главная arrow правосудие arrow ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЕСПЧ (Жалобы N 18299/03 и 27311/03) arrow Постановление ЕСПЧ (Жалобы N 18299/03 и 27311/03)

home | домой

RussianEnglish

связанное

Черных Дмитрий
Черных Дмитрий
Я познакомился с Дмитрием в 1980 году перед поступлением в и...
15/12/22 14:18 дальше...
автор Соловьев Игорь

Борисова Елена
Борисова Елена
Мы с Леной жили в одном подьезде, учились в одной школе - 51...
30/10/22 20:02 дальше...
автор Елена

Захаров Павел
Помню Павла
Помню Павла, учились вместе на военной кафедре МИФИ.
27/10/22 16:24 дальше...
автор Михаил

Постановление ЕСПЧ (Жалобы N 18299/03 и 27311/03)
Написал ЕСПЧ   
05.03.2012

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

ДЕЛО «ФИНОГЕНОВ И ДРУГИЕ (FINOGENOV AND OTHERS)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <*>
(Жалобы N 18299/03 и 27311/03)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

(Страсбург, 20 декабря 2011 года)

--------------------------------
<*> Перевод с английского Г. А. Николаева.

6 марта 2012 г. в тексте Постановления исправлены ошибки в соответствии с правилом 81 Регламента Суда.
По делу «Финогенов и другие против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе:
Нины Ваич, Председателя Палаты,
Анатолия Ковлера,
Пэра Лоренсена,
Элизабет Штейнер,
Ханлара Гаджиева,
Линоса-Александра Сисилианоса,
Эрика Месе, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 29 ноября 2011 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

Процедура

1. Дело было инициировано двумя жалобами N 18299/03 и 27311/03, поданными против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция). Первая жалоба подана Павлом Алексеевичем Финогеновым и шестью другими лицами, вторая жалоба подана Зоей Павловной Чернецовой и 56 другими лицами (далее — заявители) 26 апреля 2003 г. и 18 августа 2003 г., соответственно. Имена заявителей указаны в Приложении (с незначительными изменениями относительно О. Матюхина — см. § 204 настоящего Постановления).
2. Интересы заявителей по первой жалобе представляли К. Москаленко и О. Михайлова, адвокаты, практикующие в Москве, по второй жалобе — Трунов и Айвар, адвокаты, практикующие в Москве. Власти Российской Федерации по обеим жалобам были первоначально представлены бывшими Уполномоченными Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека П. А. Лаптевым и В. В. Милинчук, а впоследствии Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г. О. Матюшкиным.
3. Заявители по обеим жалобам, в частности, утверждали, что во время захвата заложников в Москве 23 — 26 октября 2002 г. власти применили избыточную силу, что повлекло гибель их родственников, которые удерживались в качестве заложников террористами в театре на Дубровке. Некоторые заявители сами удерживались в качестве заложников и получили серьезный вред здоровью и психологические травмы вследствие действий властей. Заявители также утверждали, что власти уклонились от планирования и проведения спасательной операции таким способом, чтобы свести к минимуму угрозу для заложников. Они указывали, что уголовное расследование действий властей было неэффективным и что заявители не располагали эффективными средствами правовой защиты для обжалования этого факта. Наконец, заявители в деле Чернецовой и других жаловались на сложности, с которыми столкнулись в гражданском разбирательстве по поводу компенсации за причиненный им ущерб.
4. Получив объяснения сторон и письменные объяснения «Интерайтс» и Международной комиссии юристов (правила 54 и 44 Регламента Суда), Решением от 18 марта 2010 г. Европейский Суд признал жалобы частично приемлемыми. В ту же дату Палата решила объединить жалобы в одно производство (пункт 1 правила 42 Регламента Суда).
5. Заявители и власти Российской Федерации подали дополнительные письменные объяснения (пункт 1 правила 59 Регламента Суда) по существу дела и ответили в письменной форме на объяснения друг друга.

Факты

I. Обстоятельства дела

6. Заявители по двум вышеупомянутым делам, перечисленные в Приложении, являются родственниками потерпевших от захвата заложников в театре на Дубровке в Москве в октябре 2002 г. и/или сами являлись заложниками.
7. Факты вышеупомянутых двух дел оспариваются сторонами. Их объяснения могут быть кратко изложены следующим образом.

A. Захват заложников


8. Вечером 23 октября 2002 г. группа террористов, принадлежавшая к чеченскому сепаратистскому движению (более 40 человек), под руководством Б., вооруженная автоматами и взрывчаткой, захватила заложников в театре на Дубровке в Москве (также это место известно как «Норд-Ост», по названию мюзикла, который там ставился). В течение трех дней более чем 900 человек удерживались под угрозой применения оружия в зрительном зале театра. Кроме того, здание театра было заминировано, и 18 заминированных смертников находились в зале среди заложников. Группа террористов заняла и административные помещения театра.
9. В один из следующих дней нескольким журналистам и общественным деятелям было разрешено войти в здание и поговорить с террористами. Террористы потребовали вывести российские войска из Чеченской Республики и провести прямые переговоры политического руководства федеральных органов и сепаратистского движения. После этих переговоров террористы освободили нескольких заложников и приняли некоторое количество пищи и воды для остальных заложников, продолжая настаивать на своих требованиях.
10. Представляется, что некоторые заложники пытались поддерживать случайные контакты с внешним миром с помощью мобильных телефонов. Некоторым даже удалось побеседовать с журналистами.
11. Власти Российской Федерации утверждали, что заложники, которые пытались скрыться или оказывали сопротивление, были застрелены террористами. Так, в ночь 23 — 24 октября 2002 г. Р. просила террористов освободить заложников. Неизвестный террорист вывел ее из зрительного зала и застрелил. В. <*>, один из заложников, носил военную форму. Он был застрелен одним из террористов 25 октября 2002 г. В тот же день В.И. <**> был сначала избит террористами в зрительном зале театра, а затем выведен и застрелен. Г. пытался <***> скрыться, но террористы выстрелили в него <****>, затем его вывели, избили и застрелили. Стреляя в Г. <*****>, террористы ранили другого заложника, З., который позже скончался в больнице.
--------------------------------
<*> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «Вл.».
<**> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «В.».
<***> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «Г., который наблюдал это, пытался».
<****> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «выстрелил и ранил его».
<*****> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «В.».

12. Заявители сообщили, что В. <*> и Р. не находились в здании во время спектакля, а проникли в него позднее по своей инициативе. Они ссылались на показания нескольких бывших заложников, в частности, Губаревой и Акимовой. Они также ссылались на выводы следователя в протоколе от 16 октября 2003 г., указавшего, что П. и В. пытались проникнуть <**> в здание извне. Что касается Г., он находился в числе заложников с самого начала, но следователь не смог установить, где, когда и при каких обстоятельствах он был застрелен.
--------------------------------
<*> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «В.и Вл.».
<**> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «Р., Вл. и В. проникли».

13. 25 октября 2002 г. сотрудники Федеральной службы безопасности Российской Федерации (далее — ФСБ) задержали Талхигова, предполагаемого сообщника террористов, который беседовал с ними по телефону и сообщал сведения о ситуации вне театра.

14. В тот же день директор ФСБ сделал публичное заявление по телевидению после встречи с Президентом Российской Федерации В. В. Путиным. Он пообещал сохранить жизнь террористам в случае освобождения заложников.

B. Предварительный план спасательной операции

15. 23 октября 2002 г., в 21.33, местное отделение Всероссийского центра медицины катастроф получило информацию о захвате заложников.
16. Вскоре после этого власти создали «оперативный штаб» под руководством П., заместителя директора ФСБ. Оперативный штаб располагался в помещении Госпиталя ветеранов войн N 1, находившегося рядом со зданием театра. В состав «оперативного штаба» вошли представители различных государственных служб и организаций.
17. Как следует из материалов, предоставленных сторонами, Федеральной службе спасения <*> были поручены эвакуация заложников и расчистка завалов в случае обрушения здания. С 24 октября 2002 г. <**> несколько групп спасателей были размещены вблизи от здания театра. Служба спасения поставила ряд тяжелых машин, таких как бульдозеры, экскаваторы, краны, самосвалы и так далее, примерно в 400 м от здания театра.
--------------------------------
<*> Вероятно, имеется в виду МЧС (прим. переводчика).
<**> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «24 октября 2004 г.».

18. Московский центр экстренной медицинской помощи (далее — МЦЭМП) <*> и Всероссийский центр медицины катастроф (далее — центр «Защита») при Министерстве здравоохранения Российской Федерации отвечали за организацию медицинской помощи заложникам и их родственникам. Руководитель Департамента здравоохранения Москвы и член оперативного штаба Сл. координировал действия МЦЭМП, центра «Защита», бригад «скорой помощи» и городских больниц. МЦЭМП функционировал в непрерывном режиме, и все его работники постоянно находились на дежурстве.
--------------------------------
<*> Скорее всего, имеется в виду Научно-практический центр экстренной медицинской помощи (НПЦ ЭМП) Департамента здравоохранения Москвы (прим. переводчика).

19. С 24 октября 2002 г. пять бригад «скорой помощи» и одна бригада медиков МЦЭМП со специальным медицинским автобусом постоянно дежурили около театра. Согласно объяснениям властей Российской Федерации «2 — 3 бригады центра „Защита“ и 2 — 4 бригады „скорой помощи“ постоянно находились недалеко от здания театра». Еще одна бригада медиков МЦЭМП и психологов оказывала помощь родственникам заложников в здании Профессионально-технического училища N 194. В общей сложности психологи оказали помощь 606 человекам и восьмерых направили на госпитализацию.
20. Пациенты Госпиталя ветеранов войн (медицинского учреждения, расположенного наиболее близко к театру) были переведены в другие больницы, которые не предполагалось использовать в спасательной операции. Персонал Госпиталя ветеранов войн был усилен хирургами и врачами экстренной помощи из Научно-исследовательского института скорой помощи им. Н. В. Склифосовского (далее — Институт им. Н. В. Склифосовского) и из Городской клинической больницы им. С. П. Боткина (далее — больница им. С. П. Боткина). Были развернуты два дополнительных реанимационных отделения и шесть операционных. К 26 октября 2002 г. вместимость Госпиталя ветеранов войн была увеличена до 300 — 350 коек <*>. Согласно объяснениям властей Российской Федерации «515 человек были переведены из Госпиталя ветеранов войн в другие городские больницы».
--------------------------------
<*> По другим сведениям, вместимость госпиталя составляла 600 мест (прим. переводчика).

21. Руководители городских больниц занимались планом эвакуации, станциям «скорой помощи» и другим медицинским службам было предложено обеспечить усиление дежурного персонала и перейти на чрезвычайный режим труда. Власти определили ряд больниц для приема заложников. Больницы были разделены на три группы очередности. Власти Российской Федерации не пояснили, как определялись эти три группы. Помимо Госпиталя ветеранов войн N 1 (ближайшего к театру), в них входили Городские больницы N 1, 7 и 13 (следующие по близости к театру), Городские Больницы N 15, 23, 33, 53, 64, 68, 79, Институт им. Н. В. Склифосовского и больница им. С. П. Боткина, а также детские Больницы N 9, 13 и 20. 24 — 26 октября 2002 г. главный анестезиолог <*> Москвы Ев. посетил некоторые из этих больниц и проверил их готовность к приему заложников. Оперативный штаб поручил ему проверить готовность к приему пациентов с пулевыми и взрывными ранениями. Руководству больниц было предложено освободить помещения для заложников, обеспечить прибытие персонала по уведомлению и подготовить дополнительное оборудование, палаты экстренной помощи, медикаменты и перевязочные материалы. Вместимость большинства больниц была увеличена. Так, Больница N 13 сообщила, что готова принять до 150 пациентов, включая 50 в критическом состоянии. Больница N 7 сообщила, что готова принять до 200 пациентов. Отсутствуют сведения о возможности принятия пациентов в других больницах, но, по-видимому, количество коек в них также было увеличено. Бригады МЦЭМП были уведомлены о том, какие больницы отобраны для участия в спасательной операции и сколько мест они могут предоставить для заложников.
--------------------------------
<*> Исправлено 6 марта 2012 г.: ранее в тексте указывалось «главный врач скорой помощи».

 
< Пред.