главная arrow 2010 arrow Как заткнуть за пояс шахида?

home | домой

RussianEnglish

связанное

Пантелеев Денис
Димка Пантелеев
Димка Пантелеев был добрым и отзывчивым. Мы вместе учились в...
17/07/19 16:42 дальше...
автор Андрей Владимирович Сударев

Фролова Дарья
Не знаю почему стала смотреть по ссылке ролик про Троекуровс...
18/05/19 17:13 дальше...
автор Алёна

Памяти Политковской
In memory of Politkovskaya
raise the voice on terrorism victims
10/05/19 11:18 дальше...
автор bestro

Как заткнуть за пояс шахида?
Написал Дмитрий Попов   
24.02.2010

Зампред СКП при прокуратуре по Северному Кавказу и югу России Борис Карнаухов: “Боевиков лучше судить, а не уничтожать”

1На последней расширенной коллегии ФСБ России, говоря о борьбе с терроризмом, Президент РФ Дмитрий Медведев подчеркнул, что “преступные акции в Ингушетии, Дагестане, Чеченской Республике свидетельствуют, что терроризм остается самой серьезной угрозой обществу”. О том, что сейчас происходит в неспокойных республиках, “МК” побеседовал с исполняющим обязанности заместителя председателя Следственного комитета при Прокуратуре РФ — руководителем Главного следственного управления по Северо-Кавказскому и Южному федеральным округам СКП РФ Борисом Карнауховым. 

— Борис Михайлович, все “проблемные” кавказские республики в зоне вашей ответственности, ситуацию вы знаете не понаслышке. Теперь они вошли в отдельный округ. Повлияет ли это как-то на вашу работу?

— Следователями возглавляемого мною подразделения по-прежнему осуществляется предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершенных на территориях как Южного, так и Северо-Кавказского федеральных округов. Причем количество уголовных дел на территории последнего составляет подавляющее большинство. Административно-территориальные изменения, на мой взгляд, в большей степени затронут социально-экономическую ситуацию в регионе, что, в свою очередь, может положительно отразиться и на криминогенной ситуации.  

— Постоянно идут новости о ликвидации боевиков, за прошлый год, как сказал Президент Российской Федерации, их уничтожено свыше полутысячи. Что-то меняется?  

— Нельзя сказать, что ликвидация боевиков сама по себе может в корне изменить криминогенную ситуацию на Кавказе. Прежде всего следует отметить, что сами факты уничтожения подобных лиц вызваны крайней необходимостью, связанной с оказанием ими ожесточенного вооруженного сопротивления при попытках задержания сотрудниками силовых структур.  

С уголовно-правовой точки зрения, несомненно, гораздо более ценно было бы задержание преступников и привлечение их к уголовной ответственности. Это позволило бы получить ценную информацию об источниках и механизме финансирования террористической деятельности, структуре и участниках бандподполья…  

Последствия ликвидации боевиков тоже могут быть различными. Это может спровоцировать как присоединение к незаконным вооруженным формированиям в качестве новых участников кого-либо из числа родственников уничтоженных с целью отомстить правоохранительным органам, так и выход из их рядов (например, в связи с уничтожением лидера). На фоне количества уничтоженных боевиков объективно в прошлом году произошло снижение количества совершенных преступлений в отношении представителей власти в Чеченской Республике и резкое увеличение их числа в Республике Дагестан.  

В регионе продолжают действовать законспирированные ваххабитские группировки, являющиеся частью террористических структур незаконных вооруженных формирований. В распоряжении террористов имеются значительные денежные суммы и современные технические средства, которые используются ими как для непосредственного совершения преступлений, так и для сокрытия их следов. Группы экстремистов, по сути, являются организованными преступными сообществами. Они нападают на представителей органов государственной власти и управления, организации и учреждения, сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих. В деятельность таких группировок вовлекается местное население путем распространения идей радикальных исламских направлений и экстремистской литературы. Факты ликвидации боевиков активно используются в пропагандистской деятельности экстремистов. При этом ими искажается действительная картина, уничтоженные преступники выступают в роли “борцов за истинную веру”.  

— Почему люди берут в руки оружие и уходят в горы? Вряд ли они так уж хотят жить по весьма суровым законам шариата…  

— На мой взгляд, вы недооцениваете влияние религии на жизнь жителей мусульманских республик Северного Кавказа. Ислам является традиционным для этого региона. Его влияние всегда было сильным, включая период вынужденного атеизма, наступивший в нашей стране после 1917 года. Вместе с тем жить по законам шариата и присоединяться к представителям радикальных исламских течений, призывающих к свержению существующего порядка власти и совершению преступлений в отношении ее представителей, — это разные понятия. Последнее активно осуждается религиозными деятелями традиционного ислама.  

Основными дестабилизирующими факторами в данном случае являются кризисное состояние экономики, нерешенность многих социальных и национальных проблем, снижение уровня жизни и образования значительной части населения, явно выраженное имущественное расслоение общества, существующие противоречия в межнациональных и межклановых отношениях. Увеличение незаконного оборота оружия, боеприпасов и взрывных устройств, насаждение, в том числе и из-за рубежа, экстремистской идеологии, обусловленное геополитическими интересами стран Запада и Ближнего Востока, входят в число причин, побуждающих людей преступить закон. Но зачастую причиной этого является обычная корысть, поскольку многие преступления так называемыми “лесными” совершаются за деньги, без какой бы то ни было идеологической подоплеки.  

— Бандиты получают поддержку мирного населения?  

— На этот вопрос нельзя ответить однозначно. В соответствии с действующим в России уголовным законодательством пособники преступников являются соучастниками преступлений, то есть сами нарушают закон. За заранее не обещанное укрывательство преступлений предусмотрена уголовная ответственность, в том числе и в виде лишения свободы. Вместе с тем от такой ответственности освобождаются супруги и близкие родственники лица, совершившего преступление. Таким образом, говорить о “мирном населении” в целом не совсем правильно.  

В результате работы правоохранительных органов, направленной на выявление участников незаконных вооруженных формирований, бандгрупп и их пособников, в прошлом году установлено свыше 320 лиц, входивших в них в разные периоды и предоставлявших их участникам жилье, одежду, медикаменты, деньги, оружие, а также информацию о передвижении представителей правоохранительных органов и вооруженных сил на территории Чеченской Республики, Республик Дагестан и Ингушетия (в 2008 году — 366).  

— В прошлом году опять появились террористы-смертники…  

— Впервые смертники осуществили свои теракты на Северном Кавказе летом 2000 года, после перехода военного противостояния в фазу партизанской войны. Если первая чеченская война проходила под национальными лозунгами (и тогда чеченцам существенную помощь оказали исламские радикалы, но они все-таки были на вторых ролях), то вторая чеченская стала уже частью всемирного джихада “воинов Аллаха” против “отступников и неверных”. В середине 90-х годов не было ни одного случая использования шахидов (использование смертников в принципе противоречит традициям и менталитету чеченцев, которым с их традиционно очень высоким боевым духом они даже и не нужны). А с начала нынешнего века арабские наемники, поставившие под свой контроль все руководство Республики Ичкерии, привнесли эту тактику и в Чечню.  

При этом в истории использования “живых бомб” на Северном Кавказе можно выделить два пика: первый пришелся на 2000—2003 годы, а второй — на прошлый год. Эта тактика вышла за пределы Чечни и затронула сопредельные с ней Ингушетию и Дагестан. А в промежутке между этими пиками смертники успели отметиться в Северной Осетии, Ставропольском крае и Москве. Периодически правоохранительным органам в результате спецопераций удается ликвидировать или задерживать потенциальных смертников.  

Однако по массовости применения и последствиям северокавказским бомбистам далеко до афганских и иракских коллег — негласных законодателей этой моды. Причем если в Афганистане интенсивность терактов с участием смертников как минимум не снижается, держась примерно на одном и том же уровне с 2006 года, когда эта тактика стала массово использоваться талибами (в среднем 140 случаев за год), то в Ираке за последние два года, наоборот, кривая поползла вниз.  

Само авторство термина “слуги Сатаны” применительно к смертникам многими приписывается нынешнему премьер-министру Ирака. Именно Ирак в этом плане поставил такие “рекорды”, по сравнению с которыми все остальные ареалы использования тактики шахидов в мире просто меркнут. Пиковыми годами оказались 2005-й и 2007-й — 478 и 442 случая использования “живых бомб” соответственно. А, к примеру, в прошлом году в Ираке “в рай” через детонацию поясов шахидов и подрывы заминированных автомобилей попало “всего” чуть больше 30 самоубийц. Всего же с 2003 года в Ираке прогремело около 1700 взрывов, осуществленных смертниками. 
Таким образом, использование террористов-смертников является достаточно распространенным способом совершения актов терроризма во всем мире.  

— Но откуда берутся шахиды, каковы причины этого явления?  

Во-первых, в основном роли “живых бомб” на Северном Кавказе выполняют женщины и юноши. Возможно, опытные боевики считают, что им нет резона надевать пояс шахида, раз они своим опытом могут принести гораздо больше пользы в партизанской войне, а не “расходовать” себя в единичной акции. Но также вполне вероятно, что они и не смогли бы привести взрыватель в действие, даже будучи обвешанными взрывчаткой. Далеко не каждый “шайтан” сможет себя взорвать. Это ведь вопрос психологии. Можно вспомнить, к примеру, что при захвате театрального центра на Дубровке осенью 2002 года из всего состава банды Мовсара Бараева шахидами, точнее, шахидками готовы были стать только женщины — только они носили пояса со взрывчаткой. Гораздо проще использовать для этих целей вдов убитых боевиков (а на Кавказе для многих женщин, потерявших мужей, с их смертью заканчивается не только супружеская жизнь, но и в ментальном плане теряется смысл жизни как таковой). Либо молодежь — сочетая идеологическую обработку с игрой на их беспросветном настоящем и такого же цвета будущем.  

Вторая особенность нынешних терактов в исполнении самоубийц заключается в том, что в массе своей, возможно, именно из-за террористической “неопытности” женщин и молодых ребят в каждом случае общее количество убитых и раненых не превышает десятка человек. Наименее “эффективным”, видимо, стоит признать теракт, произошедший 12 сентября у грозненской гимназии, в результате которого погиб только сам 23-летний подрывник (еще трое милиционеров получили ранения). 
Подготовка таких смертников ведется групповым методом по специально разработанной методике с использованием зомбирующих технологий, учебно-тренировочных заданий, формирующих жесткие мотивационные установки, с соответствующей атрибутикой и ритуалами.  

В прошлом году на территории Чеченской Республики “живыми бомбами” стали 9 человек, в Республике Ингушетии — 4 и в Республике Дагестан — 1. 
Как правило, террористами-смертниками приводились в действие самодельные взрывные устройства в виде “поясов шахида”, надетые на тело и скрытые под одеждой, начиненные различными металлическими предметами (болтами, отрезками арматуры и т. п.) для повышения поражающего эффекта при взрыве. Также не единичны случаи управления смертником автомобилями, снаряженными взрывчаткой.  

В результате такого способа совершения преступления скрываются многие, если не все следы. Так, в результате взрыва уничтожается не только объект, который предполагалось уничтожить, но и само взрывное устройство, использованное в качестве орудия, а также следы пребывания и действий преступника на месте преступления. В случае использования террориста-смертника взрыв делает практически невозможным опознание личности непосредственного исполнителя.  

— Бандиты чаще стали выбирать мишенью силовиков. Но раньше они устраивали теракты и против мирного населения.  

— В связи с изменениями, внесенными в уголовное законодательство в 2006 году, понятие террористического акта значительно сузилось. Так, сейчас для квалификации преступления как террористического акта обязательным является наличие цели воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями.  

Поэтому, как это ни странно звучит, террористические акты в нашей стране стали крайне редким преступлением.  

Тем не менее мирное население продолжает страдать от бандитов, которые, выбирая общеопасный способ совершения преступлений в отношении представителей власти, безразлично относятся к возможным потерям среди мирного населения.  

В 2009 году на территории Южного федерального округа совершено 641 посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих (в 2008 году — 491, рост составил 30%).  

Наибольшее количество посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов совершено в прошлом году в Дагестане — 213 (+110%), Ингушетии — 204 (+ 5%), Чеченской Республике — 190 (+ 42%). По Южному федеральному округу погибли: 251 сотрудник правоохранительных органов и военнослужащий, а также 32 гражданских лица (в 2008 году соответственно 210 силовиков и 12 гражданских), ранены 727 сотрудников и 85 гражданских лиц (в 2008 году — 484 силовика и 68 гражданских).  

В подавляющем большинстве случаев посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов совершаются путем приведения в действие самодельных взрывных устройств, закладываемых под автомобили либо по пути следования потерпевших, обстрела автотранспорта, стационарных постов ДПС, зданий правоохранительных органов и жилых домов сотрудников из автоматического оружия и гранатометов.  

— Все эти местные особенности, о которых мы говорили, сильно осложняют вашу работу? Насколько я знаю, для успешного раскрытия часто приходится привлекать следователей из других регионов.  

— Существуют определенные проблемы, связанные с работой на Северном Кавказе. В том числе обусловленные недостаточной эффективностью работы местных правоохранительных органов. Привлечение следователей из других регионов практикуется с целью создания следственных групп для расследования особо тяжких преступлений, вызвавших большой общественный резонанс, представляющих особую сложность в расследовании.  

Например, в январе 2009 года в соответствии с совместным приказом об организации работы следственно-оперативной группы, созданной для расследования уголовных дел, во Владикавказ прибыли 24 сотрудника подразделений СКП РФ из 17 субъектов Российской Федерации и группа оперативных сотрудников МВД. Общая численность группы составила около 170 человек.  

В результате работы группы был раскрыт ряд громких убийств на территории Северной Осетии, в числе которых убийство мэра Владикавказа Виталия Караева, экс-мэра Казбека Пагиева и его водителя, начальника отдела уголовного розыска МВД по Республике Северная Осетия—Алания Виталия Чельдиева и его сына.  

— На каком этапе расследование самых громких дел последнего времени?  

— В ходе расследования уголовного дела о покушении на президента Республики Ингушетия Юнус-Бека Евкурова основной круг организаторов и исполнителей преступления установлен. В розыск объявлены Али Тазиев (Магас), Александр Тихомиров (он же Саид Бурятский), Магомед Цокиев, Адам Тотчиев. Три основных участника преступления — Абдул-Малик Алиев, Аслан Батыгов и Рустам Дзортов — уничтожены.  

В ходе расследования дела по факту теракта, совершенного 17 августа 2009 года в расположении ОВД по Назрановскому району, в результате которого 21 человек погиб и более 300 были ранены, один из участников преступления — Масхуд Чибиев — задержан и привлечен к уголовной ответственности, пять человек (в том числе все тот же Александр Тихомиров) объявлены в розыск, трое уничтожены. Кстати, сведения о том, что именно Тихомиров находился за рулем автомобиля “Газель”, взорвавшегося на территории Назрановского ОВД, появившиеся в сети Интернет, объективного подтверждения не нашли.  

Также следует отметить дело по факту взрыва 17 декабря 2009 года на федеральной автомобильной дороге “Кавказ” в районе стационарного поста дорожно-постовой службы УГИБДД МВД по Республике Ингушетия “Волга-16” автомобиля “Лада-Приора”. Личность исполнителя преступления была установлена в первые сутки расследования, работа по установлению пособников и организаторов преступления продолжается. 

«МК»


просмотров: 5668 | Отправить на e-mail

  комментариев (1)
1. автор: Светлана Губарева website, дата: 28-02-2010 20:45
Чуть больше семи лет назад за такие же слова — "С уголовно-правовой точки зрения, несомненно, гораздо более ценно было бы задержание преступников и привлечение их к уголовной ответственности. Это позволило бы получить ценную информацию об источниках и механизме финансирования террористической деятельности, структуре и участниках бандподполья… " — только ленивый не бросал в нас камни. И вот они прозвучали из уст высокопоставленного чиновника. С чего бы это? К чему бы это?

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >