главная arrow 2011 arrow Теракты в Москве

home | домой

RussianEnglish

связанное

Памяти Сергея Карпова
Наш дорогой Сергей
Наш дорогой Сергей, Ты оставил нас, став жертвой пандемии...
09/10/20 19:13 дальше...
автор Kristian Maton - Robert Prospe

Памяти Сергея Карпова
Памяти Сергея Карпова
Светлая память замечательному человеку. Царствие Небесное. Н...
07/10/20 08:13 дальше...
автор Екатерина

Памяти Сергея Карпова
Прощание
Отпевание Сергея Карпова состоится 8-го октября в Храме на Д...
05/10/20 16:18 дальше...
автор Светлана Губарева

Теракты в Москве
Написал Пронько   
25.01.2011

Image
Франц Клинцевич, Сергей Митрохин, Андрей Лебедев
ПРОНЬКО: 19 часов 9 минут в российской столице. Добрый вечер, дамы и господа! "Реальное время " на волнах радиостанции «Финам FM». Сегодня тема программы «Теракты в Москве». Я сразу представляю наших гостей, потому что у нас «круглый стол», потому как время всегда ограниченно. И я, что называется, по часовой стрелке сейчас их и представлю. Это депутат Государственной Думы России, член фракции «Единая Россия», полковник запаса Франц Клинцевич. Франц Адамович, добрый вечер!

КЛИНЦЕВИЧ: Добрый вечер!

ПРОНЬКО: Это лидер партии «Яблоко» Сергей Митрохин. Сергей Сергеевич, добрый вечер!

МИТРОХИН: Здравствуйте!

ПРОНЬКО: Депутат Государственной Думы России, член фракции ЛДПР, член комитета Госдумы по безопасности Андрей Лебедев. Андрей Ярославович, добрый вечер! И председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль. Гейдар Джахедович, добрый вечер!

ДЖЕМАЛЬ: Добрый вечер!

ПРОНЬКО: Спасибо, господа, что согласились прийти, в общем-то, на тему очень сложную, важную, как мне представляется, принципиальную. Но в самом начале я напомню средства коммуникации для наших слушателей. www.finam.fm – это первое средство коммуникации, это наш сайт в Интернете. Пишите, пишите вопросы, пишите комментарии. Это наш многоканальный телефон, его номер 65-10-996, код Москвы 495. Вы можете пользоваться и этим видом связи. Как всегда, программа без купюр, без цензуры. Вот, как считаете нужным, то и спрашиваете, либо высказываете свое мнение и соображение. Я неспроста сказал о том, что наше время действительно ограничено, то есть нас здесь четверо, плюс сотни тысяч радиослушателей. Я хочу сейчас услышать ваше мнение, господа, по поводу работы спецслужб. Потому как, ну, вот в предыдущей программе, вчера у меня было восемь гостей, в том числе представители ФСБ, МВД, политики и так далее. В общем-то, мы факт уже обсудили, но хочу пойти дальше. Франц Адамович, вот ваша оценка работе специальных служб, правоохранительных служб? Если я правильно понимаю, простите за прямолинейность и цинизм, спецслужбы находятся на содержании у государства для предотвращения того, что, к сожалению, вчера произошло. Пожалуйста, ваше мнение.

КЛИНЦЕВИЧ: Во-первых, я сразу хотел выразить искренние соболезнования всем родным и близким, которые потеряли своих родных и тех, кто сегодня находится в тяжелом состоянии. Дай бог им здоровья и быстрого выздоровления. Это первое. Второе: все, что связанно с работой правоохранительной системы и спецслужб, то теракт в «Домодедово» – это полный ее провал. И в данном случае не имеет значения тот успех, который до этого был. Для этого государство держит спецслужбы и сегодня гражданское общество, в данном случае, то, что делают практически все средства массовой информации, используя вот эти общественные коммуникации, проводит анализ этой работы, дабы это не повторилось. Притом очень важно, чтобы, проводя этот анализ, мы и слушали тех людей, которые отвечают за это, и могли сказать, обратится к обществу, какие трудности они испытывают. Что касается «Домодедово». Ну, во-первых, то, что подобный теракт прошел, это означает, что все, что связано с большим финансированием агентурной работы и работы правоохранительной системы, у нас не все хорошо.
Второе, когда мы говорим непосредственно, в данном случае о «Домодедово», то коллеги, я не знаю как у кого, но после того, как случилось, я вдруг начинаю вспоминать: мне приходится много летать по стране, ведь спокойно люди могут заходить, рамки стоят, проходят мимо рамок. И то, что говорили, что там было все сделано абсолютно надежно, я в этом просто сомневаюсь. Весь разговор по отношению менеджмента «Домодедова» не выдерживает никакой критики. Я согласен, когда досматривают людей, которые идут уже к самолету, там проблем никаких нет, ведь ничего же составляет, никаких трудностей пропустить через рамки и через эти специальные устройства и багаж и провести людей, чтобы потом можно было спокойно досмотреть, если возникли какие-то подозрения. При этом мы откровенно должны говорить людям, что в данном случае досмотр, в том числе и как – я прошу прощения – ощупывание, это то обстоятельство, с которым мы должны мириться, потому что это связано с жизнью, безопасностью многих людей. И джина, так называемый международный терроризм, мы уже выпустили, и загнать его в бутылку сегодня невозможно, я в этом абсолютно уверен. А вот создать некие действенные меры борьбы с ним, недопущения проявления, так сказать, реальных реализаций, я считаю, что мы на это способны, должны. Но и последнее, данное событие – я в данном случае говорю не только как депутат, а как гражданин – не должно получить, так сказать незаметно в кадровом отношении. Внутри самих спецслужб и внутри правоохранительных органов должны произойти очень серьезные, на мой взгляд, изменения и корректировки, время уже сегодня диктует такие условия.

ПРОНЬКО: Такова позиция Франца Клинцевича. Я, единственное, сейчас запускаю тогда SMS-голосование. «Это провал, – было сказано, – провал работы специальных и правоохранительных служб». Поэтому вот, знаете, в любой цивилизованной стране, в такой ситуации, в общем-то, либо отправляются в отставку, либо по собственному желанию уходят с занимаемых должностей. Я обращаюсь теперь к слушателям «Финам FM», как вы считаете, силовой блок должен быть президентом Медведевым отправлен в отставку? Речь даже не о заместителях министра или директора ФСБ, а именно о первых лицах. Если вы считаете, что силовой блок Дмитрием Медведевым должен быть отправлен в отставку, пожалуйста, на 5533 отправьте SMS-сообщение с буквой «А». «Нет, эти люди должны разбираться, эти люди знают внутреннюю составляющую своих структур, они должны остаться на своих должностях» – 5533, буква «Б». Еще раз, «отставка» – 5533, буква «А», «нет» – 5533, буква «Б». Сергей Сергеевич, пожалуйста, ваше мнение.

МИТРОХИН: Я думаю, уход в отставку этих людей – это условие обязательное совершенно, но недостаточное, потому что если будет отправлен в отставку Бортников и его команда, но останется та система, в которой сегодня мы все существуем и являемся заложниками неэффективных спецслужб, то новая команда ничего в этой системе не изменит. Я хочу обратить внимание на то, что у нас в прошлом году, в России в целом, было совершенно 28 террористических акта, и погибли, по оценкам экспертов, это на основе открытых источников, естественно, информация, почти 200 человек. Теперь давайте посмотрим, а что происходит с теми страшными терактами, вернее с их расследованием, которые были в прошлом? Вот что мы об этом слышим постоянно? Когда происходит теракт, нам сразу же торжественно заявляют о том, что возбуждено уголовное дело. Ну, хорошо, возбуждено уголовное дело. Что дальше с этим уголовным делом? Потом на эту тему информация какая-то непонятная, невнятная и, в конечном счете, вообще ничего никому не ясно, что творится. Я могу привести конкретный пример. Вот теракты в Москве в марте прошлого года. Что с этим происходило? Эксперты партии «Яблоко» проанализировали эту ситуацию. Значит, в мае, а именно 13 мая этого года Бортников – напомню, это глава ФСБ…


ПРОНЬКО: Директор Федеральной службы безопасности.

МИТРОХИН: Директор ФСБ сообщил Медведеву о том, что все причастные к взрывам установлены. Ни одной фамилии названо не было. У нас иногда фамилии сразу называют, в том числе, и свидетелей. Я тоже удивляюсь, вот сейчас свидетеля по делу коррупционера из МВД почему-то сразу назвали фамилию в центральных новостях. А здесь такое серьезное заявление сотрудников ФСБ, что все они установлены, никаких фамилий не называется. Ладно. Да, было сообщено, что дело направлено в суд. В июне 2010 года Мосгорсуд, который по подведомственности должен рассматривать дело, заявил, что к нему ничего не поступало. То есть, даже это вранье не смогли согласовать. Дальше что происходит? В августе 2010 года вдруг сообщают, что в ходе операции в дагестанском райцентре Гуниб спецназовцы ФСБ ликвидировали некоего Магомедали Вагабова, которого, как сказали высшие представители ФСБ, они считают организатором терактов в московском метро. И все должны им аплодировать, они так считают, что он организовал, при этом никаких доказательств никто никому не предъявляет. Если при таком подходе – можно вообще любого человека найти, убить и сказать: «Вот, он организовал нам все теракты»…

ПРОНЬКО: То есть, вы считаете, что происходит манипуляция общественным мнением?

МИТРОХИН: Я считаю, что происходит просто манипуляция. Я очень часто отслеживаю всю эту информацию, которая идет от спецслужб, и потом концы с концами никогда не сходятся. Понимаете? То есть, у нас, во-первых, полная закрытость этих самых спецслужб, их абсолютно никто не контролирует, у нас нет парламентского контроля, к сожалению. Но это вопрос присутствующим здесь депутатам Госдумы. Они, наверно, потом скажут. Но никакие попытки системно расследовать со стороны парламента любые страшные теракты прошлого ни к чему не привели. Это касается и Беслана, это касается и «Норд-Оста».

Некоторые пытались создать комиссии, многие даже и забыли, уже ничего не пытаются создавать. Но у нас нет и общественного контроля. А что такое общественный контроль? Вот это интересный вопрос. Некоторые считают, что это какая-то абстракция. Нет, это не абстракция. Вы знаете, у меня сейчас лежит на столе книга, огромный толстый том. Официальная комиссия по расследованию известных терактов в Америке 11 сентября 2001 года. Это огромный том, официально изданный. Ну, текст авторизирован, чтобы было легче читать обычным людям. И там прописано все, как это все совершалось, кто непосредственно совершал, готовил преступление, по минутам расписано, как и что происходило, и так далее, как себя вели спецслужбы. Значит, жесточайшие оценки в адрес спецслужб, как неправильно они к этому всему подошли. Рекомендации содержатся, что делать ФБР, ЦРУ, полиции, что делать президенту.

ПРОНЬКО: Сергей, скажите, кто это делал?

МИТРОХИН: Это была официально созданная комиссия, конгресс в этом участвовал, сенат в создании этой комиссии. То есть, это официальная комиссия, представители общественности. Вот они опубликовали этот доклад.

ПРОНЬКО: Но у нас тоже была комиссия Торшина по Беслану.

МИТРОХИН: Да, но потом в результате выяснилось, что, читая выводы этой комиссии, никто ничего не понял в результате, что там реально произошло. И потом обсуждение это было замято. А потом уже не предпринимались вообще никакие попытки, уже в последующие теракты, создавать какие-то хоть отдаленно напоминающие даже комиссию Торшина. Вообще уже ничего не было. То есть, мы все смирились с тем, что у нас спецслужбы абсолютно бесконтрольны, они могут делать все, что хотят, они могут нам вешать лапшу на уши, извиняюсь за выражение. И всем как бы кажется, что это все нормально. И теперь сравним ситуацию. У нас регулярно совершаются теракты, не только в Москве, и очень часто стали в Москве. В Соединенных Штатах, где такая открытость существует, где такой контроль, с тех пор, извините, ни одного теракта, кроме тех, которые предотвратили. Попытки были, их предотвратили. Вот вам ситуация.

ПРОНЬКО: Сергей Митрохин, «Яблоко». Ну, вот как раз, Андрей Ярославович, вы можете ответить на вопрос, специальные службы, правоохранительные органы подотчетны российскому парламенту?

ЛЕБЕДЕВ: Ну, если говорить о подотчетности, то это слишком сильно сказано. Я присоединяюсь к мнению коллег о том, что по факту произошедшего работа спецслужб, на мой взгляд, как бывшего сотрудника (я работал в уголовном розыске), она провалена. На сегодняшний день мы имеем что? Мы имеем реформу правоохранительной системы, которая заключается в чем? В том, что принят закон «О Следственном комитете» очень быстро, и сейчас находится, 28-го числа, второе или, наверно, третье слушание закона «О полиции». Закон «О Следственном комитете», можно о нем много и долго говорить, но мы говорим о контроле, в том числе, парламентском. Не прошла поправка ЛДПР и ряда моих коллег о, например, отчете руководителя Следственного комитета не только президенту…

ПРОНЬКО: А в чем причина-то? Вот, почему такое сопротивление?

ЛЕБЕДЕВ: Не хотят, наверно, опять того же контроля, и так далее. В законе «О полиции» не проходят на сегодняшний день, во всяком случае, они, по-моему, в поправках отклонения, это поправки касательно формирования общественных советов при МВД. Значит, я хоть и бывший сотрудник, но, тем не менее, многим своим соратникам говорю о том, что проходят годы, и милиция, полиция не должна работать или считать себя, что работа ее, или все общество должно работать на полицию. Нет, это полиция создана для обеспечения безопасности людей, ну, также и другие спецслужбы.

ФСБ у нас закрытая организация, общественный контроль за ней практически никакой на сегодняшний день, хотя формально можно говорить об отчетности и так далее. Все это некая профанация.

Но эти все условия – это только часть тех условий, которые привели к ужасной трагедии. Еще раз хочу принести слова соболезнования всем родственникам погибших. Это боль утраты.

Радиостанция «Финам FM»


просмотров: 3429 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >