главная arrow 2007 arrow Дышали душами людскими

home | домой

RussianEnglish

связанное

Фадеев Ярослав
Ярослав Фадеев
Спи спокойно, ангел. Светлая память Ярославке!
07/06/20 18:07 дальше...
автор Никита

Киселев Анатолий
Об однокласснике
Год назад, осенью 2019, мы одноклассники Маинской средней ш...
24/05/20 18:17 дальше...
автор Геннадий Белошапкин

Закон о социальной защите граж...
соц. защита пострадавших в терактах
Мой сын работал в Норд-Осте в оркестре, теракт был в его сме...
18/12/19 17:52 дальше...
автор Марина

Дышали душами людскими
Написал Владимир Левин   
07.09.2007

Мы здесь

11 сентября 2001 года споткнулся мир. Если за нашей планетой наблюдали жители других внеземных цивилизаций, они увидели, вероятно, как вздрогнула Земля. Манхэттен стал похож на боксера, которому выбили зубы, потому что без двух 110-этажных башен Нью-Йорк уже не тот. Началась новая эпоха, но мы еще об этом не догадывались.
У каждого из нью-йоркцев было свое 11 сентября. В моей семье этот день отмечался как праздник, потому что именно 11-го родилась наша самая младшая и любимая девочка. Обычно в этот день мы ехали все в старый парк на дивный остров, чтобы отметить ее день рождения. И тогда с утра я предвкушал удовольствие от предстоящей встречи с молодыми людьми, на которую обычно собиралось человек 60–70 с детьми — интересные ребята, ставшие специалистами в этой стране. Умные, образованные — сегодняшний день Америки.

Был обычно еще непременно паренек Филя, который в свои пять лет заставлял всех женщин хвататься за голову — так здорово и непосредственно излагал он свои крамольные мысли. А поскольку они крамольные и у меня, то с пятилетним философом мы быстро находили общий язык. Филин папа вынужден был сменить фамилию. Потому что еще со школьных лет ее писали на доске через черточку. А фамилия у него была тогда Бляхер. Ничего страшного в ней нет, по-белорусски она означает «жестянщик», но, написанная через черточку, она звучала совершенно иначе.
Перебирал в памяти имевших прибыть на островной костерок гостей, курил у окна, и вдруг звонок старшей дочери, веселый такой: «Сейчас по радио сказали, что какой-то маленький самолетик угодил в башню WTC, и он горит. А там на работе Раечка. Включи телевизор, может, там подробнее всё». Включил. Увидел всё, что потом увидел весь мир. Только уже были немножко иные, слегка «подправленные» кадры: не показывали, как люди выбрасывались из окна, как бежали по лесницам (да кто их пустит туда снимать?), как горели в адском пламени. А потом прозвучал сдавленный спазмом голос ведущей: «Коллапс». Это когда рухнула северная башня. Минут через сорок — и южная.
Пару дней назад мы были там всей семьей на выставке хризантем. И я молил бога, что в тот день мои дочери не пошли на работу: готовились к празднику. Стоял у окна и смолил сигарету за сигаретой. Потом позвонил из Минска главный редактор главной белорусской газеты «Народная воля» Иосиф Середич и попросил каждый день давать репортаж в номер. Наступив на свои эмоции, попытался добраться туда, но не вышло. Район закрыт, оцеплен. Только через три дня удалось добраться до того места.
Трудно было дышать. Никогда не ощущал такого запаха, не видел столько пепла, как из вулкана. Видимо, так погибла Помпея, засыпанная вулканическим пеплом. Но то была трагедия стихии. Многие дышали через респираторы. И лишь позже дошло: мы дышим душами сгоревших людей, которые сплавлены с компьютерами, пластмассой, конструкциями зданий. У меня не сохранилось тех репортажей из Граунд Зиро — газета живет один день, а я не собираю свои публикации, тем более — оперативные. Думал о своих девочках, которые чудом избежали этого ада.
И Раечка спаслась. Я потом спрашивал у нее, о чем она думала, когда бежала по лестнице горящей башни (нужны были детали). «О том, что у меня сломался каблук, а потом я вообще потеряла туфлю. Думала о том, как я выгляжу со стороны с босой ногой». Вот что такое женщина!
Через неделю возник огромный забор вокруг места трагедии. И возле него лежали охапки живых цветов, а на самом заборе люди писали слова, идущие из душевных глубин, на всех языках мира.
Каждый день Нью-Йорк хоронил людей: то, что осталось после коллапса,— пожарных и полицейских. Город погрузился в скорбь. А души сгоревших в адском пламени все еще летали над столицей мира. На том заборе появились их фотографии — молодых и необыкновенно красивых. Это были талантливые люди, потому что в Центре мировой торговли работали самые способные, самые лучшие американцы и представители почти всех стран мира. Среди них и наши иммигранты, пробившиеся в мировую финансовую и бизнес-элиту. Время установило официальную статистику: массовое уничтожение людей в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсивальвании унесло жизни 2973 человек, не считая, конечно, 19 террористов, которые находились на борту четырех лайнеров. 246 человек летело в самолетах. 2602 погибло в башнях. К ним добавилось 343 пожарных и 60 полицейских, погибших при спасении людей. 125 жертв оказалось в Пентагоне, а 24 человека считаются пропавшими без вести, так как от них не осталось никаких следов. По всей видимости, сгорели полностью. Погибли и обрушились две стодесятиэтажные башни-близнецы, еще 5 зданий, вышел навсегда из строя «Дойче-банк», отель «Мариотт», завалены обломками 4 станции метро, здание греческой провославной церкви Святого Николая было сильно повреждено. Всего на Манхэттене пострадало 25 зданий, а все семь сооружений ВТЦ пришлось сравнять с землей.
И вот тут начались загадочные совпадения. Вспомнить лишь одно из них. В 1997 году вышел сборник Федерального агентства по управлению в чрезвычайных обстоятельствах (FEMA). Это что-то похожее на российское МЧС. В нем была статья «Экстренный ответ терроризму». А на обложке сборника — красовалась как раз северная башня ВТЦ в оптическом прицеле. Именно в это место и врезался первый самолет. Сами подсказали цель?
И тут пошли различные конспирологические инсинуации. Досконально обсуждались возможные варианты вредительства при строительстве ВТЦ, конструктивные недостатки и прочее.
Это значительно позже люди поняли, что началась другая эпоха с задержкой на год — ведь это был первый год нового тысячелетия.
Я слыхал рассуждения вполне интеллигентных и достаточно взрослых людей о том, что президент Буш вместо того, чтобы в этот день летать над землей на борту номер один, как книжный гениалисимусс из романа Владимира Войновича, должен был отдать приказ о нанесении ядерного удара. Еще Манхэттен лежал, весь засыпанный пеплом. Еще не снизилось давление от пережитого ужаса, но уже говорили об атомном ударе. Но по кому? В том-то и дело, что Америке была объявлена война нового типа. Понадобилось новое оружие, новые средства защиты. Потребовалась концентрация сил мирового сообщества для борьбы с этим вызовом.
Террор — это оружие массового поражения. Прежде всего, поражается психика человека. Террористы стремятся нанести сокрушительные, невосполнимые удары по безопасности миллионов людей. Им просто необходим прямой эфир и участие в этом деле СМИ. Чем больше ужасов покажут, тем лучше для них. Как ни крути, но телевидение и СМИ — орудие террора.
Я далек от мысли обвинять в чем-то телеоператоров — они работали профессионально и честно, запечатлевая время. Но объективно… Поскольку цель террора -массовое психологическое поражение, то для них не столь уж важно, сколько будет жертв — 5 тысяч или 3 тысячи. Это не имеет никакого значения, главное, чтобы были поражены души оставшихся в живых. Ведь многие люди после 11 сентября умирали от разрыва сердца, они в статистику террора не включены.
Весьма характерны в этом отношении сообщения из израильского Сдерота: после очередного обстрела такое-то количество людей находится в состоянии шока. Для террористов это даже важнее, чем убитые и раненые, хотя им, конечно, на это глубоко начхать. Для них важно, сколько поражено душ. Но этого никто не видит,— вернее, не хочет видеть. А люди не могут ходить на работу, отпускать детей в школу, у них ужасающее психологическое состояние. А террор транслируется миллионам. Телевизор бьет по душе и сердцу.
В такой войне нет героев, есть только предатели. Террор бьет по моральным принципам, рушит моральные нормы, насилует гуманистические запреты. Сегодня смерть в прямом эфире — обычное дело. Сатанинские сценарии расписываются отнюдь не полуграмотными идиотами. Этим заняты мастера своего дела.
11 сентября 2001 года в Нью-Йорке была создана самая сильная инсталляция злодейства. Это искусство дьявола? Но ведь нечто подобное придумывали в своих фильмах ужаса, которые щекочут нервы американским сибаритам, голливудские постановщики, сценаристы и режиссеры. Террористы учились у них.
Сам по себе терроризм — мероприятие довольно дешевое. Атака 11 сентября на Нью-Йорк обошлась им всего лишь в 250 тысяч долларов. Это и обучение летному делу в школе пилотов, и стоимость авиабилетов, и разъезды исполнителей по разным странам мира, и обучение в германских университетах. А ущерб от нее составил, по самым скромным подсчетам, от 250 миллиардов до триллиона долларов, не считая обвала биржи, экономики страны в целом, потерю четырех самолетов, разрушение зданий, банкротство авикомпаний — люди боялись летать. Но главное — был нанесен мощнейший удар по восприятию жизни, по механизмам сознания.
Где находится штаб террористов, их гнездо? Нет у них единого центра. Это сетевые структуры, а, возможно, и виртуальные. Они не погибнут, пока их не уничтожить, для этого есть фанатики. Их «мозги», их главы перемещаются по миру как проповедники смерти. Их деятельность носит символический смысл. А у общественного сознания есть много болевых точек. Это чувство безопасности, ожидание удара, катастрофы, обязательное недоверие ко всему. Уровень нетерпимости у нас особенно ужасающий — научила жизнь в СССР. А весь мир ненавидит евреев, потому что исламисты именно нас объявили первопричиной террора. И еще при терактах явственно обнаруживается вранье политологов, обслуживающих власть, обработка мозгов. Например, в день теракта в Беслане по российскому телеканалу показывали фильм о вариантах женской мастурбации и «документалку» о 25 красавицах России, об их половой жизни в искусстве — вот так осуществляется мастурбация мозгов. Сегодня единственный герой российского кибениматографа — бандит или шкура продажная. Или милиционер, что одно и то же.
Мы уже разглядели какие-то дыры на Марсе, собираемся построить отель на Луне, объявлено, что вскоре на Марс полетят 4 россиянина и 2 европейца, но не видим, что творится у нас под боком. А террористы уже объявили, что вскоре у них будет ядерная бомба. Они не зря называют Израиль страной одной бомбы. Считают, что одной хватит на весь Израиль. Иордания, автономия, Ливан — для них величины, которыми можно пренебречь. Или пожертвовать. Саудов тоже достанет? Да и шайтан с ними! Не будут американцам давать нефть. Зато с евреями можно покончить одним ударом. Очень даже удобно для окончательного решения еврейского вопроса. Кстати, гитлеровскую «Майн кампф» они перевели как «Мой джихад», а знаменитые «Протоколы сионских мудрецов» для них заботливо перевели на арабский в недрах Лубянки.
За последние два десятилетия исламисты грохнули тысячи людей в Европе, США, на Ближнем Востоке. Чего стоят взрывы на вокзалах Испании, в лондонском метро, пожары Парижа, недавно раскрытый замаскированный под мечеть центр подготовки террористов в Италии! На постоянно растущую и культивируемую ненависть к евреям в мусульманском мире равнодушно взирала цивилизованная Европа, пока там не грохнуло.
Эта ненависть превращается в норму.
Головешку в гигантский мусульманский муравейник бросил СССР еще в 1979 году, введя свои войска в Афганистан. С этого времени началась религиозная и наркотическая экспансия ислама против Запада. Именно с этого времени под видом беженцев из арабских стран хлынул в Европу поток исламистов. С Афганистана пошла школа невероятной, невиданной доселе жестокости, неуважения и презрения к иудо-христианским моральным ценностям. СМИ стали пропагандировать культ силы. Началась эпоха лицемерия. Впрочем, она никогда не кончалась.
Но сегодня основной полемический прием — пуля. Она же аргумент.
В Америке другая культура, чем в Европе. Здесь мало или редко встречаются полутона: либо белое, либо всё черное. Была всеобщая беспечность до 11 сентября, сейчас всеобщая тревога. Практически не было противовоздушной обороны, сейчас создана даже противодушная оборона — каждую душу прощупают в аэропорту. Гигантское министерство внутренней безопасности возглавил сын раввина Майкл Чертофф. Наверное, чтобы даже черти боялись.
В этот день я думаю о том, сколь все-таки гениальны писательские предвиденья. Самые мрачные предсказания Оруэлла сбываются буквально на глазах. Повсюду компьютерный учет, номера сошиал-секурити, паспорт, наконец, стал документом, камеры наружного и внутреннего наблюдения следят за тобой повсюду. Они не только в аэропортах, магазинах, учреждениях, ты и по кредитным карточкам зарегистрирован где надо, и мобильник твой прослушивается. Ты весь то ли под камерой, то ли в камере.
С 11 сентября введен тотальный контроль за всеми. Сенатора засекли даже в туалете по подозрению в гомосексуальных наклонностях. Поэтому никто не свободен в самой свободной стране. Никто тебе не гарантирует личную неприкосновенность, за тобой непрерывно следят. Мы потеряли контроль за своей собственной личностью. Интернет, и тот под контролем, права на частную личную жизнь нет ни у кого. Самое удивительное то, что уже никого и ничем не удивляет. А потеря собственной личности ведет к тому, что человек превращается в психологического одушевленного робота.
Нас хорошо напугали. Да так, что даже в Америке на фальшивых выборах выбирают фальшивую власть. Но мы все же вертимся.
Знаете, почему бессмертен Дон Кихот? Потому что бессмертны мельницы.
Недавно слушал популярного американского комика Джорджа Карлина, чем-то похожего на Жванецкого. И записал для вас его монолог в вольном переводе. Слушайте: «Парадокс нашего времени в истории заключается в том, что мы имеем высокие здания, но низкие вкусы, широкие хайвэи, но низкие точки зрения. Мы тратим больше, но имеем меньше. Мы покупаем больше, но удовольствия от этого меньше. Наши дома стали больше, но наши семьи — меньше. У нас появилось больше удобств, но стало меньше времени. У нас высшее образование, но в нас самих меньше смысла, меньше суждений. Больше опыта, но и больше проблем. Лучше медицина, но хуже здоровье. Мы слишком много пьем, много курим, бездумно тратим деньги, но мало смеемся. Легко заводимся, поздно ложимся спать, все меньше читаем и все больше смотрим телевизор. Мы увеличиваем имущество, но уменьшили наши ценности. Мы слишком много говорим и слишком мало любим. Зато часто ненавидим. Мы научились зарабатывать на жизнь, но не научились жить. Мы добавили годы к продолжительности жизни, но не добавили жизнь к годам. Мы побывали на Луне, но не можем перейти дорогу. Мы покорили космос, но не пространство вокруг нас. Мы очищаем воздух, но загрязняем души. Мы покорили атом, но не наши предрассудки. Мы научились спешить, но разучились ждать. Мы собираем в свои компьютеры массу информации, но общаемся все меньше и меньше. Наше время — это время ресторанов быстрого питания и медленного пищеварения, больших людей и маленьких характеров, высоких прибылей и мелких взаимоотношений. Эти дни быстрых поездок, низкой морали, жирных тел и таблеток, которые делают все: веселят, успокаивают и убивают. Мы живем во время, когда все выставлено в витрине, но ничего нет на складе».
Медленно угасает тяжело больной день. Скоро 11 сентября, день, когда мы собирались для праздника. Шесть лет назад мы перенесли этот день на неделю назад. Потому что было то, что точного названия не имеет, хотя официально называется «борьбой с терроризмом».
А дети стали старше. Но если Земля тогда споткнулась в беге, может, она уже и закрутилась в обратную сторону? Не знаю. Но всё может быть.


просмотров: 3997 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >