связанное

Фролова Дарья
Не знаю почему стала смотреть по ссылке ролик про Троекуровс...
18/05/19 17:13 дальше...
автор Алёна

Памяти Политковской
In memory of Politkovskaya
raise the voice on terrorism victims
10/05/19 11:18 дальше...
автор bestro

Розгон Светлана
Любимый Светлячок))))
Любая проблема может стать началом пути к успеху, если к про...
06/05/19 05:54 дальше...
автор Андрей

ЖАЛОБЫ
Написал ЕСПЧ   
18.03.2010
160. Ссылаясь на статью 2 Конвенции, заявители по делу «Финогенов и Другие» утверждали, что власти не предотвратили захвата заложников.

161. Ссылаясь на статьи 2 и 3 Конвенции, заявители по обоим делам жаловались, что они потеряли своих близких в результате применения газа российскими службами безопасности. Те из них, кто находился в числе заложников, жаловались на то, что они подверглись чрезмерным страданиям и что состояние их здоровья ухудшилось в результате применения газа.

162. Ссылаясь на те же положения Конвенции, заявители также жаловались на то, что государство не выполнило своих позитивных обязательств по защите жизни и здоровья заложников. Так, спасательная операция была плохо подготовлена и проведена.

163. Ссылаясь на статьи 2, 3 и 13 Конвенции, заявители жаловались на то, что расследование событий 23–26 октября 2002 г. было неэффективным.
164. Ссылаясь на статью 3 Конвенции, заявители по делу «Чернецова и Другие» жаловались на то, что заложники подверглись жестокому обращению, когда находились во власти террористов.

165. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявители по обоим делам жаловались на то, что решения национальных судов по искам о выплате компенсации морального вреда были ошибочными, а также на неправильную оценку доказательств и произвольное толкование действующего законодательства.

166. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявители по делу «Чернецова и Другие» жаловались на то, что Тверской районный суд и Московский городской суд, рассматривавшие их гражданские дела, не были «независимыми и беспристрастными». Заявители говорили о том, что районные суды г. Москвы финансировались за счет бюджета московской городской администрации, которая выступала ответчиком по их делу.

167. Ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, заявители по делу «Чернецова и Другие» также жаловались на то, что в ходе судебного разбирательства по искам о компенсации морального вреда они находились в невыгодном положении по отношению к ответчику. Так, основные доказательства по их делу были в распоряжении государственных органов, которые отказались раскрыть их. Более того, суды отказались приобщить к материалам дела ряд доказательств (например, видеозаписи) и допросить свидетелей по ходатайствам заявителей. Далее, у них не было достаточно времени для того, чтобы сформулировать свои доводы в ходе судебного заседания. Так, законодательство предусматривает, что истец заранее направляют свои исковые требования ответчику, однако не устанавливает обязанности ответчика подготовить письменные возражения и направить их истцу до начала устного слушания.

168. Ссылаясь на статью 8 Конвенции, заявители по делу «Финогенов и Другие» жаловались, что, так как власти не предотвратили теракта и применили чрезмерную силу, они подверглись обращению, которое составило вмешательство в их право на уважение частной жизни. Заявитель Губарева также жаловалась на то, что государство не выполнило своих позитивных обязательств по защите ее частной жизни от теракта.

169. Ссылаясь на статью 10, заявители по делу «Финогенов и Другие» жаловались на то, что власти не раскрыли соответствующую информацию и, более того, дезинформировали общественность относительно истинной причины смерти их близких.

170
. Ссылаясь на статью 1 Протокола № 1 к Конвенции, некоторые заявители по делу «Финогенов и Другие» жаловались на то, что вещи, принадлежавшие их близким, были похищены в ходе спасательной операции, а также на то, что власти не предприняли мер по установлению личности виновных.
 
< Пред.   След. >