связанное

МЫ НЕ УМРЁМ
Норд ост
Вечная память погибшим во всех терактах! Низкий поклон Милов...
01/11/18 21:33 дальше...
автор Сергей Синельников

Всем неравнодушным
Среди невинно погибших были не только православные и не толь...
24/10/18 13:20 дальше...
автор Alexis Gergant

МЫ НЕ УМРЁМ
Хотела скачать книгу и не смогла, слишком больно ещё вспомин...
23/10/18 19:35 дальше...
автор Юлия

Жулев Владимир
Написал Елена Жулева, жена   
03.05.2007
Возраст — 46 лет; Россия, г. Москва.

Родился 23 октября 1956 года в г. Раменское Московской области. Там же начал заниматься на виолончели в ДШМ. Учился в Музыкальном училище в Пушкино, затем в Институте имени Гнесиных (класс А. Я. Георгиана). После окончания института (1981) служил в армии. Работал в Оперной студии Института имени Гнесиных, в симфонических оркестрах п/у Рождественского, Альмейды, в Ансамбле Моисеева и других коллективах. Некоторое время работал в Императорском симфоническом оркестре в Марокко. В течение трех лет играл в Московском ансамбле виолончелей под руководством Владимира Тонхи.

С Володей я познакомилась в нашей Оперной студии, в 1985 году. Он старше меня на семь лет. Мы сидели за одним пультом. Я была студенткой второго курса, он уже закончил институт, вернулся из армии. Полгода спустя после знакомства Володя сделал мне предложение, а через год родилась наша дочь Ксюша, которая на него очень похожа.

Наступил момент, когда мы решили себя попробовать в других коллективах. Первый же серьезный конкурс, который мы играли, был в оркестр Рождественского. Володю взяли, меня похлопали по плечу, сказали, что все замечательно, но в семье должен зарабатывать мужчина. Началась его серьезная работа, гастроли. Были и другие коллективы, и в конце концов Володя постоянно стал работать в Ансамбле Моисеева – музыканты там загружены меньше, есть возможность играть где-то еще, куда приглашают. Когда образовался ансамбль виолончелей Владимира Тонхи, Володя вскоре к нему присоединился – мы работали вместе, много гастролировали, играли новые сочинения, в том числе специально написанные для нашего состава, например, «Кватернион» Губайдуллиной. В этом же квартете периодически играли и Миша Шумский, и Женя Кочат, так что в «Норд-Осте» у нас получилась группа, в которой мы все хорошо друг друга знали.  К тому же Театральный центр на Дубровке – это рядом с нашим домом. Конечно, сначала нас мюзикл интересовал больше с коммерческой точки зрения, потом втянулись – там была очень хорошая атмосфера.

Двадцать третьего октября у Володи был день рождения. Он пошел в «Норд-Ост», я дома готовилась к его приходу. Телевизор был выключен. Мне позвонили родители моих учеников – они испугались, что я там, и первые их слова были: «Слава богу, что вы дома!». Я побежала включать телевизор, и через пять минут мне позвонил Володя по мобильному телефону Жени Кочата – они прятались в артистических, в подвале. Второй звонок был из зала – он сказал, что все минирую, надо идти на всякие уступки, не дай Бог что – «всем нам тогда крышка». Это его слова. Володя просил меня, если что, позаботиться о его матери. Следующий звонок был через полтора суток, он говорил, что надо идти на митинг, делать то, что требовали террористы. Мы, естественно, это делали. Мне звонили из каких-то официальных инстанций, уговаривали никуда не ходить, убеждали, что это провокация. Митинг так и не был санкционирован. Мы целые сутки пытались его устроить, все это – под постоянным проливным дождем…

Володя человек находчивый, не теряющий самообладания в сложных ситуациях, и я была уверена, что эмоционального срыва у него не произойдет. Я знала, что он сидит в первых рядах, со всеми оркестрантами. За двадцать минут до подачи газа его видели живым. Я надеялась, что Володя в числе живых. Три дня искала его, была вся эта беготня по больницам, бесконечные звонки…

Он попал в морг с места происшествия, вместе с чеченцами. Туда же попал и наш Антон Кобозев. Лично опознать нам их не дали, только показали фотографии и личные вещи. Судя по фотографии, мне ясно, что Володя приходил в себя. У него лицо не было спокойным, как у Антона, у Жени Кочата. Было явно выражение удушья – когда человеку вовремя не оказали помощь.

Забыть это невозможно…

Володя был человек, с одной стороны, обыкновенный, с другой – редкий. Он очень хорошо понимал мои проблемы, можно сказать, как взрослый человек терпеливо меня воспитывал. Мне не хватает его как творческого человека: мы много вместе играли, музицировали, советовались. Мне его будет не хватать, наверное, очень долго. Все дальнейшее в жизни будет происходить в сравнении с ним…
Из журнала «Филармоник» № 4 2002г

просмотров: 7917 | Отправить на e-mail

  комментариев (1)
1. поиск
автор: Ирина, дата: 22-10-2007 19:02
Кто был с В. Жулёвым в те страшные дни-прошу откликнуться.

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >