главная arrow сегодня arrow Эхо теракта в "Домодедово": реабилитация подозреваемых и ответственных

home | домой

RussianEnglish

связанное

Памяти Сергея Карпова
Наш дорогой Сергей
Наш дорогой Сергей, Ты оставил нас, став жертвой пандемии...
09/10/20 19:13 дальше...
автор Kristian Maton - Robert Prospe

Памяти Сергея Карпова
Памяти Сергея Карпова
Светлая память замечательному человеку. Царствие Небесное. Н...
07/10/20 08:13 дальше...
автор Екатерина

Памяти Сергея Карпова
Прощание
Отпевание Сергея Карпова состоится 8-го октября в Храме на Д...
05/10/20 16:18 дальше...
автор Светлана Губарева

Эхо теракта в «Домодедово»: реабилитация подозреваемых и ответственных
Написал Кавказский узел   
30.09.2011

Image«Отношение следователей и сотрудников одного из московских СИЗО — честное и справедливое» – эти редчайшие по сути в российской судебной практике слова высказала мать Магомеда Евлоева, смертника, унесшего взрывом в «Домодедово» жизни 37 и ранившего более 120 человек.

Высокой оценки следствие по делу о самом крупном по числу жертв теракте в аэропортах удостоилось после того, как были сняты все обвинения с сестры террориста Фатимы и его друга Умара Аушева. Изначально следствие считало Фатиму террористкой, подозревая в том, что она помогла брату снаряжать бомбу, а Аушев якобы довез смертника из села Али-Юрта в Назрань, откуда тот отправился в Москву.

Трагедии, особенно такого масштаба как взрыв в «Домодедово», непременно поднимают вопрос ответственности за произошедшее.

Врожденное чувство справедливости особенно остро ставит вопрос перед родственниками погибших. В их сердцах боль утраты будет ощущаться десятилетиями, а возможно и всю жизнь. Наказание виновных если не излечивает от этой боли, то несколько смягчает ее. Но правда и справедливое возмездие за гибель людей в России – факт редкий, что отчетливо доказали «Норд-Ост», Беслан и другие теракты, потерпевшие в которых до сих пор пытаются добиться справедливого расследования и поддержки от государства. Дождутся ли родственники погибших и пострадавшие в теракте в «Домодедово» правды? Займут ли свое место в тюрьме те, кому там полагается быть по закону, а не жертвы сфабрикованных обвинений?

«Столько всяких ужасов рассказывали о том, как людей пытают»

Евлоева и Аушев, проходившие по делу о теракте в аэропорту обвиняемыми по статьям «терроризм», «бандитизм» и «убийство двух и более лиц» были освобождены из-под ареста еще 19 мая. Вскоре после этого глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров пообещал лично проследить за возвращением освобожденных к нормальной жизни. 21 сентября стало известно, что с них обоих сняты все обвинения.

По признанию матери Фатимы Евлоевой Розы, если бы следствие велось на Кавказе, такой исход дела для близких к террористу людей вряд ли был бы возможен. Хотя семья Евлоевых и от московских следователей не ожидала особого расположения.

После освобождения Фатимы Евлоевой и ее возвращения домой в Ингушетию девушка согласилась дать интервью корреспонденту «Кавказского узла». «Когда нас с Ахмедом арестовали и повезли в Москву, мне было очень страшно», – рассказала Фатима. – Нам столько всяких ужасов рассказывали о том, как людей пытают и издеваются над ними. Я не за себя боялась, а за брата – он же совсем еще ребенок: ему на тот момент было всего 16 лет».

Ахмед Евлоев продолжает проходить по делу как подозреваемый в соучастии в теракте – перед взрывом он провожал брата в Москву. Но после освобождения дочери ее родители не так сильно переживают по поводу незаконных методов следствия, как раньше.

«С Фатимой обращались в Москве очень хорошо, и я очень рада, что мой младший сын, Ахмед, находится именно там, – говорит Роза Евлоева. – Если бы можно было сказать об этом на весь мир, я бы сделала это».

«Начальник транспортного цеха»

Наряду с освобождением Евлоевой и Аушева в сентябре подозрения были сняты с 10 высокопоставленных чиновников-силовиков и управляющих аэропорта, проходивших фигурантами по возбужденному после теракта уголовному делу о «необеспечении безопасности». Это важный момент, поскольку практически сразу после теракта с места событий появились сообщения от блогеров о том, что взорвать «Домодедово» не составляло никакого труда. Все эти люди около трех месяцев находились под подписками о невыезде, наверняка встречались со следователями и, возможно, рассказали или могли многое рассказать о том, как обстояли дела с охраной аэропорта. В дело вмешалась Генпрокуратура, мера пресечения была признана недействительной, подозрения сняты и оно спущено из ГУ СКР в нижестоящую окружную структуру с сокращением следственной бригады.

Хотя презумпцию невиновности никто не отменял, но это весьма примечательный факт на фоне того, что традиционно громкие преступления передаются в вышестоящие инстанции и берутся под личную ответственность высшими чинами.

Следственные действия продолжаются, но пока неизвестно, будет ли из них толк. Пока же невольно вспоминаются слова артиста Романа Карцева: «Жаль, что нам так и не удалось выслушать начальника транспортного цеха».

«Ищут там, где светло»

Как рассказал корреспонденту «Кавказского узла» председатель Совета Правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов, случаи освобождения арестованных по обвинению в участии в НВФ и по делам, связанным с терроризмом, крайне редки. Вспомним хотя бы «террористическое» дело Зары Муртазалиевой. Российские и чеченские правозащитники неоднократно указывали на нелогичность следствия по этому делу, считая, что оно сфабриковано (В статье «Громкие дела и судебные процессы 2010 года» на «Кавказском узле» также рассказывается о некоторых других неоднозначных резонансных делах).

Дела подобного рода, по словам Орлова, обычно доводятся до суда, где обвинение часто разваливается. Благоприятным исходом в подобных случаях считается назначение наказаний ниже нижнего предела или в размере уже отбытого в тюрьме срока, указывает правозащитник.

«Очень часто людей из семей боевиков привлекают к ответственности по тому ли делу, по которому приходит их родственник, или по какому-то другому. Ведь наши силовые органы часто ищут не там, где надо, а, как в анекдоте, «там, где светло» — ищут среди ранее амнистированных, среди родственников боевиков»,— заявил Орлов корреспонденту «Кавказского узла».

Факт освобождения и реабилитации Умара Аушева и Фатимы Евлоевой, по словам правозащитника, говорит о том, что «следствие серьезно работает над этим делом и действительно желает разобраться в случившемся». «Хорошо, что освободили невиновных, и хорошо, что следствие хочет разобраться. Такие шаги повышают уровень доверия»,— заключил Орлов.

В настоящее время обвиняемыми по делу о теракте в «Домодедово» проходят лидер вооруженного подполья Сунженского района Ингушетии Башир Хамхоев, младший брат смертника Ахмед Евлоев, а также братья Ислам и Илез Яндиевы.

Как видим, простора для разбирательства у следствия не много. Будем надеяться, что оно не злоупотребит «повышенным уровнем доверия».

«Кавказский узел» специально для «Эха Москвы»


просмотров: 2342 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >