главная

home | домой

RussianEnglish

Официальный список погибших за...
Соболезнования. Ужасно.
18/07/18 11:32 дальше...
автор Альберт

ПРОЕКТ ЖАЛОБЫ ЖЕРТВ « НОРД-ОСТ...
Комитет министров Совета Европы оценил и
Комитет министров Совета Европы опубликовал доклад за 2017 г...
15/04/18 08:26 дальше...
автор Светлана Рогоцкая

Митин Максим
До сих пор не могу поверить, что Максим погиб... Учились у ...
23/03/18 14:59 дальше...
автор tan

ПРОЕКТ ЖАЛОБЫ ЖЕРТВ « НОРД-ОСТА» В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД
Написал Заявители   
31.01.2018
Оглавление
ПРОЕКТ ЖАЛОБЫ ЖЕРТВ « НОРД-ОСТА» В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12

Тем самым, фактически потерпевшие (гражданские истцы) были лишены возможности оценить этот вред в денежном эквиваленте, чем были нарушены их права на справедливую компенсацию вреда их здоровью, причиненного преступлением, что гарантировано им действующим российским законодательством и международными правовыми актами.
Судом не установлено и в приговоре не указано точное число погибших.
Согласно постановлению о прекращении уголовного дела в отношении лиц, принимавших участие в спасательной операции, погибших было не менее 174 человек, а приговоре же указано: « … была проведена операция по освобождению заложников силами специальных подразделений, в результате которой 40 террористов были уничтожены. При этом из числа заложников при освобождении погибло и впоследствии в больницах в разное время умерло 125 человек..»
Между тем, в материалах дела имеются экспертные заключения, исследованные в ходе судебного следствия по трупу Чижиковой Л. А. заключение эксперта по трупу № 1685; Жулева В. Б. заключение эксперта по трупу № 1999 т.27; Тетюшева М. Ф.  заключение эксперта по трупу; Даши Фроловой, но данные этих погибших заложников не  указаны в приговоре суда.
Однако данные противоречия судом не были устранены.

Рассмотрение судом гражданских исков

Суд принял решение об удовлетворении заявленных потерпевшими исков, которые потерпевшие имели возможность адресовать только одному подсудимому (до Закаева по этому делу было уже осуждено или амнистировано не менее 12 человек – без информирования об этом кого-либо из потерпевших).
Суд отказал потерпевшим в возможности реализации (восстановления) права на подачу гражданского иска против должностных лиц РФ, непосредственные действия которых стали причиной смерти близких родственников Заявителей.
Этот иск на практике не исполним: А) Все остальные лица, осуждённые или амнистированные по этому делу (в рамках выделенных из него дел), не будут участвовать в погашении этой суммы формально взысканного ущерба. В) В результате неполноты расследования и не привлечения к ответственности всех виновных, ответственные должностные лица, представители государства, государственная казна – не будут участвовать в погашении ущерба. Хотя ЕСПЧ в своем решении, которое находится сейчас в стадии исполнения, фактически признал, что смерть одних заложников и ухудшение здоровья других наступили из-за применения газа. Чтобы восстановление прав заявителей не носило иллюзорного характера, следствие и суд должны были выявить всех причастных лиц, а при невозможности – по причине неполноты следствия – направить дело на стадию расследования. Однако в этом ходатайстве потерпевшей стороны суд безо всяких аргументов отказал.

Ш. Позиция других Заявителей.

Потерпевшие Бурбаны – родители  единственного сына Григория Бурбана, погибшего при проведении операции по освобождению заложников, весь период после событий «Норд-Оста» принимали активные шаги к установлению действительных обстоятельств дела и привлечения виновных к уголовной и материальной ответственности и взыскания адекватного материального ущерба. Они намерены были предъявить гражданский иск к лицам, ответственным за смерть сына. Однако они были фактически лишены этой возможности.
В судебном заседании они были представлены адвокатами  К. Москаленко и Т. Окушко. Они настаивали на том, чтобы к уголовной ответственности наряду с подсудимым Х. Закаевым были привлечены все лица, причастные к лишению жизни их сына, поэтому помимо группы террористов они требовали привлечения лиц, принимавших решения об применении отравляющего газа и не обеспечивших оказания необходимой медицинской помощи их сыну после тяжелого отравления. С этой целью они через своих представителей заявили ходатайство о направлении дела прокурору для привлечения всех лиц, на которых лежит ответственность за гибель сына, а не одного Х. Закаева. Фактически, суд отказав в удовлетворении этого ходатайства лишил их возможности заявить гражданский иск к конкретным лицам, виновным в гибели сына. А между тем супруги Бурбаны – люди преклонного возраста потерявшие единственного сына – кормильца.
Таким образом их право о заявлении гражданского иска по их мнению было непоправимо нарушено тем, что суд, с одной стороны отказал в ходатайстве о направлении дела прокурору для проведения надлежащего расследования, а с другой стороны суд «щедро» взыскивая с осужденного Закаева миллионы рублей компенсации делал это право Заявителей требования о взыскании ущерба иллюзорным, ибо по приговору суда Московского окружного военного суда от 21 марта 2017 года Закаев Х. А. по совокупности преступлений осужден к 19 годам лишения свободы и, находясь в заключении 19 лет, он никак, даже теоритически, не может выплатить никому из потерпевших взыскания по иску.
Поэтому Заявители считают, что их права как гражданских истцов непоправимо нарушены дефектами дела, на который суд должным образом не отреагировал и ограничился осуждением и материальными взысканиями с одного единственного лица Х. Закаева (из более десятка осужденных и амнистированных).
Все это привело к тому, что Марк Бурбан, Любовь Бурбан были лишены реальной возможности предъявить гражданский иск к надлежащим ответчикам о компенсации в полном объеме материального ущерба причиненного им в связи с потерей единственного сына и кормильца двух престарелых пенсионеров.
Аналогичной позиции о неэффективности и призрачности прав о гражданском иске придерживались и другие потерпевшие. Они считают, что их доступ к справедливому разбирательству посредством предъявления гражданского иска в уголовном деле в данном случае был нарушен  бездействием властей, отказом суда в привлечение к ответственности всех виновных и взысканию ущерба в уголовном процессе.


 
< Пред.