главная arrow Казахстан и терроризм arrow Материнское право

home | домой

RussianEnglish

связанное

Показ фильма «Общее/ частное. ...
Фильм был доступен до 1 ноября текущего года.
01/11/21 22:30 дальше...
автор Дирекция кинокомпании

Показ фильма «Общее/ частное. ...
Наша боль
Смотреть, как плачут мужчины-непросто. Трагедия "Норд-Оста" ...
26/10/21 16:41 дальше...
автор Алена

МЫ НЕ УМРЁМ
Чечня скорбит вместе с вами.. Простите………….
26/10/21 19:26 дальше...
автор Фатима

Материнское право
Написал Роберт Келлер   
06.05.2008

Эхо «Норд-оста»
Нетрудно понять, каких сил стоило Светлане Губаревой найти смысл дальнейшей жизни, выстоять под страшным ударом судьбы. Родственники Сэнди через несколько месяцев после случившегося пригласили ее в Соединенные Штаты. Бывшая заложница в Вашингтоне давала показания в суде об обстоятельствах гибели Сэнди Букера.
Она еще несколько раз ездила в Штаты. У нее теперь там есть друзья, близкими стали родственники Буккера. Но сложности в общении из-за языкового барьера, финансовые трудности делают поездки за океан проблематичными. Несколько раз в год она бывает в Москве.
Светлана Губарева считает, что главное сейчас — сохранить память о погибших на Дубровке. Сделать все, чтобы такое не повторилось. Бывшие заложники и родственники погибших создали общественную организацию «Норд-Ост». Она объединила пострадавших от терактов в Волгодонске, Беслане, Москве. Светлана Губарева — один из активных членов этой общественной организации. Она — владелец и администратор сайта «Памяти «Норд-Ост».

Организация «Норд-Ост» — это вынужденная мера. Представители властей и правоохранительных органов отказались честно расследовать и признавать свою вину в том, что в центре Москвы стал возможным массовый захват заложников. Большинство жертв теракта погибли от неоказания медицинской помощи после применения во время штурма высокотоксичного газа. Светлана считает, что ее дочь умерла оттого, что задохнулась под телами других заложников. 32 пострадавших были брошены в «ПАЗик», перекрывая телами друг друга. Власти же сделали вывод, что причиной гибели людей стали хронические заболевания.
Были множественные обращения в прокуратуру и суды Москвы, но доводы нордостовцев власти до сих пор не принимают во внимание. И тогда материалы расследования были отправлены в европейский суд по правам человека в Страсбурге.
Светлана Губарева обратилась в ономастическую комиссию с просьбой установить памятную доску на здании школы-гимназии № 38, где с первого класса и до момента гибели училась Саша. В ходатайстве все было изложено четко: 23–26 октября 2003 года семья из Караганды оказалась в числе заложников в московском театральном центре на Дубровке. При проведении операции по освобождению заложников погибла ее 13-летняя дочь.
Через месяц пришло ответное письмо. Не разобравшись в сути обращения, чиновники городского акимата предложили Губаревой предоставить ряд документов: ходатайство и протокол общего собрания организации со ссылкой на пункты 1,2 статьи 16 Закона РК «Об административно-территориальном устройстве РК» на двух языках. Непонятно, почему памятная доска на родной школе может повлиять на административно-территориальное устройство. Чиновники причинили боль сердцу матери, обязав ее прислать автобиографию Саши, копию трудовой книжки, копию материалов об особых заслугах перед республикой…

Иваны, не помнящие родства
В конце минувшей недели истек срок подачи ответов на вопросы, заданные Европейским Судом бывшей заложнице «Норд-Оста» карагандинке Светлане Губаревой. Она отправила свои возражения на меморандум, предоставленный ответчиком — государством Российская Федерация. В эти же сроки Губарева получила очередной отказ на свое ходатайство от ономастической комиссии Караганды.
Светлана Губарева позвонила к нам в редакцию не для того, чтобы пожаловаться на жизнь, не просить помощи и сочувствия. Она человек сильный и стойко переносит горе, которое свалилось на нее.
Карагандинскую школьницу похоронили на Троекуровском кладбище в Москве. Мама всегда приезжает сюда в дни памятных дат, а цветы приносят девочки, которые были во время теракта в театре на Дубровке, но остались в живых. В родной карагандинской гимназии № 38 за эти годы многое изменилось. Одноклассники Саши шагнули уже во взрослую жизнь и на митингах 23 октября, посвященных черной дате теракта, не все школьники понимают суть происходящего. Ни Саше, ни самой Светлане Губаревой не нужна эта памятная доска на здании школы, напоминающая о том, что здесь училась Саша Летяго, которая погибла во время теракта в «Норд-Осте».
— Такое не должно повториться. Мы — не Иваны, не помнящие родства, — сказала мать погибшей девочки.
Поэтому прошлым летом она обратилась в ономастическую комиссию с просьбой установить памятную табличку, прежде всего для подрастающего поколения. Но чиновники уже третий раз сухо и строго сообщают: «Ваше ходатайство отклоняется». И никаких комментариев. На просьбу объяснить, чем аргументировано такое решение, Губарева на этот раз получила новую отписку. Члены ономастической комиссии считают невозможным установить в школе № 38 мемориальную табличку. Первыми такое решение приняли известный карагандинский журналист старшего поколения Дмитрий Зинчук и депутат Карагандинского городского маслихата Александр Паршенко. Их поддержали остальные члены комиссии.
Решение комиссии может иметь только рекомендательный характер. Тем не менее, вопрос не решается уже в течение десяти месяцев. Светлана Губарева хотела бы посмотреть в глаза этих людей и услышать аргументы их отказа. Смерть Саши — это не несчастный случай или следствие болезни, она погибла в числе других заложников «Норд-Оста» так и не поняв, кто виноват в этой трагедии.
Вот свидетельство очевидца: «УАЗик цвета хаки подъехал к дверям городской клинической больницы № 1 Москвы. Когда двери автомашины открыли, волосы у даже видавших всякое медиков встали дыбом. В двенадцатиместной машине друг на друга были уложены штабелем 32 пострадавших. Они были без движения, без огнестрельных ран». Врач С. Б. Сухов вспоминает, что четверо пострадавших были в очень тяжелом состоянии. Среди них была и Александра Летяго. 13-летняя девочка из Казахстана погибла не от газа, а потому, что ее задавило телами. От одежды пострадавших пахло сладковатым миндалем. Это запах фетонила. Нужные инъекции таинственного «антидота» спасли жизни большинства пострадавших. Но те, кто были внизу, погибли. Среди них и Александра Летяго.

Кто скажет правду?
Помню наши беседы со Светланой Губаревой в первые годы после трагедии. Казалось, что она никогда не выйдет из этого состояния безнадежно потерянной реальности. Ее жизнь разделилась на до и после трагедии. Но после «Норд-Оста» жизнь остановилась. Теперь смысл был только в том, чтобы сказать правду об этом теракте и добиться справедливой оценки того, что произошло в театральном центре на Дубровке.
Уже несколько лет Губаревой не удается добиться дополнительных следственных действий, которые бы установили истину. Это и заставило ее обратиться в Страсбургский суд. Истцы — поистине интернациональная команда: мать погибшей девочки из Казахстана, Игорь Финогенов из Москвы, у которого брат Павел погиб в теракте, Любовь и Марк Бурбан из США, их сын Григорий Бурбан был одесситом. Европейский суд — последняя надежда добиться правды.
26 апреля 2003 года поступило письмо в Страсбург. Расследование длится очень медленно. Губарева показала перечень вопросов, которые были заданы ей Европейским Судом:
— Было ли нарушено право на жизнь Губаревой — заложницы «Норд-Оста»?
— Пытались ли власти России положить конец кризису посредством убеждения и переговоров с террористами?
— Было ли абсолютно необходимым использование летального средства?
— Предпринимали ли власти достаточные меры предосторожности?
Губаревой Европейский Суд задал такой вопрос:
— Возможно ли установить личность виновных в применении летального средства или жестокого и унижающего достоинство обращения во время спасательной операции?
Европейский Суд хочет знать, приняли ли власти России все необходимые меры, чтобы свести к минимуму страдания, причиненные во время спасательной операции. Не сказались ли действия спецназа на здоровье заложников театрального центра?
Свои ответы и возражения прислали в Страсбург и представители страны-ответчика.
В этой трагедии пока не поставлена последняя точка. Светлана Губарева считает, что ради памяти погибших она и ее соратники должны добиться справедливости и правильной оценки того, что происходило в течение трех страшных дней в Москве на Дубровке.

www.avitrek.kz


просмотров: 4136 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >