главная arrow мемориал arrow книга памяти arrow Герасимов Аркадий

home | домой

RussianEnglish

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение по делу Беслана
Жалобы заложников и их родственников поступили в ЕСПЧ в апре...
14/04/17 11:08 дальше...
автор РОО "Норд-Ост"

ЕСПЧ принял к рассмотрению час...
Решение ЕСПЧ по Беслану
Ожидается, что Решение ЕСПЧ по Беслану будет оглашено 13-го ...
07/04/17 19:10 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

03.04.2017. Санкт-Петербург
С глубокой грустью мы восприняли новость о том, что в резуль...
06/04/17 12:05 дальше...
автор ФРАНЦИЯ ЕВРОПА БЕСЛАН

Герасимов Аркадий
Написал родственники, друзья   
06.11.2010

Возраст — 23 года; Россия, Москва.

Герасимов АркадийАркадий учился в колледже, после окончания которого получил образование в финансовой академии и работал экономистом в одной из полугосударственных компаний.

Всю свою короткую жизнь он был удивительно добрым и добродушным человеком, постоянно стремящимся помочь любым окружавшим его людям. Уже в колледже и после его окончания он со своими друзьями встречался с ребятами из младших классов, ходил с ними в походы, на байдарках. Проводили вечера у костра. Педагоги и друзья Аркадия говорят, что трудно переоценить его влияние на воспитание ребят. На работе его оценили как добросовестного и умелого специалиста, которого за короткое время работы повысили в должности.

Он и на «Норд-Ост» пошел второй раз только для того, чтобы показать понравившейся ему мюзикл своим друзьям и любимому преподавателю.

Потеря такого человека и других не менее значимых для нашей страны людей не должна пройти не замеченной.


PS . Зрители в «Норд-Осте» погибли по вине непрофессионального отношения к своим обязанностям конкретных лиц, занимающих должности в государственных структурах и обязанных защищать жизнь, здоровье и свободу налогоплательщиков.
По законам нашей страны лицо, совершившее преступление или способствующее совершению преступления или не оказавшее своевременную помощь жертвам несчастного случая или преступления, должно понести наказание. КОГДА?


А. Герасимов, отец

***

В 2002–2003 годах те, кто учил Аркадия, кто учился с ним в одном колледже, создали альбом «Про нашего Аркадия». Ниже предствлена лишь незначительная часть материалов. На сайте московской школы № 1314 можно ознакомиться с полным содержанием альбома.

***

1992 год.
Первый раз в 8 класс… Вместе со своими учениками я впервые переступила порог Колледжа. Они такие разные!
Аркадий сразу обратил на себя внимание: маленький, взъерошенный с очаровательной добродушной улыбкой, он никак не мог усидеть на месте. Оказалось, что это проблема – высидеть целую пару (1,5 часа). И тогда мы с ним решили, что, когда он устанет, мы будем прохаживаться по коридору, чтобы он передохнул и мог дальше работать. Он выходил из класса, мы делали пару проходов из конца в конец коридора, и он возвращался на урок. Ему это помогало сосредоточиться. Правда ко второму полугодию в этих «прогулках» отпала необходимость, он постепенно привык к 1,5 часовым урокам, но это почему-то запомнилось…

Он удивительным образом умел расположить к себе. Почему-то сразу оказался в числе «любимых». Хотя это не педагогично, но я не скрывала своих симпатий. Он стремился быть везде, во всем участвовать, все ему было интересно. И самое главное: он не боялся задавать вопросы, он во всем хотел разобраться.

Мой любимый Заяц…
Когда и почему я его так назвала – уже не помню. Но это сочетание стало для меня и для него привычным и родным уже тогда. И в классе его называли Зайцем. Говорят, что клички – это плохо, что у человека есть имя. Наверное, это правильно, но Аркашка не обижался на Зайца. В нем было что-то «белое и пушистое» в его отношении к людям, и это притягивало к нему, как магнитом.

1993 год.
Первый серьезный поступок взрослого человека… Вы когда-нибудь пробовали в 14 лет объяснить взрослому учителю, что он не прав? А сделать это от имени всего класса у вас хватило бы мужества? Честно скажу: у меня бы не хватило… А Аркашка смог! Никто из сильных отличников не решился, только он – милый Заяц. Тогда я впервые поняла, что этот человек не предаст в трудную минуту, что он готов быть опорой.

1994 – 1995 годы.
Запомнились многими походами. Насыщенное лето — первые пробы байдарок. Первые неудачи и огромное желание – научиться управлять этой лодкой! Уже тогда в походах проявилось ценнейшее качество Аркашки – он вставал раньше всех и разводил костер… Кто ходил в поход, тот знает, как трудно утром вылезать из теплого спальника, выходить из палатки по росе. И тем дороже то тепло, которое дает костер, разведенный Другом. Заяц всегда готов был поделиться теплом: накинет на плечи свою курточку… скажет пару теплых слов в трудную минуту… просто улыбнется…

1996 год.
Выпускной класс… Помню ощущение того, что мне нечего делать на работе… Если не считать бумажной писанины, то как куратор я почти ничего не делала. Ребята были взрослыми, знали, что и как надо делать, им был не нужен куратор! И я очень отчетливо помню, как мне страшно было от одной мысли, что наступит день расставания, и больше я их не увижу, они уйдут…

В 11 классе был «свободный день», когда не было уроков в расписании, но когда ребята могли приехать в гости ко мне домой и попить чаю на кухне… Вот тут то и происходила основная работа, как я теперь понимаю. Эти «Кураторские пятницы» были расписаны далеко вперед. Приезжали группами и по одному, но обязательно с каким-то «больным» вопросом. Заяц был готов жить на кухне в Перово! Ему все было интересно и важно, но он тактично спрашивал всегда, а не будет ли он лишним при разговоре (особенно если предполагался разговор на двоих). Тогда он просто приезжал позднее, когда было можно. И его первым вопросом всегда был: «Ну, как тут у Вас дела? Может помочь надо?»

Самым грустным праздником был выпускной вечер… Если тебе кто-то дорог, то ты боишься его потерять. Я не знаю, как так получилось, но я боялась их всех потерять! Они стали родными. Хотя понимала (умом), что у них начинается новый этап в жизни, не менее интересный, что у них появятся новые друзья, что постепенно они уйдут… Но так не хотелось их отпускать!

Все лето, пока они сдавали экзамены, я была «привязана» к телефону: ждала оценок и итогов зачисления. Особенно переживала за мальчишек: им грозила армия. И вот лето заканчивается, все 19 гениев стали студентами, подтвердив свою гениальность. Это был самый лучший подарок Куратору.

Август… Лефортово…Стадион… Мы с Ириной Евгеньевной стреляем и никого не ожидаем увидеть. Вдруг появляется Аркадий радостно улыбающийся и явно чего-то замышляющий. Он торжественным голосом объявляет, что ему надоело отсутствие у куратора Дня Рождения, и он назначает его на сегодня! По этому поводу он дарит мне в подарок очаровательного мышонка с сердечком и предлагает отметить этот день. Восторженный писк двух Ирин, сбор вещей и тут… Приезжает Андрей на своем «Запорожце», чтобы отвезти нас домой. Это уже просто из области фантастики: мы всей компанией едем в Перово и устраиваем Настоящий Праздник! Это было 20 августа… С тех пор у меня вновь есть день рождения, который приносит мне радость. И это только благодаря Зайцу.

31 августа накануне нового учебного года. Когда в классе все было прибрано и вымыто к 1 сентября, вдруг слезы навернулись на глаза: как же так я завтра приду в класс и не увижу улыбающегося Зайца? Я не знаю, как такое может быть! Я не хочу этого!!!

1 сентября 1996 года, 8 часов 30 минут утра. Я с кислой миной прихожу в колледж, резиново улыбаюсь встречным, поднимаюсь на 4 этаж, захожу в класс и… НА ПЕРВОЙ ПАРТЕ СИДИТ ЗАЯЦ С ОГРОМНЫМ БУКЕТОМ ЦВЕТОВ И УЛЫБАЕТСЯ!!!

Он умел дарить людям праздники… Он их творил из будней легко и от чистого сердца, поэтому они всегда получались светлыми и радостными.

После Колледжа
Они не ушли! Они остались со мной, делясь своими радостями и печалями. Они помогали мне растить следующий класс! Особенно эти слова относятся к «любимой троице» – Аркадию, Андрею и Косте. Постепенно из выпускников они стали моими настоящими Друзьями. Они всегда были вместе со мной в трудную минуту. И здесь невозможно выделить кого-то одного: это была неделимая троица. Они дополняли друг друга так, что казались единым целым организмом. И если вдруг почему-то кого-то не было, то его отсутствие ощущалось очень остро. Тяжело было нам всем, когда Костя был в армии. И каждое его увольнение было для нас праздником.

Но при этом каждый из них был самостоятельной Личностью.
У Аркашки было удивительно развито «видение другого человека». Ему не надо было объяснять, что мне сейчас тяжело. Он видел это даже тогда, когда я старалась скрыть свою слабость от посторонних глаз. Как — то незаметно он оказывался рядом и делал то, что в данный момент было необходимо. И потом так же незаметно исчезал, как будто ничего не произошло. Ему можно было поручить самые деликатные просьбы, понимая, что он интуитивно сделает все так, как надо, и лучше других.

Заяц стал не только моим другом, но и другом моей семьи. Он после института забирал Ольгу из школы на Курской и отвозил ее домой в Перово в дни, когда я дежурила по Колледжу и не могла этого сделать сама. Согласитесь, не всякий на такое пойдет. Так у него появился свой ключ от нашей квартиры. И я была спокойна, зная, что с дочерью все будет в порядке. Если надо было копать картошку – Заяц готов помочь; надо собирать яблоки – и тут тоже он с рюкзаком и сумками.

Этой осенью, когда я с классом задумывала традиционный поход на пару дней по Подмосковью, и задала вопрос «Кто пойдет в лес?», то услышала от Настюшки встречный вопрос: «А Заяц пойдет? Тогда я тоже пойду!» Мы не пошли в поход из-за лесных пожаров. Но оказалось, что Аркадий любим и дорог в моем нынешнем классе, несмотря на уже заметную разницу в возрасте. Его продолжали волновать вопросы, связанные с жизнью Колледжа, он хотел сохранить тот Дух Колледжа, в котором вырос сам. Он вряд ли осознавал, что Дух Колледжа жил в тех людях, которые тогда работали. Но он сам настолько им «пропитался», что теперь этот Дух жил в нем самом. Вокруг него всегда было тепло и светло. Когда Заяц приходил в Колледж и, улыбаясь, проходил по коридору, то у многих поднималось настроение.

…Когда мы сидели в зале ДК, то не было страшно, потому что мы были вместе. Заяц как всегда шутил и старался поддержать народ. Было очевидно, что все очень серьезно. И я думала, что если суждено нам здесь закончить свой земной путь, то мы уйдем из жизни все вместе. Это было страшно, но спорить с судьбой не в наших силах. А если все благополучно закончится, то мы все вместе выберемся отсюда и будем лишь вспоминать этот кошмарный сон.

Но судьба распорядилась иначе
… так, как я себе не могла представить в самом ужасном кошмаре…

ПО-ЧЕ-МУ??? ЗА ЧТО???

Как сказали мне в монастыре: он оказался самым достойным из нас всех, раз Господь призвал его. А нам надо пересмотреть свою жизнь, чтобы тоже быть достойными. И этот кошмар — нам знак того, что мы еще не сделали того главного, что должны сделать в этой жизни…

Чернина Ирина Вячеславовна, куратор

***

Зайца я знаю очень давно, наверное, как себя помню. Он всегда был нашим другом. И только теперь я понимаю, что не каждому человеку мама доверила бы забирать меня из детского сада. Мне всегда нравилось, что за мной приходили не только мама или папа, как за другими детьми. За мной приезжали Дрюша, Заяц, Шурик (Саша Рябова) и Крокодил (Костя) на машине! Были иногда и другие ребята, но редко. Крокодил очень серьезный. Он молчаливый, и я его сначала побаивалась (ведь крокодилом просто так не назовут), но он мне нравился. А Зайца я сразу не боялась. Он такой добрый, такой веселый и все время рассказывал что-нибудь смешное. Я их всех звала папами. И в группе, когда дети спрашивали, кто эти люди, которые за мной приходят, я объясняла, что они все мои папы! У ребенка не может быть столько пап – пытались мне доказать подружки. А я их убеждала, что может! И Заяц был самым добрым. Всегда, когда я видела Зайца, он улыбался, и мне становилось тоже весело, несмотря на то, что за 5 минут до его прихода мне было грустно.

Помню, как летом мама с Ириной Евгеньевной ездили стрелять в Лефортово. Если честно, то мне было скучно с ними. Им интересно, а мне хотелось убежать куда-нибудь, но мама мне не разрешала никуда уходить. Когда приехал Заяц, я очень обрадовалась, так как понимала, что больше скучать мне не придется. Он рассказывал мне разные смешные истории, анекдоты, и время пробежало незаметно. В конце тренировки вдруг он просит, чтобы ему тоже дали пострелять. Я совсем было расстроилась. Думала, что теперь они все про меня забудут. Однако это было очень весело. Он так забавно комментировал свои ощущения при натягивании лука, что я от души смеялась. А потом мы все вместе поехали к нам домой. Заяц гордо нес два лука на плечах, хотя они довольно-таки тяжелые. И мама называла его оруженосцем.

Если к маме приезжали ее выпускники, то они все, как правило, разговаривали с ней. И только Заяц обязательно заглядывал в мою комнату и иногда даже играл со мной. На день рождения дедушка подарил мне большого крокодила. Я назвала его Коськой (в честь одного из своих пап), и радостно хвасталась всем приходящим. Это и правда замечательный крокодил! Когда Аркадий его увидел, он пришел в полный восторг! Мне так нравилось, как он с ним играл и смеялся, совсем как маленький. Он разевал его пасть, щелкал зубами и рычал, но было совсем не страшно, а наоборот, очень весело и интересно.

В октябре 2002 года, когда мы пошли на «Норд-Ост» большой компанией, все места были на одном ряду. Я решила сесть с Зайцем, потому что с ним всегда весело. Он уже смотрел этот спектакль и мог рассказать мне то, что непонятно. Так и получилось, что мы с мамой оказались на разных концах нашей компании. Постановка была замечательная! Такие веселые песни, танцы.

Когда в начале второго действия начали стрелять, я со страху прижалась к Аркаше и вцепилась в его руку. Он обнял меня и сказал: «Не бойся, Птичка, я с тобой, все будет хорошо». Но мне все равно было страшно, потому что я никогда раньше не слышала настоящей автоматной стрельбы. Так, обнявшись, мы сидели до тех пор, пока террористы не объявили, что готовы отпустить детей. Я не хотела уходить, спросила его: «Может мне остаться?» Но он отправил меня к маме. Я пробралась к ней, села на колени, обняла ее за шею и сказала, что не пойду, что мне страшно. Но мама каким-то строгим голосом сказала: «Иди!» и буквально вытолкнула меня. Когда я спускалась по ступеням к сцене, то заметила, что у женщин в черном были страшные глаза. Нас строем выводили из зала, и в это время в голове пронеслось: «Не бойся, Птичка, я с тобой, все будет хорошо».

Нас вывели на улицу, не отдав куртки. Было холодно, но я этого не замечала. По щекам катились слезы, я думала о тех, кто остался в зале. Нас встретил милиционер, посадил в милицейский фургон, чтобы мы не замерзли. Некоторые дети плакали. Старшие пытались успокоить и как-то поддержать младших. Через какое-то время дверь машины приоткрылась, и в проеме показалась голова Вовки Хотеенкова. Я вышла к нему. Он спросил: «Кто там в зале, кроме ЧИВа?» Я всех перечислила. Он сказал, что меня с ним не отпустят, т. к. детей отдают только родственникам. Тогда Вовка стал звонить моему папе, а меня отправил в машину, чтобы я не замерзла. Через какое-то время он опять заглянул в машину и сказал, что папа выехал за мной. Вскоре приехали разные корреспонденты с камерами и фотоаппаратами. Один из них дал нам листок бумаги и попросил записать свои имена и фамилии, а другой в это время снимал нас на камеру. Потом пришел водитель, сел в машину и куда-то повез нас. Выгрузили нас в какой-то школе, где мы должны были дожидаться родителей. Почти за всеми уже приехали, а моего папы все не было. Наконец я его увидела и очень обрадовалась. Он обнял меня, и я чуть не расплакалась, т. к. вспомнила о маме и ребятах, которые остались там. После этого меня допрашивал следователь. А потом нас забрали Ирина Евгеньевна с Костей и отвезли всех домой.

Дома мы смотрели телевизор. На все уговоры идти спать я отвечала, что не смогу заснуть. Но вскоре папа все же отправил меня спать. На следующий день ко мне домой приехали Катя (моя подруга) и Сергей Леонидович. Они рассказали, что весь Колледж переживает за наших ребят и за маму. Катя меня успокаивала, а я ей рассказала, как страшно там было и как Аркаша мне сказал: «Не бойся, Птичка, я с тобой, все будет хорошо». На следующий день вместо Кати приехала Соня, чтобы как-то поддержать меня, и осталась у меня ночевать.

На следующее утро мы с Соней проснулись оттого, что Саня заглянул к нам в комнату и сообщил: «Здание взяли штурмом!» Мы побежали на кухню к телевизору смотреть новости.

Потом мы обзванивали больницы. Первой нашли маму. На душе стало немного легче. Потом нашли Андрея. И я почти успокоилась, уверенная, что вот-вот и Аркадий найдется. Я же помню, что он мне сказал: «Не бойся, Птичка, я с тобой, все будет хорошо».

На следующий день мама вернулась домой. Я очень обрадовалась, но мы все были сосредоточены на поисках Аркаши. Братья не отходили от телефона, кому-то отзванивали, передавая информацию. Список больниц уменьшался, но его почему-то не находили…

Я долго не могла поверить, что его больше нет… Даже когда его хоронили, не верилось, что это правда. Мне казалось, что он просто спит, ведь он обещал, что все будет ХОРОШО…

Этим летом мне и другим детям, бывшим в «Норд-Осте», досталась поездка в Грецию. Аркаша когда-то мне рассказывал, как он жил в Греции, когда был маленький. Ему там очень нравилось. И я часто его там вспоминала. Мне очень хотелось, чтобы он был рядом со мной, с ним обязательно было бы очень весело…

Ольга Чернина, ученица 9 класса


***


Мой друг сидит на парте и болтает ногами… я еще не знаю, что его зовут Аркадий, что все его будут звать Заяц, что это самый мой близкий друг, это все я узнаю потом, просто сейчас первое сентября, и мы оба пришли учиться колледж.

Мой друг изучает карту, смотрит на компас… мы всем классом сидим в болоте. Это наш первый поход, ДБ знает, что мог бы выбрать путь попроще, но дорогу выбирает Заяц.

Мой друг рисует… Рисует человечков, монстриков, зайцев… Ему нет дела до того, что идет семинар по пониманию лекций Громыко – все равно их никто не понимает.

Мой друг рубит дрова… Он очень любит рубить дрова, он делает это для развлечения, для отдыха, для зарядки, для разрядки… Он делает это, чтобы было тепло, чтобы все могли согреться, чтобы было уютно.

Мой друг поет… Он поет громко и с удовольствием, он умеет подпевать даже те песни, слова которых не знает. Я люблю петь с ним вместе.

Мой друг открывает «Шампанское»… он не умеет это делать, мы никто не умеем открывать «Шампанское» – мы только знаем, что пробка должна вылететь, а вино, по возможности, остаться в бутылке или в бокалах, мы – выпускники: у нас выпускной вечер, нам весело.

Мой друг чинит машину… мы любим чинить машины нам нравится разбирать и собирать разные механизмы, мы всего-навсего мальчишки. В нашей компании нет ни одной машины, которую бы не чинил Заяц.

Мой друг собирает рюкзак… Он ходит в походы в большой компании, в маленькой компании, в компании близких друзей, иногда даже один. Он любит ходить пешком, на байдарке, на машине, в Подмосковье, на Кавказ, в Карелию. Мы собираемся сходить на Алтай на катамаране.

Мой друг пьет пиво… только с Зайцем мы встречаемся попить пива. Вдруг понимаешь, что давно не виделись, что есть свободный вечер, что хочется поговорить… Он сидит напротив меня с кружкой, мы разговариваем… разговор идет ни о чем – о погоде, о машинах, о работе, о походах, но на душе тепло и спокойно.

Мой друг работает… вообще-то он делает мою работу. Иногда он заходит ко мне на работу и помогает мне, когда у меня совсем завал. Ему нравится то, чем я занимаюсь, в глубине души я горжусь этим.

Мой друг смеется… он смеется легко и радостно. Он находит в интернете шутки и приколы и рассылает всем друзьям и знакомым, чтобы они тоже посмеялись. Он находит повод для шутки даже в самых тяжелых ситуациях. Я видел его и грустным, и усталым, но никогда чувство юмора не изменяет ему. Иногда мне вспоминается картинка из какого-то нашего похода – он идет по свежевыпавшему снегу прорубаясь через густые ветки, уверенно и твердо. Мы привыкли преодолевать трудности.
Он погиб, и мне нечего этому противопоставить.


Андрей Чуличков, выпускник 1996 года


просмотров: 8818 | Отправить на e-mail

  комментариев (3)
1. Памяти Аркадия Герасимова
автор: школа № 1314 "Проектный колледж website, дата: 06-11-2010 16:00
Я не верю, что Аркадий ушел от нас!
Он всегда был с нами, есть и будет!
Помню, когда Аркаша с ребятами своего класса водили нас в поход. Наш первый поход, тогда еще маленьких и ничего непонимающих восьмиклассников. Был он одет в военную форму с огромным,как мне тогда казалось, рюкзаком. Он шел такой
большой и уверенный впереди, вселяя в нас уверенность. В нас еще толком не знакомых друг с другом. Уверенности прибавлялось с каждым шагом этого большого человека! По дороге он подтолкнул заглохшую машину, шутя и весело, как умел только он! И я понял, что точно все будет здорово. Здорово и весело потому, что в его сердце хватит тепла и доброты на всех нас – и даже на незнакомых с ним, в тот момент, людей!
Его всегда было много. Много, как солнца летним днем! Его общество грело всех вокруг него. Мы грелись в его лучах! Где бы он не появился, всегда там появлялось веселье и чувство неподдельного счастья, смешанного с благодарностью судьбе за знакомство с таким солнцем как Аркадий! Мы как+то ездили на авиашоу. Так получилось, что в последний момент все отказались, и я ехал на место встречи с ощущениями испорченного праздника. Там под колонной я нашел Аркашу, читавшего книжку. Он сказал, что мы и так получим удовольствие и без кучи народу. Так и получилось… Мы провели совершенно незабываемый день, полный ярких эмоций и чувства разноцветного карнавала красок, которые были бы невозможны без этого человека, олицетворившего собой этот день!
Он очень хороший ДРУГ! Чтобы не случилось, он всегда примчится на помощь и сделает все, что от него зависит для решения проблем. Причем сделает это только с присущей ему иронией, задором и настоящим азартом. Так, что даже иногда кажется, что это именно его проблема, а ни чья бы то ни было! Так умеет только он.
Он дарил нам искорки своей гигантской души. Искорки себя нам, которые попадали
к нам в сердца и начинали прорастать деревом. Деревом благодарности от нас ему.

Владимир Хотеенков, выпускник 2000 года


Про Зайца
Я так долго собиралась… И вот теперь не знаю что написать… Как я могу писать в прошлом о человеке, который существует для меня до сих пор? Поэтому пусть простят меня все, кто считает, что я не права, я буду писать в настоящем!
Прежде всего, Аркадий для меня вовсе не Аркадий, а ЗАЯЦ! Он из тех людей, которые могут приехать в гости просто после звонка с вопросом: «А можно я приеду?». Как правило, я не вижу оснований сказать ему «нет», хотя в последнее время мы видимся редко.
Какой он, Заяц? Он умеет найти подход к любому человеку, любит делать подарки не по поводу, а просто так, потому что сегодня хорошая погода.
Не знаю, как рассказать о человеке вообще. Ведь это целый мир. Что мне вспоминается про Зайца?.. Он был первым выпускником в колледже, с которым я познакомилась 1 сентября. И, наверное, стал тем, кто связал 1 и 2 кураторские выпуски. Не знаю, был ли хотя бы один поход без него… Это как-то сложно представить… Но даже если такое случалось, полагаю, он был с нами всей душой.
Пытаюсь вспомнить какие-то конкретные случаи… Вспоминаются в основном смешные. Когда мы готовили Посвящение позапрошлому 11 классу, Заяц вылил на меня кипяток для «нудликов». Но вместо того, чтобы заплакать от боли, я начала смеяться как сумасшедшая. Мы посмеялись все вместе. А Заяц через некоторое время рассказал, что попробовал проделать тоже самое с другими людьми, но эффект не повторялся. Он расстроился, потому что думал, что нашел идеальный способ рассмешить человека.
Моя любимая походная история о том, как Заяц и Алла Алексеевна часа в три ночи искали в маленькой (3-х местной) палатке «Фестал». Сначала они разбудили меня, потом перевернули все вверх дном, а потом никак не могли уснуть, потому что таблетки стояли у них поперек горла.
А еще была такая песенка Ивасей немного переделанная, чтобы лучше соответствовала реальности: «Ах, Аркадий Андреевич в полосочку…»
Мне кажется, что у меня дома есть куча вещей так или иначе связанных с Зайцем. Они равномерно расползлись по всей квартире, и сейчас сложно сказать были ли они подарены или одолжены…
Не знаю как закончить, ведь истории можно рассказывать часами, а от того что я пытаюсь их напечатать, они теряют свою очарование…

P.S. Я знаю, что к стулу еще не прирос
И жизнью не загнан в занюханный угол
И бросить дела для меня не вопрос,
Вот только немножко со временем туго…

Наташа Васильева, выпускница 2000 года

Аркадий?
Сначала я не знала его лично. Но это такой человек, с которым не нужно знакомиться. Привыкать и что-то о нем узнавать. Я увидела его и не заметила, как это вышло, но как будто мы уже общались целую вечность.
Заяц, Солнце?
Ближе я узнала его уже позже. Уже после того, как он закончил учиться и нашел где работать. Он еще пришел тогда, такой солидный, в пиджаке, в пальто… Он теперь совсем как взрослый, работает. Я испугалась: вдруг с изменившимся стилем одежды он и сам поменялся? Но нет, он остался таким же, и таким его полюбили его сослуживцы, не смогли поменять его.
Аркаша?
Именно со мной он первый раз ходил на “Норд-Ост”. И нам так понравилось! Так красиво, такой замечательный вечер.
Как же было – потом – страшно… Как жутко.
Но мы прошли через это. Этого не может быть, ведь он всегда, всегда с нами. Очень многим людям он помогал, был готов сделать все, чтобы человеку стало лучше… Мы должны жить дальше, ведь он так хотел, чтобы у всех все было хорошо.
Вот уже, кажется, прошло все, но звонит Алена Нефедова и говорит, что ЧИВ нужна помощь. Тексты всех знакомых, и не совсем знакомых людей, куча фотографий, листочки с рукописными текстами, боже… Не думала, что будет так тяжело… Просидев в колледже с Женей Морозом полдня, мы не сделали и половины, а дома, когда одна… Все эти люди… Как же их много, как все они его любят!
Извините их и меня за возможные глупые ошибки. Тяжело писать. В сотый раз превозмогая желание заплакать, стараюсь улыбнуться. Ведь он так любил, когда люди вокруг улыбаются, и всегда улыбался сам.

Лена Краснова, выпускница 2000 года


Из альбома «Про нашего Аркадия», сделанного для мамы Аркадия в 2002–2003 г.г.

2. Благодарю за память и за действие
автор: Светлана Тетерина, дата: 26-10-2010 16:48
Вчера, 25 октября 2010 года, я имела счастье познакомиться со Светланой Губаревой. Она приехала в нашу московскую школу № 1314 за материалами о нашем выпускнике Аркадии Герасимове,- чтобы другие люди получше узнали нашего Аркашу, живого Аркашу.

И так — о каждом, прошедшем «Норд-Ост»…

Хочу сказать спасибо создателям сайта за дело, которое они делают. Это очень важно, что есть люди, умеющие сострадать и действовать. Умеющие хранить Память.
3. Arkady Gerasimov
автор: Moscow School #1314, дата: 01-04-2011 06:02
I cannot believe that Arkady is gone from us!

He was always with us, he is still here, and always will be!

I remember when ‘Arkasha’ with his classmates took us out on a fieldtrip. It was our first one, and we were still little 8th graders who did not understand a thing. He was wearing a military uniform with what seemed to me back then was a huge backpack. He was big and confident and out in front, and he gave us confidence. We still did not know each other very well, but this big man added confidence to our every step! Along the way he got the car started by pushing it, and he joked and made everything fun as only he could! I knew for sure that everything would be great. Great, and a lot of fun, because in his heart there was more than enough warmth and kindness for all, even for those whom for the moment he did not know!

He always seemed big, as big as the sun on a summer day! His presence warmed everyone around him, and we basked in his rays! Whenever he appeared, there was always a genuine sense of joy and happiness, mixed with gratitude for being able to meet a ‘sun’ such as Arkady! Once we were going to go to an air show, but at the last minute everyone else said they could not go, and so I went to the designated rendezvous with this feeling that the outing was ruined. There, underneath a column, I found Arkasha. He was reading a book. He said that we would both have more fun without a lot of people in the way, and that is how it turned out. We spent a quite memorable day full of bright emotions and feelings and a colorful carnival of colors. All of this would never have been possible that day without this person!

He is a very good FRIEND! Whatever was going on, he would always run over and help, and do everything he could to solve any problem, and he did so with his characteristic irony, enthusiasm, and a real passion. So much so that sometimes it seemed that it was really his problem, no matter whose it was! Only he knew how to do this.

He gave us sparks from his gigantic heart, and the sparks that fell into our hearts began to sprout like a tree: a tree of thanks from us to him.


Written by Vladimir Khoteenkov, class of 2000.

***

About Hare

I have been trying to do this for a while… And now I just do not know what to write… How can I write in the past tense about a person who still exists for me? Well, everyone who thinks that I am wrong can just forgive me, but I am going to write about him in the present tense!

First of all, for me Arkady is not Arkady, but HARE! He is kind of person who can come visit just after phoning and asking: “Can I come over?” As a rule, I see no reason to tell him no, though recently we have rarely seen each other.

What is ‘Hare’ like? He knows how to deal with anyone, and likes giving presents without occasion, simply because the weather today is nice.

I do not know how to describe him as a person at all. After all, he is an entire world. What reminds me of ‘Hare’? He was the first graduate I met on September 1st (at the start of classes ceremony), and he is probably the one who linked our classes. I cannot remember if we ever went on a single fieldtrip without him… It is somehow hard to imagine, but even if we did, I think he was with us in spirit.

I am trying to remember specific instances… I remember mostly funny things. When we were getting ready for 11th grade initiations, ‘Hare’ spilled water the noodle water on me, but instead of crying out in pain, I started laughing like crazy, and we laughed together. A while later, ‘Hare’ told me that he tried to do that to other people, but he never got the same result. He was upset, because he thought he had found the perfect way to make people laugh.

My favorite fieldtrip story was about how ‘Hare’ and Alla Alexeyeva at three in the morning were looking for her pills in our small 3-man tent. First, they woke me up, and then they turned everything upside down, later they could not get to sleep because the pills were right next to her the whole time.

Then there was that little ditty by ‘Ivasi’ (Ivashchenko & Vasiliev) that he slightly altered to better match reality: “Ach, Arkady Andreevich in stripes…”

It seems to me that my house has a bunch of things that are in one way or another connected with ‘Hare’. They are evenly spread about the entire apartment, but now it is difficult to say whether they were lent or donated.

I do not know how to finish this. I can tell these stories for hours, but when I try to write them down they lose their charm.

P.S.
I know that I am not rooted to my chair,
And that life has not driven me into a corner,
And it is out of the question that I drop this matter
But I am a little short of time…

Written by Natasha Vasilyeva, class of 2000.

***

Arkady?

At first I did not know him personally, but this is a man to whom you need no introduction. You just get used to him, and learn about him. I just saw him, and I have no idea how it happened, but somehow it was as if we had known each other for ages.

‘Hare’, ‘Sun’?

Later I got to know him better, after he had already finished school and found somewhere to work. He still came around, so solid looking in his jacket and coat. He was just like an adult, and working. I got scared: perhaps with his changed style he himself has changed? But no, he remained the same, and no matter how much his professional colleagues loved him, they could never change him.

‘Arkasha’?

He was with me when I went to see 'Nord-Ost' for the first time, and we liked it so much! It was so beautiful, and it was such a wonderful evening.

But then it got frightening… and disturbing.

But we got through it. It could not be any other way, since he is forever and he is with us forever. He helped so many people and was ready to do anything to make things better for someone… We must go on, because he would want that everyone was okay.

It already seemed that everything had passed, but then Alena Nefedova called and said that Irina Chernina needed help. All the writings of his friends and other people, a bunch of photos and pieces of paper with handwritten messages, my God… I never thought that it would be so hard. After sitting half the day with Yevgeny Moroz back at the school, we did not even get half of it done. So back home, alone… All these people… How can there be so many that all love him?

Please excuse me for any silly mistakes that I may have possibly made. It is hard to write. For the hundredth time I struggle with this desire to cry, but I try to smile. After all, he loved it so much when people around him smiled, and he was always smiling himself.

Written by Lena Krasnova, class of 2000.

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >