главная arrow правосудие arrow материальные иски arrow Показания истицы Аллы Алякиной

home | домой

RussianEnglish

связанное

Дирекция кинокомпании «CineFOG...
Память драгедии Норд-Ост
Добрый день. Меня зовут Алексей. Хотел бы помоч в создании ф...
04/10/19 15:40 дальше...
автор Алексей Чуваев

Петрова Таисия
Маленький город Ликино-Дулёво не остался в стороне от страшн...
26/09/19 12:24 дальше...
автор Доктор Равик

20 лет теракту в Волгодонске
годовщина теракта
Светлана спасибо за статью, очень важно помнить и жить дальш...
16/09/19 22:03 дальше...
автор Ирина

Показания истицы Аллы Алякиной
Написал Алла Алякина   
17.01.2003

Работа моего погибшего мужа Александра Филипповича была связана с производством детского питания. Он был хороший специалист в своей области – часто ездил в заграничные командировки. При его участии построены заводы детского питания в Ульяновске, Петербурге и других городах. У меня не было собственного замка или шикарного загородного дома, но всем необходимым я была обеспечена.

У меня было все, что необходимо для жизни: квартира, машина, дача. Муж недавно сделал ремонт в квартире. Привез новый гарнитур. Теперь я не могу к нему даже подойти (плачет). У нас была хорошая семья, есть внучка. Мы учились с мужем в одном университете. На курсе было 25 человек – мальчик был только один, он стал моим мужем. Он не был больным, был здоровым человеком.

23 октября в час дня я последний раз поговорила с мужем. Все время, пока он был в заложниках, я находилась в неведении. Моя дочь пыталась дозвониться ему в «Норд-Ост». Трубку взял чеченец и сказал с акцентом: «Девочка, спи спокойно. Твой папа пьяненький. Сейчас спит.» Потом звонил водитель мужа, чеченец по национальности – пытался уговорить террористов, чтобы мужа отпустили. Ничего добиться не удалось.

Вообще, я считаю, что если бы суду были представлены расшифровки телефонных переговорах, это может прояснить картину происходящего.

После штурма оказалось, что в списках освобожденных и погибших не хватает более 100 человек. В субботу и воскресенье мы искали его по моргам. Дочь нашла его в 10 морге в воскресенье вечером.

Как выяснилось позже, мужа сразу же опознали по водительским правам. Однако в списки он не был включен – нас два дня гоняли по московским моргам. В 10 морге сперва сказали, что мужа здесь нет. Вещи сначала почему-то выдали чужие. Его вещи нам выдали только в Лефортовской прокуратуре, когда мы давали показания. В медицинской справке о смерти было написано: «голосовые связки расширены, голосовая щель сужена, легкие наполнены пеной». Гроб, который мне предложило московское правительство, был очень плохой. Я отказалась его брать, хоронила в другом.

Лишившись мужа, я лишилась твердой руки, на которую я могла опираться в своей жизни. У меня обострился порок сердца, о котором ранее я даже и не подозревала. Мне дали направление к кардиологу. Кардиолог сказал, что операция будет стоит 10 тысяч долларов. Я чувствую страх за будущее, за будущее своих детей – дочери и внучки, которую, как и погибшего мужа, зовут Сашенька. Она на него похожа.

Я не подала иск на 1 млн. долларов. Если Платонов, который заявил в телеэфире о том, что теракта не было, считает, что я должна вернуть и те 100.000 рублей, которые мне заплатила Москва, я готова их вернуть. Я просто хочу знать, кто виноват.

 
< Пред.   След. >