главная arrow 2007 arrow Бывшие заложники «Норд-Оста»: «Молимся за каждого ребёнка»

home | домой

RussianEnglish
Кораблев Владимир
Похоронены на Хованском кладбище, северная территория
12/12/19 03:07 дальше...
автор Павел

Радченко Владимир
Спасибо , Сергей
Сергей , не случайно мы заходим сюда...На страницы памяти же...
26/11/19 17:51 дальше...
автор Валя

Скопцова Евгения
16 и 17 ноября 2019 года в подмосковном городе Дубне, на баз...
24/11/19 05:20 дальше...
автор Сергей

Бывшие заложники «Норд-Оста»: «Молимся за каждого ребёнка»
Написал Татьяна КУЗНЕЦОВА   
23.10.2007
Фото: Рейтер
Опубликована: 23.10.2007 14:50:19
Пять лет назад 23 октября 2002 года террористы захватили в заложники более 900 человек, пришедших на мюзикл (ВИДЕО)
26 октября 2007 года на Дубровке в Москве пройдёт панихида памяти жертв захвата террористами Театрального центра. К бывшим заложникам присоединятся жертвы терактов в Беслане, Нью-Йорке и Лондоне.

С тех пор как четыре десятка бандитов захватили в Москве здание, где находились более чем 900 человек, и трое суток держали их под прицелами автоматов, реальной угрозой взрыва, прошло 5 лет. Увы, и после этого страна содрогалась ещё не раз: был взрыв в московском метро, смертницы подорвали два самолёта, наконец, был кровавый Беслан — 330 погибших, половина из которых дети. События тех трёх дней из памяти страны стёрлись. Но только не из памяти тех, кто провёл те страшные часы в зале или стоял под дождём на улице, ожидая, когда же наконец можно будет обнять родного человека, а потом разыскивал близких и любимых по больницам и моргам.

Горе не исчезает

Их боль до сих пор не зажила. На сайте www.nord-ost.org они создали свой мемориал, Книгу памяти о 130 погибших, и написали о своих сегодняшних чувствах. «Я до сих пор помню, какая меня била истерика, когда я узнала, что Саша погибла… У нас была небольшая разница, всего 11 месяцев. Я до сих пор не могу спокойно спать, в конце октября мне становится больно, очень больно. Иногда мне кажется, что это произошло не в нашей семье, не с нами, и всё хорошо, все живы, все счастливы»,— написала о Саше Летяго её двоюродная сестра.

«Тяжело писать о Денисе в прошедшем времени, ведь для нас до сих пор он просто ушёл по делам из дома и вечером, как обычно, обязательно должен вернуться назад. В сердце остались огромная рана и боль на всю оставшуюся жизнь»,— это мама и папа Дениса Симонова.

«В апреле этого года моему Сашеньке было бы 70! Да, всего 70 лет! Он был молод и душой и телом: красивый, умный, сильный, весёлый, непосредственный и любознательный, как мальчишка. Он никогда не переставал учиться, жадно жил и строил планы… Мы не расстаёмся и сейчас! Он всегда с нами! Его замечательная улыбка, тихий и нежный голос, его доброта и любовь!» — так нежно говорит об Александре Волкове его жена.

Не отказывайте им в помощи!

Они постоянно общаются между собой и ещё с теми, кто пережил подобное горе, сам или его близкие стали жертвами терактов. Чужих в свою «семью» они не пускают. Знают — их никто не понимает. Спрашиваю, как живут люди, столько времени прошло, у кого что хорошее в жизни случается. «Нет у нас светлых историй»,— качает головой Татьяна Карпова, руководитель общественной организации «Норд-Ост», у неё погиб сын, талантливый переводчик Александр Карпов. «Знаете, молимся за каждого нового ребёнка,— признался Дмитрий Миловидов.— Женщинам, которые пережили «Норд-Ост», врачи рекомендовали 5 лет не беременеть. Вот только сейчас стали детки рождаться или на подходе, скрещиваем пальцы за каждого. Ну и стараемся оберегать тех детей, кто пережил теракт. Моя старшая дочь Ниночка погибла, а её сестру боевики отпустили ещё в первые часы после захвата. Но и этого хватило, чтобы я всю оставшуюся жизнь беспокоился за её психику. Она очень тяжело пережила потерю Нины…»

Ещё один ребёнок — забота всех «норд-остовцев» — 5-летний сын бывшей заложницы Лилии Д. Она была на большом сроке беременности, когда случилась трагедия. Малыш родился с диагнозом — ДЦП. И только сейчас московское правительство согласилось оплатить срочное лечение мальчика в Израиле. И мама попала в западню: уехать — значит оставить беспомощных родителей-чернобыльцев одних. Не поехать сейчас — есть риск, что чиновники после годовщины теракта о своём добром порыве забудут. «АиФ» убедительно просит г-на Лужкова не отказать ей в помощи, если она сможет поехать через какое-то время.

Такой вот подарок властей — результат 5-летней борьбы. Все эти годы они воевали за то, чтобы семьям погибших выплачивали материальную компенсацию. Через суды (!) добились кому 250 рублей в месяц (столько получают двое ребятишек, потерявших в «Норд-Осте» маму и папу), кому 5000 рублей. «Когда я назвала эти суммы на сессии ОБСЕ в Вене, где обсуждались проблемы крупных мировых терактов, меня несколько раз изумлённо переспросили, настолько невероятно прозвучали эти копейки»,— вспоминает Татьяна Карпова. Они воевали за то, чтобы у Театрального центра появилась нормальная мемориальная доска с именами погибших. Они дошли до Страсбурга, где вот-вот должны рассмотреть их иск о моральном ущербе. «Мы нормальные россияне и до тех событий были патриотами своей страны. Нас вынудили «лить грязь» на Россию через Европейский суд,— говорит Татьяна Ивановна.— И, по сути, не за деньги мы там воюем. Мы хотим, чтобы нас наконец хоть так услышали. Элементарно принесли извинения за весь этот кошмар. И наказали виновных. По нашему мнению, это всё руководство оперативного штаба… А ребятам из спецназа передайте от всех нас огромную благодарность. Ждём их на нашей панихиде. Благодаря им многие заложники выжили».

«НОРД-ОСТ» В ЦИФРАХ:

912 человек, из которых около 100 — дети, были захвачены в Театральном центре на Дубровке.

130 человек, в том числе 10 детей, погибли.

41 боевик был уничтожен в ходе спецоперации.

8,5 года колонии строгого режима — такой приговор вынесен З. Талхигову, обвиняемому в пособничестве терроризму и захвату заложников.

7 лет колонии общего режима получил инспектор паспортной службы одного из столичных УВД И. Алямкин, который за взятку оформил временную регистрацию уроженке Чечни, в числе террористов захватившей Театральный центр.

«Паники в зале не было»

После «Норд-Оста» у офицеров Центра специального назначения (ЦСН) ФСБ России Сергея и Александра (имена ненастоящие) были Беслан и другие серьёзные спецоперации на Северном Кавказе. Но те октябрьские дни 2002 года они вспоминают чуть ли не по минутам. Александр:

- После того как подразделение подняли по тревоге, мы два дня тренировались в ДК, похожем на тот, что захватили террористы. Когда в новостях прошла информация о первых сбежавших заложниках, мы всё это через себя пропустили, через свои эмоции. Настрой был один: уничтожить боевиков, освободить людей. Информация поступала суровая — террористы вооружены, всё заминировали, действуют дерзко и жестоко, в зале много детей и женщин. Мы понимали, что, если с нашей стороны будет хоть малейшая оплошность, в любую секунду всё взлетит на воздух.

Каждому подразделению был указан свой сектор. Моя группа шла со стороны киноаппаратной, боевики, которые находились не в зале, а в других помещениях, в фойе, увидев нас, бросились врассыпную, как тараканы. Отстреливались, завязался бой. Для уверенности внутрь мы бросили светозвуковую гранату. Огонь стих. Когда наконец дошли до зала, оттуда уже побежали первые заложники. Я в противогазе. Ко мне девушка подбежала, я её напоил водой, и она стала меня целовать. Не понимала, что целует стекло и пластик…

Говорят, у каждого своя война. Так вот, я помню спокойный, уверенный тон, которым отдавал приказы командир. Он вселял уверенность, и в той ситуации это было очень важно. Потом, в Кремле, после награждения (Александр был ранен в бою.— Ред.), президент нам сказал: «Мужики, терроризм — это война. Чтобы победить, надо объединяться в кулак». Война идёт до сих пор. Был Беслан, были другие ситуации, из которых мы достойно вышли. И самое главное, чтобы наш народ окончательно не стал бездушным и безразличным — тогда мы не сможем противостоять врагу. Сергей:

- Моя группа сразу проникла в зал, началась стрельба. За какие-то секунды большинство террористов было нейтрализовано, в том числе шахидки, обмотанные взрывчаткой. Помню эпизод, когда боец увидел, что у уничтоженной шахидки из рук вываливается граната, и с довольно большого расстояния бросился и подхватил её почти у пола. А потом увидел, что она с кольцом, и бросил её… мне под ноги.

Но это были какие-то мгновения, потому что все действовали на пределе. Помню, ещё шла стрельба, из-за кресел выскочил артист из мюзикла в костюме лётчика, с ошалевшими глазами стал спрашивать, что ему делать… Но паники среди заложников не было. В принципе мы могли тогда зайти, сделать своё дело и уйти, а людей спасали бы врачи и МЧС. Но это был порыв ребят, мы по рации быстро перекинулись, что выводим людей. Встретили там жену одного нашего сотрудника, других заложников я не помню. Часто спрашивают, находят ли они потом нас, чтобы как-то отблагодарить? Нет, таких случаев в моей практике не было. Хотя, я думаю, такие события в жизни нужны хотя бы для того, чтобы понять: чужая боль — это и твоя боль. А вообще надо просто-напросто жизнь любить, вот и всё.

Татьяна КУЗНЕЦОВА


просмотров: 4493 | Отправить на e-mail

  комментариев (1)
1. Светлана — ДЕРЖИТЕСЬ! Мы с вами!
автор: Алексей, дата: 23-10-2007 18:11
Спасибо любимым «Аргументам» за сочувствие, за память, за слова добрые и участие. Сайт nord-ost.org делает женщина, потерявшая в Норд-Осте дочь и мужа, сама, едва оставшаяся живой. Перед ее мужеством стоит преклонить колено и сколнить голову. Хочется сказать только одно. Светлана — ДЕРЖИТЕСЬ! Мы с вами! Соболезную всем, потерявшим там родных и друзей…

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >