home arrow justice arrow applications arrow Заявление Светланы Губаревой в Генеральную прокуратуру Республики Казахстан

home | домой

RussianEnglish

similar

Radchenko, Vladimir
Дядя Володя, я тебя помню и буду помнить всегда!
04/09/23 22:05 more...
author Елена

Ipatova, Elena
Мы познакомились с Леночкой, когда нам было по 6 лет. Она тогда приехала к бабушке в Онегу вместе с братом Серёжей. С т...
04/06/23 03:22 more...
author Надежда

Rozgon, Svetlana
Я твой партнер по спектаклю «Эй, кто-нибудь!». Вместе играли в Волоколамском ДК. Вместе репетировали и вживались в роль…...
13/04/23 14:42 more...
author Дмитрий

Kurbatova, Christina
Такие красивые, такие молодые,навсегда. Меня ещё не было,когда произошла эта трагедия. Помню,мама,рассказывала,её однокл...
20/01/23 19:55 more...
author Катя

Chernykh, Dmitry
Черных Дмитрий
Я познакомился с Дмитрием в 1980 году перед поступлением в институт в Туле. После поступления мы жили на квартирах по ра...
15/12/22 14:18 more...
author Соловьев Игорь

Заявление Светланы Губаревой в Генеральную прокуратуру Республики Казахстан
Written by Светлана Губарева   
Четверг, 09 Март 2006
Article Index
Заявление Светланы Губаревой в Генеральную прокуратуру Республики Казахстан
Page 2
Page 3
Page 4
Page 5
Page 6
Page 7
Page 8
Page 9
Page 10
Page 11
Page 12
2. Следствием делается попытка затушевать и, следовательно, скрыть истинную причину смерти заложников, оказавшихся под воздействием примененного при штурме вещества. В ряде случаев это вещество называется как некое «газообразное вещество», в других случаях оно называется «неидентифицированное химическое вещество».

На запрос о составе, концентрации и продолжительности действия примененного вещества ООД «За права человека» (приложение 11) получен ответ из Управления ФСБ (приложение 12) о том, что была применена «спецрецептура на основе производных фентанила». Разве прокуратура не обязана сделать такой запрос в интересах следствия?

Неустановление примененного вещества (его химического состава, свойств и последствий его применения) следует расценивать в качестве явной неполноты следствия и бездействия следственного органа по установлению важнейшего для дела обстоятельства.

3. Официальное количество террористов 40 – 21 мужчина и 19 женщин. Однако кроме 19 женщин-террористок в партере (по девять вдоль стен партера и одной в центре зала возле взрывного устройства) я видела не меньше четырех террористок на балконе и в бельэтаже. Об этом же свидетельствуют показания бывших  заложников, которые находились на протяжении захвата в бельэтаже Исламгареевой А. Ф. (том 35, лист дела 315, приложение 13) и  Сафина С. С. (том 35, лист дела 344 стр. 2, приложение 14). Кроме того, из разговора Бараева в зале театра я слышала, что в театр их пришло 54 человека.

4. Утверждение следствия о начале расстрела террористами заложников 26 октября 2002 года, приведенное на странице 63 Постановления о прекращении уголовного дела в отношении сотрудников спецслужб от 16 октября 2003 года ложное, я знаю это совершенно точно, поскольку все 57 часов находилась в захваченном зале. Кроме того, в списке погибших не указаны фамилии расстрелянных перед штурмом заложников.  Такое утверждение дано с целью оправдания штурма, который нес в себе опасность гибели сотен жизней, а на странице 64 того же постановления признается тот факт, что 125 человек погибли «при действиях сотрудников спецслужб». Обоснование их действий крайней необходимостью является неубедительным.



 
< Prev