home

home | домой

RussianEnglish

News export

Фильм "КОНФЕРЕНЦИЯ" включен в основную программу ф...
В Интернете появилось некоторое количество статей, в которых авторы уверенно заявляют, будто "Конференция" это первый ...
27/10/20 16:04 more...
author Светлана Губарева

Всем неравнодушным
Всем неравнодушным
Мы помним и скорбим о безвременно погибших! И пусть власть не помнит, помнят простые граждане, которые могли оказаться ...
26/10/20 17:47 more...
author Ольга

Всем неравнодушным
Всем неравнодушным
Мы помним и скорбим о безвременно погибших! И пусть власть не помнит, помнят простые граждане, которые могли оказаться ...
26/10/20 16:54 more...
author Ольга

Всем неравнодушным
Мы помним и скорбим о безвременно погибших! И пусть власть не помнит, помнят простые граждане, которые могли оказаться ...
26/10/20 14:19 more...
author Ольга

Всем неравнодушным
Мы с вами! Сил всем пережившим и переживающим тот кошмар и его последствия. Я была подростком в 2002м, но хорошо всё пом...
26/10/20 04:14 more...
author Валерия

Доклад: «НОРД-ОСТ». НЕОКОНЧЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ… Часть 1
Written by члены общественной организации содействия защите пострадавших от терактов «НОРД-ОСТ»   
Суббота, 16 Декабрь 2006
Article Index
Доклад: «НОРД-ОСТ». НЕОКОНЧЕННОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ… Часть 1
Page 2
Page 3
Page 4
Page 5
Page 6
Page 7
Page 8
Page 9
Page 10

(Фото — EPA)Из описания событий Курбатовым В. В.

«23 октября 2002 г. примерно в 21.45 я вместе с женой ехал по улице 1-й Дубровской на машине к Театральному центру, чтобы забрать нашу дочь. …Нас остановили неизвестные и сообщили, что произошел захват заложников. Мы сказали о том, что у нас там дочь. …Наши попытки дозвониться ей по мобильному не привели к успеху. Был полный бардак, никто ничего не знал. …26 октября около 5.30 все услышали взрывы и стрельбу в районе ДК. Все родственники заложников выбежали на улицу в попытке прорваться через оцепление в сторону ДК. Но попытки пресекались сотрудниками милиции с помощью дубинок. …В 7.10—7.15 мы стояли на улице возле ПТУ и увидели проезжавшие от здания ДК автобусы, в которых на сиденьях находилось небольшое количество людей, многие без верхней одежды, с запрокинутыми назад головами. Несмотря на плохое освещение, мы обратили внимание на неестественный цвет кожи их лиц… Мы поехали по детским больницам. …Где-то около 12.30 нам позвонила подруга жены и сообщила, что она, возможно, нашла Кристину и сообщила телефон ДГКБ им. святого Владимира. Жена позвонила в больницу, ее попросили описать Кристину, а когда она это сделала, ей сказали, что такая девочка есть. Ее состояние они отказались сообщить.
…При входе нас встретили три молодых человека в гражданской форме одежды, попросили еще раз описать Кристину и после этого сообщили: «Она в морге…». …После ознакомления с комиссионным заключением судебно-медицинской экспертизы в марте 2003 г. начались все наши мытарства по установлению истины гибели Кристины. …Мне достоверно известно, что до применения спецслужбами газа моя дочь была жива. Более того, когда заложники почувствовали и увидели неизвестный газ, Кристина предпринимала все возможные попытки для спасения от газа не только себя, но и других детей-заложников. А вот дальнейшие события, которые имели место в отношении моей дочери в процессе проведения «успешной» операции по освобождению заложников, для меня и моей семьи так и остаются тайной.
…Следствие отказало мне в проведении дополнительного расследования по выявлению фактических обстоятельств гибели моей дочери (время, место, кто констатировал наступление смерти, оказывалась ли медицинская помощь и т. п.). Мне отказано в проведении дополнительной документарной судебно-медицинской экспертизы для установления причинно-следственной связи между смертью моей дочери и применением спецслужбами «неидентифицированного химического вещества (веществ) (так записано в комиссионном заключении судебно-медицинской экспертизы, хотя власть в лице начальника ФСБ по г. Москве и Московской области сообщает о применении против террористов и заложников «спецрецептуры на основе производных фентанила»).
{mospagebreak} Суд первой и второй инстанций отказал мне в ознакомлении с постановлениями следствия по прекращению уголовных дел в отношении сотрудников спецслужб и медицинских работников, сославшись на наличие каких–то тайн в данных постановлениях, а вот когда закончится предварительное следствие, тогда я буду иметь право на ознакомление со всеми материалами. Мое заявление в судебном заседании о назначении дополнительного расследования по действиям медицинских работников в отношении оказания медицинской помощи моей дочери Кристине КУРБАТОВОЙ осталось без удовлетворения. Поэтому я и моя жена, Наталья Курбатова, вынуждены были проводить собственное расследование. Мы обратились к заместителю главного врача детской городской клинической больницы святого Владимира. При нашей беседе присутствовали врач, дежуривший в приемном отделении больницы в день поступления туда моей дочери, а также санитар морга данной больницы. …Со слов врачей нам стало ясно, что в то время, когда нашего ребенка доставили в больницу, состояние его здоровья при поступлении никто не устанавливал. Дежурный врач сослался на то, что ему сообщили о поступлении «трупа», и он не стал осматривать девочку. При этом заявил, что «…осматривать труп в его обязанности не входит… И вообще, что вы добиваетесь, что вы ходите, вы хотите сказать, что похоронили не свою дочь…».
…Тело Кристины (без осмотра, без констатации факта смерти) направили в морг данной больницы, при этом ключи от морга брал охранник больницы, так как санитара в морге не было. Запись в журнале о поступлении в морг неизвестной девочки санитар морга произвел после 9.00 26.10.2002 г. (По другим имеющимся у нас данным, тело дочери до 9.00 26.10.2002 г. находилось в приемном отделении). А кто установил (фамилия, имя, отчество, должность, время, место), что моя дочь была уже мертвой? Ведь врач больницы ее не осматривал, и, по ее же словам, неизвестными медицинскими (а может, и не медицинскими) работниками, которые привезли Кристину, никаких документов в больницу не передавалось. Нет документов и на станции скорой и неотложной помощи г. Москвы, куда я обращался с письменным заявлением. В беседе со мной руководитель отдела ОМР МС и информации Зубов С. А. сообщил мне, что мою дочь в больницу привез кто-то в камуфлированной форме одежды (фамилия, должность, номер машины—НЕИЗВЕСТНЫ). Однако в карте регистрации вызова № 07004 от 26 октября 2002 г., в графе «место смерти», указано, что смерть Кристины КУРБАТОВОЙ наступила в стационаре, а в графе «стационар» указана «ДГКБ св. Владимира». Так где же ИСТИНА? Кроме того, при беседе со следователем прокуратуры г. Москвы Кальчуком В. И. им было сказано следующее: «…У меня есть определенная уверенность в том, что вашу дочь привезли в больницу еще живой, но, так как врачи не могли ее спасти и для того, чтобы не вешать труп на больницу, они решили все документы, относящиеся к вашей дочери, уничтожить»…

(Продолжение доклада — в следующих номерах)

«Новая газета» № 35
15.05.2006

 
Next >