главная arrow 2003 arrow «Мы вашу дочь в «Норд-Ост» не посылали»

home | домой

RussianEnglish

связанное

Пантелеев Денис
Димка Пантелеев
Димка Пантелеев был добрым и отзывчивым. Мы вместе учились в...
17/07/19 16:42 дальше...
автор Андрей Владимирович Сударев

Фролова Дарья
Не знаю почему стала смотреть по ссылке ролик про Троекуровс...
18/05/19 17:13 дальше...
автор Алёна

Памяти Политковской
In memory of Politkovskaya
raise the voice on terrorism victims
10/05/19 11:18 дальше...
автор bestro

«Мы вашу дочь в «Норд-Ост» не посылали»
Написал Лиана Ахапкина   
29.08.2003

Исповедь матери, истоптавшей каблуки о чиновничьи пороги

 

Пишу в «Родную газету» в надежде, что она сможет по-новому взглянуть на историю с захватом заложников в Театральном центре на Дубровке. Утром 26 октября прошлого года там во время штурма погибла наша 19-летняя дочь Женя. Она была студенткой социального университета и, чтобы оплачивать учебу, по вечерам работала в «Норд-Осте» капельдинером.

Последний раз я разговаривала с ней по мобильному телефону около трех часов утра. Она успокаивала меня: «Мама, все будет хорошо. Террористы никого из нас убивать не собираются, говорят — самим жить хочется. Они ждут результатов каких-то переговоров и обещают нас к обеду отпустить…»

Нас, собравшихся рядом с ДК в спортзале ПТУ, официальные лица заверяли: штурма не будет. Однако около 6 утра он начался. Женя, как и более 120 человек, была убита неизвестным газом, название которого нам так и не сказали. Рядом с дочерью находился ее жених Иван. Он тоже студент и работал в ДК гардеробщиком. Ваня выжил и рассказал, как, почувствовав газ и головокружение, он намочил платок и подал Жене. Сказал: «Спи, все будет хорошо…» — и положил ее голову себе на плечо…

Сколько в первые часы после кровавой драмы мы слышали красивых слов, что государство окажет всяческую помощь семьям пострадавших и заложникам! Помнится, и президент дал на этот счет свои указания. Сотрудники военного госпиталя имени Вишневского, где я 20 лет работаю врачом-эндоскопистом, сочувствовали мне, как могли успокаивали. У меня на иждивении престарелая больная мать, участница войны, и младшая дочь. Но после суточного дежурства я подолгу стояла у дверей и не могла зайти в квартиру, где еще вчера радовалась жизни наша Женя, мечтала о свадьбе и строила планы на будущее.

Понимая это, коллеги тормошили: «Требуй новую квартиру, Лиана, тебе она давно положена. Теперь не смогут отказать…» Дело в том, что 20 лет мы с мужем, моей мамой и двумя дочерьми жили в 30-метровой двухкомнатной квартире ведомственного общежития. Моя очередь на улучшение жилищных условий была второй, потом стала третьей, но при распределении квартир меня всякий раз обходят. В Красногорской районной администрации ответ один: вы работаете в военном госпитале, пусть он о вас и заботится. А у начальника госпиталя другой ответ: вы гражданские врачи, пусть город вас и обеспечивает жильем. Те же слова я услышала от него после гибели дочери. Так нам дали понять: мы — никому не нужные люди.

По совету друзей я обо всем написала губернатору Московской области Б. Громову. Как мне передали, он направил мое письмо министру строительства области Е. В. Серегину с распоряжением помочь нашей семье и доложить. После этого комендант общежития сообщила, что нам будет предоставлена трехкомнатная квартира в этом же общежитии, как только из нее выедет семья офицера. Прошло уже восемь месяцев, и выясняется: тот офицер никуда не собирается выезжать. Выходит, губернатора и нас просто обманули? Теперь мне прямо заявляют: «Мы вашу дочь в «Норд-Ост» не посылали».

К нам приходят юристы и предлагают подать судебный иск о взыскании моральной компенсации за убитую дочь, но не к правительству Москвы, а к правительству России, несущему прямую ответственность за захват и гибель зрителей «Норд-Оста». Несколько месяцев я отказывалась, но теперь понимаю: вчерашние заложники и пострадавшие судятся от отчаяния, чтобы обратить на себя внимание, потому что до их бед и нужд никому нет дела. Выдали по 100 тысяч рублей за умерщвленную душу — и отстаньте. Когда же мы перестанем безропотно воспринимать смерть детей, матерей и отцов? Скоро год со дня трагедии в Театральном центре. Но на его стенах до сих пор нет мемориальной доски с именами невинно убиенных.

Не так давно взрывы террористок-смертниц унесли в Москве жизни других зрителей и был взорван военный госпиталь в Моздоке. Как представлю, что оставшихся в живых калек и родственников убитых ждут те же мучения и равнодушие, — снова мороз по коже. Четыре года государство не может разгромить террористов, поймать Масхадова и безногого Басаева, а страдаем мы, ни в чем не повинные мирные жители. А когда в наш дом приходит беда, мы теряем родных и близких, государство отворачивается от нас, выставляя сутягами и вымогателями. Смешно после этого говорить о каком-то единении общества. Наверное, оно придет тогда, когда президент начнет наказывать за равнодушие и неисполнение своих приказов.

Лиана Ахапкина, врач военного госпиталя им. Вишневского

«Родная газетa»


просмотров: 4689 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >