главная

home | домой

RussianEnglish

ПРОЕКТ ЖАЛОБЫ ЖЕРТВ « НОРД-ОСТ...
Комитет министров Совета Европы оценил и
Комитет министров Совета Европы опубликовал доклад за 2017 г...
15/04/18 08:26 дальше...
автор Светлана Рогоцкая

Митин Максим
До сих пор не могу поверить, что Максим погиб... Учились у ...
23/03/18 14:59 дальше...
автор tan

Близкие погибших в "Норд-Осте"...
К.Ларина  Ну и, кстати, на этом фоне совершенно перпендику...
19/03/18 04:42 дальше...
автор Радио "Эхо Москвы"

ПРОЕКТ ЖАЛОБЫ ЖЕРТВ « НОРД-ОСТА» В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД
Написал Заявители   
31.01.2018
Оглавление
ПРОЕКТ ЖАЛОБЫ ЖЕРТВ « НОРД-ОСТА» В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12

Потерпевшая Титова А. И.: «Перед 26 октября я почувствовала, что скоро будет развязка. В связи с этим я на всякий случай написала на руках своих детей номер телефона и их группу  крови. 26 октября началась какая-то возня и старшая чеченка сказала, что надо мочить шарфы водой. Мы намочили. Потом мы потеряли сознание. Очнулась я уже в скорой помощи. Меня привезли в госпиталь. Там мне поставили капельницу. Дима рассказал, что его после штурма люди в камуфляжной форме отвели в автобус и привезли в какой-то детский сад. Юлю тоже привезли в этот детский сад, что и Диму. Дмитрий сразу и не узнал ее. Потом детей госпитализировали в 15-ую больницу. После произошедших событий у сына болят суставы, а у дочери ухудшилась память и зрение».
Потерпевший Титов Д. А.: «Когда в зал пустили газ, женщины-террористки сказали нам, чтобы мы мочили шарфы, платки и дышали через них. Затем моя сестра потеряла сознание. Далее сознание потеряла мама. Я начал объяснять иностранцам словами и жестами, чтобы они смачивали свои вещи и дышали через них. Потом стали раздаваться выстрелы, я потерял сознание. Я начал приходить в сознание, когда меня выводили на улицу. Меня посадили в небольшой пассажирский автобус. В автобусе были люди, лежавшие на полу и сиденьях в непонятных позах. Нас отвезли, скорее всего, в ближайший детский сад. Через некоторое время в этот детский сад привезли девочку, которую бросили рядом со мной на кровать. Ни мне, ни этой девочке медицинской помощи не оказывали. Я понимал, что эту девочку надо привести в чувство. Эта девочка была грязной и мокрой. Ее лицо имело серо-зеленый цвет. Когда я к ней подошел, то понял, что это была моя сестра. В дальнейшем меня с сестрой увезли на скорой помощи в 15-ую больницу. Там нас положили в реанимацию. В реанимации мы пролежали три дня. Я не видел машин скорой помощи. Поскольку меня сразу же посадили в автобус. Я даже в окна автобуса не смотрел». Сколько людей находилось в автобусе, в который Вас посадили после освобождения? – «Около 15–20 человек». Были ли в автобусе медицинские работники?- «Нет, не были». Сколько Вам было лет в период произошедшего события? — Мне было 18 лет».
Потерпевший Васильев Г. Л.: «Я вздремнул и, когда открыл глаза, обнаружил, что идет дым. Я натянул ворот водолазки и отключился. Очнулся только через несколько часов под капельницей, Я очнулся в военном госпитале».  Как Вы оказались в данном госпитале? –«Меня туда принесли работники моей компании».
Потерпевшая Селеверстова Л. Д.: «под утро я заснула, проснулись от запаха газа. Потом помню, что была в автобусе. Потом в реанимации. Я провела в 13 больнице неделю. В справке написали жертва терроризма и постгипоксический синдром. Через неделю я выписалась из больницы, но потом возвращалась туда, поскольку где-то еще месяц у меня болела готова. Меня обследовали и поставили диагноз «Вегето — сосудистая дистония». Вопрос: Расскажите про автобус, на котором Вас транспортировали в больницу? – «Это был автобус с высокими креслами. В проходе никто не лежал, все сидели. Кто-то был в сознании, кто-то без сознания. Меня спросили, могу ли я идти сама, я сказала, что могу и тут же упала».  А медики были?- «Я не видела».

Потерпевшая Чапаева Е. П.: «Я почувствовала газ, намочила салфетки, начала прикладывать ребятам и сама отключилась. Пришла в себя я в автобусе, в котором все были без сознания. Когда меня выносили, меня бросили на ступени, я это поняла и  у меня долгое время были следы на спине. Потом меня отвезли в 13 или в 4 больницу, в которой я находилась 4 дня». Как люди располагались в автобусе?-«На тот момент, никого не волновало, кто и как расположен. Медиков в автобусе не было. Состояние было тяжелым». Какой Вам поставили диагноз?-«Жертва терроризма».
Потерпевшая Кузина Е. А.: «На третьи сутки мы задремали. Штурм я не помню. Очнулась в пустом зале и увидела, что зал практически пуст. Люди, некоторые из числа заложников и террористка, с запрокинутыми головами  неподвижно сидели в зале в шахматном порядке. Больше ничего не помню, очнулась я в 13 больнице».
Потерпевшая Парамонова К. О.: «В субботу с утра был штурм. Я была в полудреме, никаких запахов газа я не чувствовала. Я отключилась и очнулась на улице. Меня несли два человека, потом кинули на землю, видимо они выносили всех из здания. Потом меня посадили в автобус, который повез нас в 13 больницу. В больнице провела сутки, написала расписку и ушла домой. Я так и не узнала, что у меня в заключении».
Потерпевшая Отрошко Л. Е.: «Я хочу начать с конца. Я поступила в 13 больницу в тяжелом состоянии и находилась в коме. После этого у меня была дистрофия и амнезия. Я 1945 года рождения, у меня тогда не было сил ходить по врачам». Когда я обратилась с ходатайством, чтобы мне дали инвалидность, мне сказали, что на инвалидность Ваша болезнь не тянет».
Потерпевшая Меньшова М. А.: «Проснулась я когда меня вытаскивали из лужи, и сразу же потеряла сознание, потом в автобусе. В конце я очнулась в 13 больнице, меня трясло и у меня была рвота. Врачи говорили, что ни не знают, что это за газ. Я очень благодарна тем людям, которые нас вытаскивали. Они не знали от чего нас лечить, просто ставили капельницы».


 
< Пред.