главная arrow правосудие arrow правозащитники arrow Заявление в прокуратуру по поводу выступления Васильева

home | домой

RussianEnglish

связанное

Дирекция кинокомпании «CineFOG...
Память драгедии Норд-Ост
Добрый день. Меня зовут Алексей. Хотел бы помоч в создании ф...
04/10/19 15:40 дальше...
автор Алексей Чуваев

Петрова Таисия
Маленький город Ликино-Дулёво не остался в стороне от страшн...
26/09/19 12:24 дальше...
автор Доктор Равик

20 лет теракту в Волгодонске
годовщина теракта
Светлана спасибо за статью, очень важно помнить и жить дальш...
16/09/19 22:03 дальше...
автор Ирина

Заявление в прокуратуру по поводу выступления Васильева
Написал ООД "За права человека"   
03.04.2004
Прокурору г. Москвы
113184, г. Москва,
ул. Новокузнецкая, д. 23 

ЗАЯВЛЕНИЕ О ПРЕСТУПЛЕНИИ
ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ
(в порядке ст. 140, 141, 144 УПК РФ)

В течение прошедшего года в Общероссийское общественное движение «За права человека» неоднократно обращались пострадавшие во время событий в Театральном центре на Дубровке 23–26 октября 2002 года. Они заявляли, что действия властей и правоохранительных органов, в т. ч. прокуратуры г. Москвы, нарушают их права, защищенные статьей 2 (право на жизнь) и части 1 статьи 6 (доступ к правосудию) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (которая в соответствии со статьей 15 Конституции РФ является приоритетной правой нормой), а также позитивные обязательства, принятые Российской Федерацией в связи с ратификацией данной Конвенции.

Пострадавшие просили нашу организацию обратиться в органы прокуратуры и судебные органы для защиты их прав, свобод и законных интересов, поскольку такое право общественных организаций закреплено действующим законодательством и подтверждено Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 15.07.2003 г. № 309-о. Пострадавшие прежде всего обращали наше внимание на применение российскими спецслужбами в отношении них и их родных наркотического газа (по версии начальника УФСБ по Москве и Московской области Захарова – спецрецептуры на основе наркотического вещества «фентанил», по версии заместителя начальника штаба Всероссийской службы медицины катастроф (подразделение ВЦМК «Защита») Б. В. Гребенюка – «триметилфентанила»), а также на несоответствие факта применения газа (без апробации и медицинских показаний) на основе сильнодействующего наркотика и официальных заключений о смерти и утраты трудоспособности.

Выполняя просьбу обратившихся к нам граждан, наша организация, исходя из своего устава, несколько раз обращалась в органы прокуратуры с просьбой изучить имеющиеся в распоряжении прокуратуры материалы о совершении должностными лицами силовых структур, административных органов и системы здравоохранения, и органами власти правонарушений (действий и бездействий), повлекших за собой гибель и тяжкий урон здоровью значительного числа заложников, а также преднамеренный обман пострадавших о подлинных причинах гибели их родных, а также ущерба для их здоровья, путем искажения и, возможно, даже преднамеренной широкомасштабной организованной фальсификации медицинских заключений и данных судебно-медицинских экспертиз.

Органы прокуратуры и ФСБ отвечали нам, что в результатах медицинских заключений, которые единодушно отрицали связь между применением спецслужбами газа и причиной гибели заложников или их инвалидности нет оснований сомневаться, а действия медицинских работников и сотрудников правоохранительных органов были проверены прокуратурой и признаны законными. Представители прокуратуры Москвы, в т. ч. следователь В. И. Кальчук, все время ссылались на постановления конца декабря 2002 года (в отношении действий медицинских работников) и постановления октября 2003 года (в отношении действий сотрудников спецподразделений и применения ими наркотических веществ в ходе штурма).

Однако в этом деле появились новые обстоятельства, которые принципиально изменили ситуацию. 1 и 2 апреля 2004 года в средствах массовой информации появились заявления авторитетных специалистов о прямой причинно-следственной связи между гибелью значительного числа людей и отсутствием своевременной медицинской помощи, и о поражающем характере примененного при штурме газообразного вещества.

В соответствии с нормами ч.1 (п. 3) ст. 140 и ч. 2 ст. 144 УПК мы обращаем внимание прокуратуры на следующие материалы:

1. Веб-сайт «Newsru.com»: Бывший замминистра внутренних дел депутат Госдумы Владимир Васильев назвал причиной гибели людей в результате теракта в Театральном центре на Дубровке 26 октября 2002 года несвоевременное оказание медицинской помощи.

«Помните события, допустим, на Дубровке? Помните, какую цену мы заплатили дорогую, потеряв массу людей? Причем обидно было, ведь операцию (по освобождению заложников) провели хорошо, а людей потеряли. А ведь сейчас уже понятно, что это несвоевременное оказание медицинской помощи»,— заявил Васильев на пресс-конференции в Москве. В 2002 году, когда произошел теракт на Дубровке, Владимир Васильев являлся замминистра внутренних дел и входил в оперативный штаб по освобождению заложников. В настоящий момент он возглавляет комитет Государственной думы ФС РФ по безопасности".

2. Веб-сайт Агентства «Росбалт». Причиной гибели людей в «Норд-Осте» стало несвоевременное оказание им медицинской помощи, считает депутат Владимир Васильев
МОСКВА, 1 апреля. "Причиной гибели людей в «Норд-Осте» стало несвоевременное оказание им медицинской помощи». Как передает корреспондент «Росбалта», об этом на пресс-конференции заявил председатель комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев. «Во время событий на Дубровке мы заплатили большую цену, потеряв массу людей. Хотя операцию провели хорошо, но людей все же потеряли», — отметил Васильев.

3. Веб-сайт агентства РИА-Новости. Причиной гибели людей на Дубровке стала несвоевременная медпомощь
1 апреля 2004, 15:57
МОСКВА, 1 апр — РИА «Новости». Депутат Владимир Васильев назвал причиной гибели людей в результате теракта в Театральном центре на Дубровке 26 октября 2002 года несвоевременное оказание медицинской помощи. «Помните события, допустим, на Дубровке. Помните, какую цену мы заплатили дорогую, потеряв массу людей. Причем обидно было, ведь операцию (по освобождению заложников) провели хорошо, а людей потеряли. А ведь сейчас уже понятно, что это несвоевременное оказание медицинской помощи»,— заявил Васильев на пресс-конференции в Москве. Васильев в то время был замминистра внутренних дел и входил в оперативный штаб по освобождению заложников. В результате теракта на Дубровке погибли 130 человек, пострадали более семисот».

4. Газета «Коммерсант», № 59 (№ 2898) от 02.04.2004 г. (прилагается)
»Вчера председатель комитета Госдумы по безопасности и бывший заместитель министра внутренних дел России Владимир Васильев первым из официальных лиц признал, что главной причиной гибели заложников в театральном центре на Дубровке «стало несвоевременное оказание медицинской помощи». До этого суды, прокуратуры и чиновники отрицали прямую связь между гибелью людей и организацией действий по спасению заложников. Признание было сделано на пресс-конференции, посвященной проблемам борьбы с терроризмом в России. Когда бывшему замминистра внутренних дел и члену штаба контртеррористической операции на Дубровке был задан конкретный вопрос о событиях октября 2002 года, он неожиданно разоткровенничался: «На Дубровке мы заплатили высокую цену, потеряв массу людей. Обидно было, что операцию провели хорошо, а ведь сейчас уже понятно, что причиной (массовой гибели людей.– Ъ) стало несвоевременное оказание медицинской помощи». Такая позиция председателя комитета по безопасности Госдумы в корне противоречит позиции и прокуратуры, которая неоднократно отказывала жертвам теракта и их родственникам в требованиях более глубоких расследования и оценки действий всех должностных лиц штаба контртеррористической операции, и судов, которые неоднократно соглашались с действиями следователей прокуратуры. Несвоевременные и плохо организованные действия медиков и других должностных лиц, участвовавших в контртеррористической операции, в качестве причины гибели людей ранее даже не рассматривались. Прокуратура всегда утверждала, что действия спецслужб и медиков «в чрезвычайных условиях были вынужденными, и, следовательно, состава преступления тут нет». В прокуратуре даже отказывались признать прямую связь между применением отравляющего вещества и смертью людей. Из заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы следует, что «смерть практически всех людей наступила от острой дыхательной и сердечной недостаточности, вызванной опасным для жизни и здоровья сочетанием неблагоприятных факторов, возникших при нахождении их в качестве заложников с 23 по 26 октября», а именно «тяжелым длительным эмоциональным стрессом, пониженным содержанием кислорода в воздухе помещения, продолжительным вынужденным положением тел, сопровождающимся развитием кислородного голодания организма, обезвоживанием в связи с длительным отсутствием приема воды и пищи, длительным лишением сна, истощающими компенсационные механизмы, а также дыхательным расстройством, вызванным воздействием неидентифицированного химвещества; многофакторный характер причин смерти исключает прямую причинно-следственную связь между воздействием на организм человека примененного газообразного химвещества и смертью».

Означает ли признание Владимира Васильева изменение официальной позиции по отношению к событиям на «Норд-Осте», или это высказывание было выражением его личной точки зрения, за которым не последует каких-либо конкретных действий, Ъ вчера выяснить не удалось. Сам господин Васильев был недоступен, а его пресс-секретарь Марина Давыдова отказалась отвечать на этот вопрос, посоветовав прислать его по факсу.

Леонид Рошаль, руководитель отделения неотложной хирургии научного центра РАМН, принимавший участие в спасении заложников на «Норд-Осте», заявил Ъ, что не верит, «чтобы Васильев мог обвинить медиков в некомпетентности»: «Скорее всего, это выдумки журналистов, газетная утка. Я позвоню ему лично и сам спрошу, говорил он такое или нет. Комментировать это заявление я не буду».

В свою очередь, заместитель начальника штаба Всероссийской службы медицины катастроф (подразделение ВЦМК «Защита») Борис Гребенюк считает, что врачи сделали все возможное для спасения людей: «В ходе операции на 'Норд-Осте' спецслужбы применили триметилфентанил – один из самых ядовитых газов. При передозировке у человека возникает угнетение дыхания вплоть до полной его остановки. Антидота этому газу просто не существует – у медиков, спасавших заложников, его не было. Поэтому действовали они по ситуации. Собственно говоря, устраняли симптомы, а не саму причину. Единственное, что могло спасти людей,– это гипервентиляция легких. Но, судя по тому, что там творилось, сделать вентиляцию легких всем было просто невозможно. Но, на мой взгляд, медики все равно действовали абсолютно адекватно».

Прокомментировал заявление господина Васильева и адвокат Игорь Трунов, представляющий интересы заложников «Норд-Оста» и их родственников в судах: «По сути, сделано сообщение в СМИ о преступлении. В соответствии с законом прокуратура должна в течение трех суток проверить его и далее либо возбудить, либо отказать в возбуждении уголовного дела. Но я уверен, что ничего этого не будет. О том, что причиной смерти людей стали действия или бездействия конкретных должностных лиц, отвечавших за спасательную операцию, мы говорим и пишем во все инстанции уже два года. Результат нулевой. Прокуратура всерьез даже не занималась изучением этой версии». По мнению адвоката Трунова, заявление генерала Васильева не является изменением официальной позиции по отношению к жертвам «Норд-Оста»: «Я думаю, он просто повинился как один из тех, кто несет ответственность за то, что произошло». Как считает адвокат, заявление генерала не послужит и дополнительным доказательством по тем искам пострадавших от теракта, которые уже поданы в различные суды Москвы. «Мы требуем возмещения нанесенного вреда от правительства Москвы,– напомнил адвокат.– Если наносителем вреда признают медиков, то это ничего для нас не поменяет, так как врачи финансируются из городского бюджета». (АЛЕКСАНДР Ъ-ЖЕГЛОВ, НАТАЛЬЯ Ъ-МУСТАФИНА)

Из этой публикации однозначно следует, что оценки следствием и прокуратурой Москвы действий спецподразделений и медицинских работников носят неполный характер и основаны на недостаточно изученных обстоятельствах трагических событий, которые произошли в конце октября 2002 года в г. Москве и были связаны с захватом заложников во время представления мюзикла «Норд-Ост» в здании ДК «ГПЗ-1» и последующей операцией по их освобождению.

В результате этих событий погибло 129 заложников, большинству других был причинен вред здоровью, вплоть до инвалидности. У нас мало оснований сомневаться в компетенции Васильева, когда он говорит о недостатках спасательной операции и специалиста-медика Гребенюка, когда он говорит о смертельной опасности примененного спецподразделениями газа.

Мы не выдвигаем претензий к сотрудникам медицинских учреждений Москвы, которые самоотверженно пытались спасти отравленных газом заложников. Однако мы считаем, что в процессе проведения специальной операции по освобождению заложников членами оперативного штаба из числа руководящих работников Министерства здравоохранения России и Комитета здравоохранения Москвы не было принято должных организационных и практических мер по оказанию своевременной и необходимой в таких случаях медицинской помощи пострадавшим от незаконного применения больших доз производного от наркотического средства фентанил. Мы убеждены, что эти руководящие медицинские работники, ответственные за организацию оказания экстренной медицинской помощи заложникам, проявили преступную халатность. Либо иные высокопоставленные лица им помешали сделать это, и тогда эти лица совершили действия, предусмотренные статьями 285 и 286 УК РФ.

В подтверждение этого напомним, что в телевизионной передаче НТВ «Намедни» 19 октября 2003 года заведующий реанимационным отделением 13 городской больницы г. Москвы Н. Зубанов сообщил: «Наверняка руководство, я не знаю, Комитета здравоохранения, правительство Москвы, ну хотя бы в 5 утра уж, когда штурм начался, знало, что применяется газ. И если бы в 5 утра хотя бы нам дали сигнал на общий сбор, грубо говоря, как раньше были сигналы. У нас то же сейчас существует система оповещения. Достаточно экстренного оповещения и мы быстро приезжаем к месту работы. Если бы в 5, в 6 часов нам дали бы такой сигнал, то к 7 часам бы уже было очень большое количество реанемотологов с соответствующим оборудованием, именно там, а не здесь».

Данное высказывание специалиста-медика вполне однозначно. Мы убеждены в том, что организаторами операции по спасению заложников должны были быть обязательно приглашены к месту трагедии медицинские работники соответствующего профиля с необходимым оборудованием, поскольку в таком случае, больным людям была бы оказана своевременная и квалифицированная медицинская помощь, что позволило бы сохранить жизни многих заложников. Однако этого не было сделано. Более того, затем медикам пришлось давать ложные заключения о причинах гибели или утраты здоровья отравленных смертельно опасным газом заложников. Прокуратуре необходимо выяснить, имело ли место целенаправленное указание лечащим врачам и экспертам скрывать последствия применения триметилфентанила, и от кого такое указание исходило.

Даже в своей обычной модификации фентанил по своему наркотическому действию превосходит такой наркотик как морфин примерно в 200 раз и способен вызывать состояние комы и даже смерти в результате остановки дыхания и кровообращения.

Однако применение наркотических средств, а тем более в дозах, фактически превращающих их в отравляющие вещества (напомним слова Бориса Гребенюка: триметилфентанил – ядовитый газ), в отношении большой группы людей запрещено международным и российским законодательством. Постановлением правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 г. № 681 «Об утверждении перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» в соответствии с Федеральным законом «О наркотических средствах и психотропных веществах» фентанил включен во второй список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых ограничен в Российской Федерации. Применение данного наркотика регламентировано ст. 14 федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах». В пункте 2 данной статьи записано: «Оборот наркотических средств и психотропных веществ, внесенных в списки 2 и 3, допускается по назначению врача в медицинских целях, а также в целях, предусмотренных статьями 34–36 настоящего Федерального закона». Следовательно, использование наркотического средства — фентанила на территории Российской Федерации возможно только: по назначению врача в медицинских целях; в научных и учебных целях (ст. 34); экспертной деятельности (ст. 35); в оперативно-розыскной деятельности (контролируемые поставки, проверочные закупки, оперативный эксперимент, сбор образцов для сравнительного исследования, оперативное внедрение, исследование предметов и документов) (ст. 36).

Триметилфентанил — один из самых ядовитых наркотиков из всех известных человечеству: приемлемая доза триметилфентанила до смешного мала — 3–5 микрограммов. Ее превышение смертельно. При попадании в организм пылинки массой 1 — 0,5 мг. наиболее вероятен летальный исход! Он настолько мощен, что с ним работают в противогазах — даже вдыхание его пылевых микрочастиц смертельно. При передозировке триметилфентанила у человека наблюдается угнетение дыхания, которое может привести к полной остановке дыхания и смерти. Избежать летального исхода можно лишь обеспечив человеку искусственную вентиляцию легких.

Таким образом, наркотическое средство – фентанил, а тем более, его производное — инкапаситант триметилфентанил (отметим, что триметилфентанил в двадцать раз «мощнее» героина), были использован российскими спецслужбами при освобождении заложников, захваченных террористами во время представления мюзикла «Норд-Ост», незаконно, в нарушении требований статьи 14 федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» и ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Изложенные факты свидетельствуют о совершении преступлений руководителями оперативного штаба, созданного для освобождения заложников, и другими должностными лицами правоохранительных органов.

Однако эти лица не могут быть допрошены как подозреваемые или обвиняемые в ходе предварительного расследования по уголовному делу № 229133, возбужденному 23 октября 2002 года по ст. 205 УК РФ (терроризм) в связи с захватом заложников в театральном центре на Дубровке, поскольку по указанному делу они могут допрашиваться только в качестве свидетелей или потерпевших.

Вместе с тем согласно требований ст. 155 УПК РФ в случае, если в ходе предварительного расследования становится известно о совершении преступления, не связанного с расследуемым преступлением, следователь выносит постановление о выделении материалов, содержащих сведения о новом преступлении, из указанного дела и направлении их прокурору для проверки и принятия решения о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела.

На основании изложенного, руководствуясь требованиями статей 140, 141, 144 УПК РФ, прошу:

1. Приобщить данное заявление к материалам уголовного дела № 229133, возбужденного 23 октября 2002 года по ст. 205 УК РФ (терроризм) в связи с захватом заложников в театральном центре на Дубровке.

2. Поручить следователям следственно-оперативной группы выделить из материалов уголовного дела № 229133 материалы, содержащие сведения о новом преступлении, совершенном входившими в оперативный штаб руководящими медицинскими работниками, предусмотренном ч. 2 ст. 124 (неоказание помощи больному без уважительных причин, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или специальным правилом, если оно повлекло по неосторожности смерть больного) в соответствии с требованиями ст. 155 УПК РФ, о создании высокопоставленными должностными лицами препятствий для организации такой помощи, и о возможности понуждения медиков и экспертов к составлению заведомо ложных заключений о причинах смерти или утраты трудоспособности.

3. По выделенным из уголовного дела материалам возбудить по вновь открывшемся обстоятельствам новое уголовное дело по ч. 2 ст. 124 УК РФ и провести предварительное расследование в отношении включенных в состав оперативного штаба, созданного по освобождению заложников, руководящих медицинских работников, не принявших необходимых мер по оказанию своевременной медицинской помощи заложникам.

4. По выделенным из уголовного дела материалам возбудить по вновь открывшемся обстоятельствам новое уголовное дело по ч. 2 ст. 124 УК РФ и провести предварительное расследование в отношении возможности побуждения медиков к должностному преступлению, предусмотренному диспозицией ст. 307 УК РФ).

5. В связи с изложенными в заявлении обстоятельствами дать следующие поручения следователям, расследующим уголовное дело № 229133: допросить в качестве свидетелей:

а) Васильева Владимира Абдуалиевича — депутата Государственной Думы ФС РФ, Председателя комитета по безопасности, бывшего заместителя Министра внутренних дел РФ члена оперативного штаба;

б) Гребенюка Бориса Васильевича – заместителя начальника штаба Всероссийской службы медицины катастроф (подразделение ВЦМК «Защита») Б. Гребенюка — об известных им обстоятельствах неудовлетворительного проведения специальной операции по освобождению заложников и применению наркотического средства на основе производных фентанила.

6. По результатам проведенных допросов названных свидетелей (В. А. Васильев, Б. В. Гребенюк):

а) дать поручение следователям о выделении материалов из уголовного дела № 229133, содержащих сведения о новых преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 228 (незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств), по п. «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий), ч. 2 ст. 109 (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) УК РФ в соответствии с требованиями ст. 155 УПК РФ;

б) отменить постановления следователя В. И. Кальчука о законности действия медицинских работников и сотрудников спецподразделений, как основанные на заведомо неполных данных.

7. По выделенным материалам поручить возбудить новое уголовное дело и провести предварительное расследование в отношении должностных лиц оперативного штаба, отдавших приказ сотрудникам спецслужб на применение в отношении находившихся в здании ДК более 900 заложников в качестве специального средства наркотического вещества на основе производных фентанила по ч. 1 ст. 228 (незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств), по п. «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий), ч. 2 ст. 109 (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей) УК РФ.

8. Рассмотреть данное заявление в положенный по закону 3-суточный срок.

9. Обеспечить форму ответа в соответствии со ст. 145 УПК РФ, поскольку полученный ответ непосредственно затрагивает конституционные права обратившихся к нам граждан, по поручению которых мы защищаем их права, свободы и законные интересы, а также наши права, как заявителя, и может быть обжалован нами в судебном порядке.

10. О принятом решении проинформировать нашу организацию в установленный УПК РФ срок, направив копию мотивированного постановления.

Приложение: копия материала газеты «Коммерсант» от 02.04.2004 г.

Исполнительный директор
Общероссийского общественного движения
«За права человека»
Л. А. Пономарев

 
< Пред.   След. >