главная arrow мемориал arrow книга памяти arrow Васильев Константин

home | домой

RussianEnglish

связанное

Всем неравнодушным
О программе мероприятия
Для Валерии. Ответ на Ваш вопрос " в программе шарики обязат...
20/10/17 02:30 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение ЕСПЧ по Беслану вступило в силу
Передача дела в Большую палату, которой добивались обе сторо...
20/09/17 00:01 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Россия против
Российские власти обжаловали постановление Европейского Суда...
16/07/17 09:37 дальше...
автор РОО «НОРД-ОСТ»

Васильев Константин
Написал А. М. Душенко, Н. Я. Липакина, Наталья Прилюк (жена)   
26.10.2003
Возраст — 35 лет; Россия, Ейск.


Костю я знал с самого детства. Он родился 6 мая 1967 года. Мы жили в одном доме, в городе Сарове, когда он еще назывался «Арзамас-16».

Костя крестился в зрелом возрасте. Я знаю, что это было сознательно. Мы росли во время советской власти, которое сейчас подвергается исторической переоценке. А в то время укладу нашей жизни была свойственна общинность. Во дворе было много детей. Дня не проходило, чтобы мы не собирались вместе и не устраивали игры. У Кости рано проявлялось чувство справедливости: если ребята ссорились — он выступал миротворцем. Когда стал взрослым, это в нем осталось. Он стремился погасить любой конфликт.

В школе учились вместе. Он был отличником. Был у нас такой предмет «внеклассное чтение». Его не все любили. Но Костя со школьной скамьи увлекался чтением, в особенности книгами о Великой Отечественной войне. Он впитывал из них атмосферу подвига — того, чем, в итоге, завершился его жизненный путь.

После школы Константин поступил в одно военное училище, я в другое. В 1986 г., когда учились на втором курсе, встретились летом, во время отпуска. Костя, как каждый молодой человек, стремился стать сильным, чтобы защищать Родину. Я занимался в школьные годы борьбой, был хорошим спортсменом. А Костя мне говорит: «Знаешь, это все ерунда. Вот есть такой Алексей Алексеевич»,— и начал на пальцах объяснять мне эту неизвестную мне школу. Как я понял, это было просто добро, спроецированное на ратное мастерство. Меня это заинтересовало.

Встречались редко, в основном, в отпусках. Я его навещал в Иркутске, когда служил там. В последние годы встречались в Москве. Здесь проводились семинары, и он меня познакомил с Алексеем Алексеевичем.

Вспоминаю, как во время учебы в четвертом классе, к нам пришла Наталья Яковлевна и пригласила заниматься в оркестре народных инструментов. Играли успешно. А потом она уехала куда-то в командировку. Оркестр остался без дирижера. Как-то в школе был праздник. Собрались родители. И мы заявили: «Будем играть!» Инструменты нам раздали, мы заиграли «Ах вы сени, мои сени!» — и какая же это была какофония! Провалились, но были в центре внимания…

Костя был кадровым офицером. Его профессия — защищать Родину. При встречах с ним мы говорили не о том, как построить подразделение, как провести занятие. Речь шла о назначении офицера как защитника Отечества.
Костя был генератором жизни в любом кругу, куда попадал. Он притягивал к себе людей своими мыслями, болью за то, что происходит с Отчизной.

Вспоминаю, как его пригласили свидетелем на свадьбу, и он из далекого Иркутска приехал в отпуск за свой счет. Даже на свадьбе, после поздравления молодых, он призывал любить Родину.
В Сарове, в Иркутске, Чите, любом городе, где он провел отрывок своей жизни — везде создавались маленькие общественные подразделения — клубы рукопашного боя. В этих клубах ребята занимаются на общественных началах. Интерес у них один — научиться защищать себя и ближнего во имя добра.

Помню, эти ребята летом приходили к Косте домой, собирались на реке, проводили занятия на лужайке. Мама у Кости была рыбачка, а папа к тому времени умер. Мы ловили рыбу, обсуждали разные вопросы — и каждый раз переходили к тому, в каком положении находится Россия и что надо сделать, чтобы ее защитить.

Надежда Степановна, Костина мама, пенсионерка, всю жизнь проработала за станком на военном предприятии. Ее труд был отмечен правительственными наградами. Это отношение родителей к труду наложило определенный отпечаток на Костю.

У него осталась дочь Анастасия, 15 лет. Очень похожа на отца. Отличница, спортсменка. Костя очень гордился ею.

Любил переписываться. Мы часто писали письма, когда были далеко друг от друга. Он надписывал конверт: «Русь великая, Саров могучий», а дальше адрес — и письмо доходило. Получишь — и сразу настроение поднимается.

Он покупал на улицах книги, которые продавали работники библиотек, в том числе, православные издания. Очень хотелось бы, чтобы дело, которое начал Костя, продолжилось. Пусть это будет «библиотека Константина Васильева» или называется как-нибудь иначе. Но она должна нести именно ту нагрузку, которую он вложил.

Офицер Андрей Михайлович Душенко


Тяга к народному творчеству у Кости осталась на всю жизнь. Уже взрослым, закончив Академию и будучи подполковником, он восклицал: «Мне так хочется научиться играть на балалайке!». Это притом, что он уже освоил гармонь, и на вечеринках мог подобрать любую песню. У него был очень хороший музыкальный слух.

Судьба нас с Костей развела. Но я хорошо его помню, его руки, его пронзительные голубые глаза. Он был въедлив в хорошем смысле: чем бы ни занимался – занимался серьезно. С ним было легко общаться, он был доступен, но при этом очень глубок. У него постоянно шла скрупулезная внутренняя работа над собой.

Характер в нем был виден с детства. С годами стал проявляться настоящий русский мужской дух. В Косте была огромная внутренняя сила. С ним, одним из немногих людей, я не боялась быть собой. Не боялась показаться глупой, смешной, наивной. Могла плакать, рыдать, смеяться. Общаясь с ним, я чувствовала, что становлюсь сильной.

У нас с Костей был перерыв в общении. После школы встретились, когда он был уже взрослым, заканчивал военное училище. Встреча с ним произошла на одном мероприятии, в Сарове, где я тоже жила и работала. Наблюдая за Костей, я бы сказала, что он сформировался как необычная личность.

В нем развился глубокий интерес к Православию, к русским истокам. Как он любил Россию, так переживал за нее! Он ощущал себя неотрывной ее частью. Он говорил о России, о ее предназначении – и это воспринималось как что-то очень значимое. Он внес свою лепту в огромное понятие «Россия». Он был очень важной ее составляющей.

С ним нельзя было общаться на бытовом уровне. Он нес в себе что-то большее. Убеждена, что все, кто знал Костю, и теперь ощущают его присутствие рядом. Так получается, что начинаешь сверять время по Косте.

В Косте было столько искренности, доброты! Он в любое время дня и ночи готов был придти на помощь. На него человека всегда можно было положиться.

Костя был очень разумным: все-таки за его плечами три высших образования, и все с отличием. Он много читал, был в курсе экономических и политических проблем России. Всеми знаниями, которые он получал, он накапливал в себе, обязательно делился. Константин был абсолютным патриотом. Он считал, что хорошо перенимать опыт Запада, но нельзя терять огромный потенциал – человеческий, природный, научный – которым обладает Россия. Он был убежден, что если все то, чем владеет Россия, развивать и внедрять – она станет великой и могучей страной. Константин был православным человеком, общался с батюшками, читал духовную литературу. Он считал, что самое главное – правильно воспитывать подрастающее поколение. Мы богаты своими традициями и своей историей. На них надо воспитывать детей, создавать книги и кинофильмы.

Педагог Наталья Яковлевна Липакина

Костя был очень жизнерадостным человеком. Имел большие организаторские способности. В Иркутске, Чите создавал спортклубы. Участвовал во всех театрализованных представлениях. Умел насмешить. К нему всегда тянулись окружающие.  Всегда говорил мне, Насте, что с каждым человеком нужно находить общий язык, уметь понять и выслушать. Нужно помогать и поддерживать друг друга, только тогда Россия поднимется. Насте писал: «Почитай свою Родину, своих родителей. Живи по законам божьим». Любовь к России и толкнула его заниматься системой рукопашного боя и выживания, он не признавал заграничные единоборства. На 5 курсе он принимал участие в съемках секретного документального фильма для спецслужб про эту систему выживания в лесах под Краснодаром.

Наталья Прилюк (Васильева), жена

PS. В храме Святителя Николая в Подкопаях, настоятелем, которого является иеромонах о. Савва (Молчанов), собрались близкие друзья и товарищи Константина Васильева, которые рассказали ребятам о Константине и торжественно передали в дар Военно-патриотической дружин библиотеку Константина
На сегодняшний день Военно-патриотическая дружина храма свт. Николая в Подкопаях носит имя нашего соотечественника героя — Константина Ивановича Васильева, человека, не пожалевшего жизни «за други своя».

(по материалам статьи Марины Васильевой «Жизнь и подвиг русского воина» 2003 г.)


просмотров: 11836 | Отправить на e-mail

  комментариев (8)
1. автор: Валерий, дата: 11-03-2009 15:06
Костя пришел к нам в Иркутск молодым офицером, славный парень, очень искренный и добрый человек, по моему он верил в людей и всегда помогал тем кому это было нужно. Очень печально все то что я узнал сегодня на этом сайте, пусть земля ему будет пухом.
2. автор: Алия, дата: 23-10-2010 22:00
дядя Костя приезжал к нам в гости в Астраханскую область.Я тогда была маленькая,мне было всего 6 лет,но я помню мы вместе рано утром играли в мячик и бегали босиком. У меня остались только светлые воспоминания.Он был очень добрым,великодушным.И я ещё помню его УЛЫБКУ она настолько была искренней (не у многих такая улыбка).
3. Героический подвиг
автор: Светлана Губарева website, дата: 04-02-2011 12:14
Вечером 23 октября, после того, как средства массовой информации передали о захвате чеченскими террористами в качестве заложников зрителей «Норд Оста», подполковник Константин Васильев, будучи с детства нетерпимым к насилию и несправедливости, самостоятельно принял решение предложить себя в качестве заложника вместо удерживаемых террористами детей. Константин в форме подполковника российской армии и служебным удостоверением прошел оцепление и вошел в здание, после чего вступил в переговоры с террористами.
26 октября, после состоявшегося штурма, тело Константина Васильева с шестью пулевыми ранениями нашли в подвальном помещении. Следствием было установлено, что смерть наступила в ночь с 23 на 24 октября.
Все мы, родные, близкие, друзья и товарищи, горько переживаем его гибель. Мы единодушны в мнении, что он совершил подвиг. Своим героическим поступком Костя заставил задуматься окружающих очень о многом – о смысле жизни, о любви к Родине и ненависти к врагам.
Теперь уже, оглядываясь на прошлое, мы понимаем, что вся недолгая 35-летняя жизнь Константина вела его к подвигу самопожертвования ради Отчизны. Где бы он ни был: в Ставрополье и Забайкалье, на Кавказе и в Архангельске, в Москве и в родном Сарове — везде и навсегда у Кости оставалось множество друзей, близких ему по Духу. Константин был проводником всего того доброго и хорошего, что мог вместить своим сердцем, разумом и умением и донести другим. Он, готовясь стать офицером с 1984 по 1989 г.г. в военном училище в г. Краснодаре, обучался у Кадочникова Алексея Алексеевича ратному мастерству рукопашного боя. А сегодня в Иркутске, Чите, Нижнем Новгороде и Сарове его друзьями организованы клубы, где ведется работа с детьми и взрослыми. И они подтверждают слова Константина: «Главное не в том, чтобы научить человека умению защитить себя, главное в том, чтобы он знал – это необходимо прежде всего для защиты Родины!»
В детстве Костя любил читать художественную литературу о Великой отечественной войне, всегда чтил память о погибших в ней. С болью в сердце, он рассказывал еще совсем недавно о том, что в библиотеках списываются книги о войне. Чтобы сохранить то, что ему было по силам, скупал их у работников библиотек на улице. Вся комната общежития в Москве, где проживал Константин, была заставлена коробками с книгами о народном подвиге в Великой битве за Родину против фашисткой Германии. В настоящее время книги переданы в военно-патриотические клубы, где проводятся занятия со школьниками и подростками.
В родной школе № 20 г. Сарова Костю всегда встречали с радостью, когда он приходил во время своих редких приездов домой. И сегодня, после гибели Константина, по инициативе классного руководителя Кости – Шамаевой Тамары Андреевны, и директора школы, депутата Городской думы – Кашенцовой Лориты Николаевны в память о воспитаннике Васильеве Константине Ивановиче, сознательно и добровольно отдавшем жизнь свою во имя Отечества, в комнате Славы школы открыта экспозиция, посвященная герою-офицеру Васильеву К. И.
Друзья и близкие через общественные и городские организации делают все возможное, чтобы увековечить память о Славном сыне своего Отечества в назидание будущим поколениям. Но не хватает одного, очень важного — признания подвига подполковника Константина Васильева государственной властью.
С малых лет Костя впитывал своей душой святость родной земли, помнящей Серафима Саровского и монахов знаменитого монастыря, расположенного на месте древнего городища и крепости Сараклыч, защищавшей когда-то юго-восточные рубежи Руси. Сердце и сознание русского офицера было переполнено болью за Отечество. Казалось бы, его служба проходила далеко от «горячих» точек. Однако, война не имеет границ. Сильным ударом отозвалось известие о захвате чеченскими террористами заложников в ДК на Дубровке в душе офицера Российской армии.
Нам все время говорят, что Константин погиб не при исполнении служебных обязанностей, в свободное от службы время. Может быть, именно поэтому его военное начальство не спешит, а может и вообще не имеет намерений, выходить с ходатайством о представлении его посмертно к государственной награде. Но разве может быть у офицера строго установленное время, когда он обязан выполнять свой долг по защите Родины, вне которого его не должно трогать ничего из происходящего рядом с ним? Разве офицер это не тот человек, который 24 часа в сутки по первому приказу своего Командования и по зову сердца просто обязан выполнить свой долг и встать первым против зла в любом его виде? Все мы, друзья, близкие Константина, его учителя и наставники, ученики и воспитанники обращаемся к Вам с просьбой поддержать нас в нашем стремлении увековечить память героического подвига гражданина России Константина Ивановича Васильева.

http://snrrb.my1.ru/publ/stranica_pamjati/ geroicheskij_podvig_grazhdanina_rossii_konstantina_ivanovich a_vasileva/7-1-0-36
4. автор: Комсомольская правда -Нижний Н website, дата: 18-02-2011 23:01
— 23 февраля в Доме ученых состоится премьера документального фильма «Русский офицер», посвященного выпускнику школы № 20 Константину Васильеву, погибшему во время захвата террористами заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве,— сообщает «Православный Саров». Комсомольская правда в Нижнем Новгороде 15.02.11 18:51
5. Фильм о Константине Васильеве
автор: студия «Киноконтакт» website, дата: 25-05-2011 22:52
«I Международный Кинофорум антитеррористических фильмов „Золотой Витязь“ под девизом „Любовью и единством спасемся“ с 24 по 28 мая в Москве на Красной площади в рамках Всероссийского военно-спортивного праздника ГТО.

В программе кинофорума будет показано около 50 игровых и документальных фильмов, затрагивающие темы терроризма и экстремизма. Пройдет научная с участием представителей Национального антитеррористического комитета, Российской Академии Наук, деятелей культуры…»
Предположительно, фильм о Константине Васильеве будет показан 28-го мая в 15-00
6. Забытый герой Норд-Оста
автор: Подполковник Антон Маныпин website, дата: 17-07-2012 18:56
Подполковник юстиции Константин Иванович Васильев имел необычайной глубины большое сердце, вмещающее: веру -- как стержень исповедания Христова учения; надежду -- как целостность веры; смирение -- как душу спасения; мужество -- как добродетель, позволяющую видеть свои грехи и плакать о них; и, самое главное, -- это сердце воина вмещало в себя венец всех совершенств -- любовь Христову во всей ее полноте. Результатом совокупностей всех этих совершенств вылился благодатный и святой подвиг воина, называющего себя Христовым. Это подвиг положения души за «други своя». Начать, наверное, надо с того, как мы познакомились. Это был 1997 год. Я переходил на второй курс Военного университета Министерства обороны и сдавал экзамены. К нам приехали абитуриенты. Они должны были поступать слушателями на судебное отделение. Казарма, где они расположились, находилась в здании университета в Лефортово.
У меня был патруль с двумя курсантами. Маршрут патрулирования проходил мимо Елоховского Богоявленского собора.
И вот дело к концу идет, а патруль заканчивается в 12 ночи. И где-то к семи часам (ну чего зря болтаться?) я пошел на вечернюю службу. С курсантиками встали. В Елоховском людей много -- была суббота. И я вижу, офицер стоит, майор. А офицер офицера когда видит в храме, это очень радостно -- единое братство, слияние происходит. И мы увидели друг друга. Ни я его не знал, ни он меня, я старший лейтенант был, он майор. На службе стоим, заканчивается служба, то ли он вышел раньше, то ли я, но потерялись.
Ко мне курсантики подходят и говорят: «Отпустите нас пораньше». Дело молодое -- понятно. Говорю: «Без проблем. Сейчас придем, доведу до университета, переоденетесь». Надо довести их -- ответственность. Довожу, захожу в каптерку, они там переодеваются. А как раз это в казарме, на первом этаже, где жили поступающие на дневное отделение. Я сижу за столом, стол напротив входной двери. Сижу, читаю Евангелие, 11 главу Евангелия от Матфея -- забыть невозможно, про себя читаю, вожу глазами по строкам.
Дверь открывается напротив каптерки. Ну, я «подвижник», я же читаю Евангелие, не подниму даже голову… Продолжаю читать. Слышу шаги за мной. Подходит ко мне вошедший, и за спиной моей вслух читает те строки, которые мысленно читаю я. Вот я мысленно, а он вслух их произносит! То есть Господь каким-то невидимым образом одновременно дал мне возможность читать там, где и он. Читаем такие строки: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Аз упокою Вас. Возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим. Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко есть». Я поднимаю глаза, стоит майор, с которым я встретился в храме. Это был Костя Васильев. Так мы с ним не разлей вода с 97-го и до 2002 года, до его гибели, дружили.
Потом я получил комнату в общежитии Академии бронетанковых войск и перевез туда свою семью -- Наталью и доченьку Марию. Он приходил к нам, беседовали, читали молитвы, Евангелие, трапезничали вместе. Наташенька очень вкусно готовила, и Костя всегда поражался: «Какая у тебя, Антон, дивная жена!». Наташу он всегда называл не иначе как Наташенька.
Главное, что меня поражало в нем всегда, -- он невидимо вел меня к Богу. Он всегда стремился реализовать свой офицерский долг на войне. Он говорил: «Антончик, хочу научиться у тебя вере». А незримо я у него учился. Он был меня старше на пять лет. Он говорил, что я испытал определенные трудности в зоне боевых действий в Чечне, а он был из ракетных войск, и ему никогда не приходилось быть на Северном Кавказе. Он всегда мне по-доброму завидовал: «Ты выполнил свой долг, а я вот…» Я его успокаивал: «Родной мой Костенька, время придет, и ты исполнишь свой долг. Ты носишь погоны -- исполнишь сполна». А получился подвиг высшей святости -- Костя положил душу за «други своя».
И то качество, которое поражало меня в нем, неимоверно сильно -- это его любовь. Любовь к Богу, к Отечеству Российскому. Обостренное чувство любви было Милостию Божией. Одаренный был такой. По святым местам ездили, исповедовались вместе, причащались.
Один эпизод такой. В 2000 году я вернулся после второй командировки в Чечню с тяжелым ранением Лечился почти полгода, но из армии не демобилизовался, еще пять лет прослужил.
Мне мой духовник сказал: «Причащайся каждую неделю. Только этим будешь жив», но я не выполнил этого благословения, пропустил неделю. И этого хватило мне, чтобы я чуть не умер. У меня схватило сердце. Начало так сильно болеть, что я с лекции пришел, лег и не мог даже встать -- боль такая неимоверная. Я решетку кровати держал и сжимал до крови, чтобы пересилить боль. И тут слышу стук в дверь. Костя зашел, я только приподнялся, а он говорит: «Все, Антончик. Я все понял, лежи». Он встал на колени, взял молитвослов, зажег свечу и начал читать молитвы из молитвослова. А у меня сердце еще больше болит. Я держал его руку, сжимая так, что он сказал: «У меня рука посинела». Вдруг он замолк, и у меня боль прекратилась -- моментально. Я повернул голову и вижу: Костя стоит на коленях, а из его глаз текут слезы. Он уже не читал по молитвослову, молился своими словами, с болью в сердце. Так он стоял минут пять на коленях и плакал, как ребенок. Это было 13 октября. А 14 -- Покров Пресвятой Богородицы. Он хотел познакомиться с отцом Валерианом (Кречетовым). И вот мы под Покров, в субботу, решили на следующий день ехать к отцу Валериану в Покровский храм на службу, исповедоваться, причаститься. У меня совсем перестало болеть сердце, тонус прекрасный, нормальный пульс. Утром встали, прочитали правило и поехали на электричке. А у Кости была немощь -- он курил. И он всей душой своей просил Господа Милосердного, чтобы Он дал ему возможность избавиться от этой страсти. Мы читали Евангелие от Матфея. И там Господь говорит: «Имейте веру с зерно горчичное и можете горы переставлять». Костя читает и говорит: «Верую, Господи! Помоги! Брошу курить». Приезжаем в Покровский. Служба, престольный праздник Покрова Пречистой Божией Матери. Отстояли Литургию, исповедовались, причастились. Выдержал он неимоверно -- не покурил с утра.
Закончилось богослужение. Мы вышли. Слева от храма дом батюшки, и там лавочка такая, за калиточкой. Я вижу, батюшка сидит на лавочке. И он меня увидел, позвал: «Антошка! Иди сюда! Как дела?». Обнял меня. Я говорю: «Батюшка, помните, я вам про Костю рассказывал? Православный патриот, друг мой, которого мне Господь дал. Я привез его». Он: «Да, конечно, помню». Костя стоял за калиткой, не решаясь зайти. И батюшка Косте замахал, мол, заходи.
Когда Костя подошел к батюшке, он посмотрел ему в глаза и вдруг спросил: «Куришь?». Костя изумился: «Да, батюшка, курю». А батюшка: «А не курить можешь?» Костя ответил: «Нет, не могу» -- «А вот это грех». Тогда отец Валериан, благословляя, трижды легонечко ударил его в грудь, сказал: «Бросишь». И с этого мгновения Костя перестал курить. До своей смерти так и не закурил.
А как погиб -- это самое главное.
Он распределился после выпуска судебного отделения Военного университета в Департамент управления военных судов начальником отдела кадров. Это, по-моему, полковничья должность. У него была великолепная карьерная перспектива. Он был один, семьи у него не было. И он время свое только на работе проводил, да молился в храмах: всего себя Богу отдавал и служению Отечеству. 23 октября он в десятом часу возвращался с работы. Его маршрут проходил по Дубровке, мимо театрального комплекса «Норд-Ост». Он уже знал о захвате. В это время женщина-заложница выбежала и стала кричать: «Там какие-то люди в масках, в камуфляжах, с автоматами, стреляют. Помогите!».
Константин не раздумывая направился прямо туда, сумел пройти в фойе с черного хода. К нему подошли три «чеха» с автоматами. Костя предъявил свое удостоверение «Департамент управления военных судов», сказал: «Я представитель власти. Детей отпустите, я себя в заложники оставляю». А для них человек в форме, что красная тряпка для быка. Они начали издеваться над ним. Нам потом рассказывала женщина, которая все видела, что ему стали в лицо тыкать стволами автоматов и срывать погоны. Но Костя был здоров не только духом, но и телом. Рукопашным боем занимался. И он двоих почти обезоружил в борьбе. А третий пронзил его автоматной очередью, пять пуль попали Косте в тело. Он упал и, раненый, продолжал бороться. Шестая пуля вошла в голову. Его сбросили по винтовой лестнице в подвал. Когда штурмовали «Норд-Ост», его нашли на четвертый день. Всех уже вытащили. Рабочие и уборщики в подвал случайно спустились и видят: офицер в крови лежит, разодрано все у него, а рядом нательный крестик, сорванный во время борьбы. Ни одна крыса к нему не притронулась. Его правая кисть была собрана в крестное знамение, а левая в кулак. И он улыбался. Мы видели это. Потом мы поехали Костю хоронить, отпевали его только на седьмые сутки в Сарове (Арзамасе-16, откуда Костя был родом). Саров -- место подвигов преподобного Серафима Саровского. Отпевал отец Владимир, его друг, который Костю очень любил. Я стоял в изголовье Кости, ком стоял в горле. Я видел: венчик лежал на лбу. Вдруг заметил -- у него из глаз текут слезы. Прямо в гробу. Я не выдержал, поцеловал в лоб, в венчик, и мне в нос ударил запах свежих яблок. Я подошел к отцу Владимиру и говорю: «Батюшка, Костя плачет». Он подошел, приложился к венчику и минут пять не мог отнять губы от его лба Потом поднял голову и со слезами сказал: «Святой воин, святая смерть». Костю хоронил весь Саров. Я был ошеломлен, сколько людей его знали. Он там вырос. Он батюшку Серафима преподобного так любил!
На кладбище были многие священники, хотели маму повидать, Надежду Степановну, и попрощаться с Костей. Бабушка Надя -- такое чудо! Отец умер к тому времени, остался старший брат.
После похорон мы пришли в комнату общежития Академии бронетанковых войск в Лефортово, где он жил. По традиции, если кто из воинов погибает, оставшиеся святыни раздаются друзьям. Мне, грешному, достался образ Серафима Саровского — Костина икона, его нательный крестик и парадный китель.
Я знаю, что Константину подготовили представление к награде — орден «Мужества». Делал это наш общий с Костей друг. Когда представление принесли начальнику Департамента управления военных судов на подпись, генерал позвонил куда-то. Потом сказал: «Чего-то великовато. Дадим медаль „За отвагу“. Переделывайте представление». Конечно, смутился наш друг, мне позвонил, я очень расстроился. Когда принесли новое представление, начальник сказал: «Ты знаешь, там посовещались и решили, ведь мы его туда не посылали, он сам пошел. Как мы его будем награждать?» И ничего не дали. Я уехал в третью командировку в Чечню. Под Аллероем, это населенный пункт недалеко от Гудермесского района, зацепило меня капитально. В засаду попал и был тяжело ранен в глаза. Дали мне второй орден «Мужества». Я его отвез Косте. Не могу не рассказать о том, что было с мамой. Она увидела этот крест ордена, засияла, заплакала от радости, как ребенок, и сказала: «Костя мой! Все-таки государство его наградило!». Я не разуверял, просто отдал орден и все.
Хочу вот еще о чем сказать -- это самое главное. В том бою под Аллероем, в ущелье Аханчилак (Черное ущелье), нашу колонну зажали, подбили головную и замыкающую машину. Колонну по особо опасным участкам маршрута следования должны были сопровождать вертолеты огневой поддержки — «Шмели». А вертолетов не было. Колонна встала, и ее начали методически расстреливать. Я спрыгнул из головного подбитого БТРа и вел с колена огонь по позициям боевиков. Минут через 10–15 боя РПГ-7В («выстрел» от противотанкового ручного гранатомета) попал в броню, в правый борт. Я сидел в метре от БТРа. РПГ взорвался в метрах полутора возле моей головы. Огненно-взрывной волной мне обожгло сетчатку и роговицу глаз, контузило. Меня бойцы затащили за борт горящего БТРа из-под огня. Минут через 25 МИ-8 («Шмели») прилетели к нам на помощь и уничтожили огневые точки боевиков «Нурсами» (управляемые ракеты «воздух-земля» на вертолетах). Духов отбили. Колонна ожила. Меня эвакуировали в Ханкалу -- в госпиталь под Грозным. Это был 2003 год, Константин уже год как погиб. Я лежал в палате, на глазах трехсантиметровый слой повязок. Повязки все в крови и слезах, я ничего не вижу. Стоит рядом Сергей Николаевич, хирург-окулист, и диагноз ставит. Врач говорит: «Ну, что, майор, отвоевался? Видеть ты не будешь». Я был в шоке, невозможно представить. Я подумал, что теперь не смогу читать Евангелие, не смогу видеть Святых икон, не смогу видеть лица дорогих и любимых мною людей. Я представить не мог этого. Трое суток, три ночи я лежал и молился. Даже не молился, а клянчил, просил у Господа Иисуса Христа, Царицы Небесной, Государя Царя Николая, Святого Антония Сийского, Антония Великого, чтобы они мне помогли хоть как-то видеть. И на третьи сутки я заснул. Сон длился часов 12. Я никогда в жизни так не спал. И мне во сне явился Костенька. Я, незрячий, вдруг увидел во сне палату, лежащих раненых бойцов и офицеров; из окна падает луч света, из которого выходит Костя в форме. Он идет ко мне, а я ему говорю: «Кость, братское сердце, ты ли это?». Он говорит: «Да, Антош. Я знаю, тебе сейчас очень тяжело. Но все будет у тебя хорошо». А рядом святой царевич-мученик Алексий в мундирчике. Костя пускает его ко мне, царевич подходит, а я говорю Косте: «Кость, ты где?». А он говорит: «Там, где я, Антош, ты даже не представляешь, как хорошо»… Царевич подходит и кладет мне ручку свою на глаза И засиял свет ярче, чем от Кости, красноватого оттенка. Потом мне отец Валериан сказал: «Он же великомученик, а Костя новомученик». И я проснулся.
Подошел хирург, разрезал бинты, чтобы везти меня удалять левый глаз. Он снял повязку — и я вижу, моргаю от сияния света. Реакция врача была… просто волосы дыбом! Он стал водить рукой перед глазами, а я слежу за рукой -- реагирую. Правда, левый глаз у меня не видит, и я только правым глазом вижу руку врача. И он стал повторять: «Такого быть не может», потом посадил меня в коляску, повез в операционную, стал проверять мне глаза, все время говоря: «Такого быть не может! Ты видеть не должен». И меня эвакуировали в Федоровскую клинику в Москву. Я две недели пролежал в Ханкале и пять дней в Федоровской клинике, куда приехал ко мне батюшка, отец Валериан Кречетов. На второй день примчался родной батюшка. Вид у меня, конечно, был страшный. Он исповедовал меня, причастил, пособоровал… Я рассказал, что со мной произошло, что мне явился Костя. И мы оба рыдали, как дети. Я спросил: «Батюшка, как так? Бог через Костю и царевича Алексия исцелил меня. Я молился одним святым, а мне явились другие». А он взял меня за руку, сжал ее крепко-крепко и говорит: «Антошка, все просто. На Небосводе святости у Престола Бога Всевышнего они все равны. И только разнятся в сиянии святости. И кого сердце твое хотело видеть, того оно и увидело».

P.s. В декабре 2007 года умерла мама Константина Васильева. До этого неоднократно наблюдалось мироточение его фотографий, но перед смертью Надежды Степановны мироточение усилилось. На фотографии явно видно миро-красного цвета, на обратной стороне этой фотографии проявились черты лица Константина.
7. Передача телеканала «Звезда»- "Поступ
автор: Зритель website, дата: 24-04-2016 03:10
Передача телеканала «Звезда»- «Поступок» http://www.ontvtime.ru/index.php?option=com_content&task=view_record&id=1488&start_record=2016-04-22-12-40-38
Профессионально обошли острые углы, но почти без «клюквы». (За исключением «… эта доска (с фамилиями погибших) была установлена через две недели после трагедии…» )
8. автор: Юлия, дата: 30-06-2016 22:57
Упокой Господи светлую душу Костеньки и всех погибших в «Норд-Осте»! Знаю Вашу боль, сама недавно похоронила мать. Всем сердцем, всей душой с Вами, родные!

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >