главная arrow 2009 arrow Катастрофа по нормативам

home | домой

RussianEnglish

связанное

Процесс по делу о теракте в "Д...
Решение ЕСПЧ по теракту в Домодедово
ЕСПЧ. «Криволуцкая против России» теракт Домодедово. Решение...
09/11/17 10:45 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

Норд-Ост
Норд-ост
Долго не не мог опубликовать...больно.. НОРД-...
29/10/17 15:07 дальше...
автор Виктор Семенов

Помнят, любят, скорбят вместе ...
26-е октября 2017 года
Нас стало меньше... Не согреет душевной песней наши сердца н...
28/10/17 01:12 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

Катастрофа по нормативам
Написал Елена Алексеева   
01.12.2009

$titlealt_valЖелезнодорожная катастрофа, унесшая три десятка жизней, отчетливо показала — к внештатным ситуациям в нашей стране не готовы. Помощь к месту аварии прибыла через два часа, машины скорой появились через три. Пассажиры и бригада поезда оказались предоставлены сами себе. Какие выводы сделало руководство железной дороги из произошедшего, выясняла «Фонтанка».

О том, что пострадавших могло быть гораздо меньше, говорят все. Если бы людям вовремя оказали помощь, если бы хватало лекарств, если бы вагоны были иной конструкции — люди пострадали не от самого взрыва, а в результате схода поезда с рельсов. Понятно, что обеспечить все больницы Тверской и Новгородской области медикаментами или починить дороги, чтобы скорые могли вовремя добираться к месту происшествия, задача в ближайшее время невыполнимая. Но, похоже, что и остальные факторы риска никто не собирается уменьшать.

«Российские железные дороги» своей вины в случившемся не видят. «Это не катастрофа, а терроризм! При чем тут мы? — заявили в пресс-службе РЖД корреспонденту «Фонтанки».— Обеспечивать безопасность железной дороги — не наша задача. За такими вещами следит МЧС и ФСБ, первую помощь организует скорая. А мы отвечаем только за состояние подвижного состава и дорожной инфраструктуры».

Претензий к вагонам «Невского экспресса» в РЖД не принимают. «Состав был оборудован по нормативам, которые разработало Министерство путей сообщения,— заявляют в этой компании.— Никаких ремней безопасности в нем не предусмотрено, поскольку «Невский экспресс» не относится к скоростным поездам, максимальная его скорость 200 километров в час. А почему кресла слетели и столько жертв — спрашивайте у производителя».

«У нас абсолютно надежные вагоны,— заявили на Тверском вагоностроительном заводе (ТВЗ), где и был построен «Невский экспресс».— Лучшее тому доказательство — то, что два года назад при похожей катастрофе люди таких страшных травм не получили». Ответить на вопрос, почему же в этот раз надежный, соответствующий всем нормативам и доказавший свою прочность, поезд превратился в «машину смерти», производители пока не могут. «Сейчас наши специалисты находятся на месте происшествия, разбираются в причинах,— пояснили на ТВЗ.— О каких-то выводах говорить рано».

Говорить о сделанных выводах, похоже, не приходится. Ремней безопасности не предусмотрено и на «Сапсане», чья скорость превышает скорость «Невского экспресса». «На западных поездах такая мера не применяется, там нигде не пристегиваются»,— поясняют в РЖД, забывая о том, что конструкция вагонов и расположение кресел в поездах европейских стран совсем иные.

Не улучшится и ситуация с медицинской помощью. «В «Невском экспрессе» было две аптечки — столько, сколько положено по нормативам,— сообщают в РЖД.— А нормы нам устанавливает МПС, и мы не вправе их менять. Вот если выйдет приказ комплектовать поезда иначе, тогда будем». Пока, насколько известно «Фонтанке», никаких распоряжений об улучшении медицинского оснащения поездов не поступало, поэтому «Невский экспресс» вновь отправился в путь, снабженный перевязочными материалами, йодом, «сердечными каплями», успокаивающими и противоаллергическими препаратами. «Это — то, что может понадобиться в дороге,— полагают в руководстве РЖД.— А для всего остального есть скорая».

Вопрос о том, какие меры предприняты для того, чтобы снизить количество жертв в случае возможного повторения катастрофы, поставил ОАО «Российские железнодорожные дороги» в тупик. «Это же был терроризм. Семь килограммов тротила! Как это можно предусмотреть и что-то заранее предпринять?! — возмутились в пресс-службе этой уважаемой компании.— А все, что от нас зависит, мы сделали».

Не знают о каких-либо новшествах и на Октябрьской железной дороге. «Пока нам ничего не говорили,— сообщили в пресс-службе ОЖД.— Есть только официальный ответ, что после 12 августа 2007 года был предпринят ряд мер, направленных на усиление безопасности пассажиров».

Напомним, в августе 2007-го, сразу после ЧП, исполняющий обязанности начальника ОЖД Анатолий Краснощек заявил о необходимости усилить охрану железной дороги, связывающей две столицы: «вместо прежних трех проверяющих на каждые пять километров пути будет пять, а то и шесть человек». Более того, он заявил о намерении ОЖД поставить свои объекты под постоянное спутниковое наблюдение. Судя по обстоятельствам катастрофы 2009 года, намерения остались на уровне обещаний.

По печальной иронии судьбы именно сегодня, в день, когда начали хоронить жертв «Невского экспресса», свой юбилей — 200-й день рождения, на самом высоком уровне отмечает старейший железнодорожный вуз страны — Институт путей сообщения. В Юсуповском дворце на Фонтанке произносились торжественные речи, много говорилось о величии отрасли и о грядущем развитии высокоскоростных магистралей. Словосочетание «Невский экспресс» не прозвучало ни разу.

Фонтанка.ру

 


просмотров: 5161 | Отправить на e-mail

  комментариев (3)
1. Время идет, отношение к людям не меняетс
автор: Светлана Губарева website, дата: 02-12-2009 05:00
Последние строки статьи напомнили о событиях после штурма театрального центра, рассказанных Татьяной Карповой:

«Мы подошли к членам штаба, которые все еще были в зале. Я обратилась к женщине, которая стояла в центре штабистов. Так как я была уже в полу обморочном состоянии и поэтому сейчас не могу с точностью сказать, кто это был. В моем представлении это была Валентина Матвиенко. Но, может быть, я грешу и обвиняю ни в чем не повинного человека… Но только слова этой женщины я не могу забыть и простить до сих пор… Со мной подошли к ней несколько убитых горем людей, и, когда я задала ей только один вопрос: «Вы же нас проинформируете… Что делать нам, тем, кто не нашел фамилий свои родных ни в одном списке?!» Ответ был такой: «Женщина, езжайте домой! Не мешайте нам! Разве вы не видите: у нас сегодня праздник! И мы говорим только о живых! Мертвыми мы сегодня не занимаемся! Сидите дома дня три-четыре. Ждите! Может, объявится! А потом уже можете ехать в морги!» При этих словах она еще и засмеялась!»
2. Свидетельство очевидца:
автор: Борис Грузд, адвокат website, дата: 02-12-2009 05:07
Мне показалось, что процесс эвакуации и оказания первой медицинской помощи, учитывая масштаб катастрофы, был организован плохо. Многие получили очень тяжелые травмы, например, открытые переломы, что означает большую кровопотерю, в таких случаях счет идет на минуты. Необходимых медикаментов и медицинских аптечек в составе не хватало, и врачи, которые ехали в нашем поезде, мало что могли сделать. Не исключаю, впоследствии может оказаться, что значительная часть погибших скончалась не в результате самой травмы, а из-за неоказания своевременной медицинской помощи. Сотрудники состава первые полчаса никак не информировали пассажиров о случившемся и не обращались за помощью, пока один из проводников не предложил всем медицинским работникам выйти из поезда и оказать помощь. Несколько инициативных пассажиров спросили о том, не нужна ли помощь мужчин, получили ответ: «Не помешает». Тогда все, кто нормально себя чувствовал, взяли воду, матрасы и одеяла и двинулись по направлению к оторванным вагонам. Это было абсолютно бескорыстное желание помочь людям, и, подвергая себя опасности, многие пассажиры, человек 50—80, оказывали посильную помощь пострадавшим. Я присоединился к ним одним из последних.

В плане эвакуации все было сделано очень оперативно. К нашему составу подъехал высокоскоростной поезд Самара — Санкт-Петербург, в который сели те, кто не пострадал или получил незначительные травмы. На нем мы доехали до ближайшей станции — Угловки, где нас уже ждал высокоскоростной поезд «Сапсан».

В субботу меня, как и всех оставшихся в живых пассажиров этого поезда, допросили следователи прокуратуры Приморского района Петербурга.
3. Свидетельство очевидца
автор: Пишет paltus_nk: website, дата: 02-12-2009 05:16
…Мрак, сперва тишина, потом стоны и крики раненых и покалеченных.

Я на полу — почему-то меня кинуло на пол, что, видимо, и спасло — и несильно придавило, только недвижными телами. Тела отодвинул, себя ощупал — весь в крови, но, похоже, в основном чужой. Руки-ноги работают, особых болей нет (что, впрочем, всегда обманчиво — шок) — попробовал подвигать основными частями тела — вроде получается. На голове здоровенная шишка, кровоточит, но терпимо. Удалось встать, но какое-то время пришлось стоять и ждать, пока ребята, не особо пострадавшие, не расчистили завалы.

Кругом страдание — мы сидели в задней части вагона, куда прилетели все сумки и чемоданы, — там много заваленных и покалеченных.

Вообще вагон в первые минуты катастрофы представлял собой равномерно раскиданную по всему объему массу из тел, частей вагона и остатков кресел.

Несколько мужчин в вагоне пострадали несильно, некоторые вообще отделались ссадинами — они и организовали первичную помощь. Не обошлось без хаоса, но паники не было, люди быстро организовались. Выбили стекла, начали выкидывать сиденья и части конструкции — освободить проход и начать вытаскивать людей из-под завалов. Надо сказать, ребята вели себя совершенно геройски — в этом хаосе, без всякой внешней помощи, смогли организовать достаточно вменяемую систему спасения граждан в тех условиях, в которые были поставлены.

Ранения людей были в основном тяжелые — рваные раны, открытые и закрытые переломы, проникающие ранения от летавших частей конструкции, ну и прочее — не для печати. Были и недвижные тела, но посчитать их в темноте не было никакой возможности, да и не до этого было.

После того как прошел шок — за это время я успел помочь выкинуть несколько кресел в окно, — стало ясно, что стоять на ногах, мягко говоря, некомфортно — пришлось сесть на остатки кресла. Одна часть салона вагона была в лучшем состоянии, чем другая, туда переходили ходячие раненые, туда я помог пройти брату.

В криках о помощи, разбивании стекол и постепенной ликвидации завалов прошел где-то час — напомню, сама катастрофа произошла где-то в 21.30. К этому моменту вокруг вагона стали собираться люди — из передней части состава и, видимо, местные, успевшие добраться. Через окно забрались врачи — они принесли первые обезболивающие и осмотрели раненых, поделив их на группы для эвакуации — по степени тяжести ранений.

Проводница достала откуда-то воды, которую все жадно пили. Началась эвакуация легко раненных и несильно пострадавших на улицу через окна: двери вагона полностью заклинило.

Наконец, где-то через полтора часа, появились первые представители МЧС и медики, которые и начали профессиональную эвакуацию. Людям делали обезболивающие уколы и быстро отправляли на машинах в близлежащие больницы…

Несколько замечаний.

Не профессионал, но конструкция вагонов поражает. Все сиденья, за исключением нескольких в начале вагона, какие-то острые элементы конструкции — не выдержали удара, оторвались, летали по салону и были одной из основных причин травм и смертей. Повторяю, не специалист — но как-то это все выглядело странно. Как-то хлипко они были прикреплены к массивным основаниям. Остатки крепежа — рваные зубцы металла, похоже на алюминий, — тоже резали людей что твои ножи.

Заклиненные двери удалось открыть только МЧС снаружи. Окна было почти невозможно разбить, да и нечем. Лестница была только одна, и ее долго не удавалось достать: завалило.

В общем, как-то удивило.

Работа профессионалов — с учетом того, что они появились на сцене через часа полтора, — в целом порадовала. Работали быстро, знали, что делать. Приехали, по мнению многих пострадавших, слишком поздно — с другой стороны, я совершенно не понимаю, как туда вообще можно было быстро подъехать — это же непролазная чаща. Возможно, стоит подумать об обустройстве подъездов по всей длине ж/д трасс, устраивая в определенных местах вертолетные площадки.

Организация местной «скорой помощи» и медицина — ну сами понимаете. Люди стараются, но стараются они тем, что у них есть, а этому как минимум лет 40. Техника старая, вокруг на сто верст машин «скорой помощи», может, пять. Еще эти ямы… В больницу ехал с двумя тяжелыми, КАК они орали на каждой кочке, — а по лесу ехать пришлось где-то минут тридцать, — раза два им приходилось колоть морфин.

Больницы — ну какая может быть больница в Бологом? Но люди — прекрасные. Душевные, отзывчивые, все кидались помочь, эксплуатировали в хвост и в гриву старенький рентген, организовали места для ночлега, разносили чай. Им спасибо.

Сбор поклажи из вагонов был организован четко самими пострадавшими, а довольно скоро место аварии было оцеплено, а вещи пассажиров были взяты под охрану. Теперь бы понять, где получать. Про случаи мародерства слухи ходили, но сам не видел, да и…

По поводу взрыва ничего сказать не могу — никаких подозрительных звуков или резких изменений в движении вагона я не заметил, но, с другой стороны, авария произошла в районе четвертого с конца вагона, а мы ехали в первом — вполне возможно, что взрыв разрушил полотно, а пострадавшие вагоны просто сошли с рельсов.

Нашему вагону и повезло, и не повезло — один из вагонов пострадал очень сильно, еще один упал на бок. Но наш, видимо, оторвался от остальных и резко остановился — отсюда жертвы.

В общем, как-то так. Безносая помахала косой, но прошла дальше по вагону. В целом интересное ощущение, только вот еще бы люди не гибли

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >