говорил, какие связи он напряг, чтобы ему отдали тело девочки. Но и это было полдела. ЕЁ НЕЛЬЗЯ БЫЛО ПОХОРОНИТЬ!

Для похорон нужна справка о смерти. Получить ее было невозможно. Потому что в справке пишется причина смерти. У девочки — огнестрельное ранение. Значит, надо сообщать в милицию-прокуратуру. Значит — расследование. В общем, с этим в Москве после Норд-Оста никто не хотел связываться даже за деньги. Справку в итоге купили где-то в Казани.

Хоронить девочку ездили на Троекуровское кладбище. Как говорил Д.Б., похороны были страшными — всего 9 человек, очень большой для маленькой девочки гроб.

Сердце Д. Б. не выдержало этого страшного напряжения. Через месяц он умер.

Кстати, те, кто заинтересовались этой историей, НЕ СМОГЛИ НАЙТИ В КНИГЕ РЕГИСТРАЦИИ Троекуровского кладбища и крематория записей об Алене Поляковой.

История эта жуткая и по-российски обыденная. Настолько обыденная, что в прокуратуре гораздо больше интересуются совершенно иным — например, адвокатом тех, кто был все три дня в одном зале с Аленой Поляковой, но в отличие от нее остался жив.
 
< Пред.   След. >