главная arrow гостевая

home | домой

RussianEnglish

«Оружие перевозил, в теракте н...
Приговор по делу Закаева 21-го марта
Оглашение приговора по делу Закаева назначено на 21-го марта
14/03/17 23:18 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

«Оружие перевозил, в теракте н...
заключительное заседание по делу Закаева
ВОЗМОЖНО, заседание по делу Закаева 13-го марта будет заключ...
10/03/17 23:33 дальше...
автор РОО "НОРД-ОСТ"

«Оружие перевозил, в теракте н...
Прения по делу Закаева
Прения по делу Закаева начнутся 9-го марта
07/03/17 00:57 дальше...
автор РОО «НОРД-ОСТ»

гостевая

Написать в гостевую книгу


Анна    25 January 2016 20:18 | место неизвестно
Добрый вечер. В интернете нашла информацию про девочку 12 лет Полякову Алену, которая погибла от огнестрельного ранения. Что с этим ребёнком произошло на самом деле? На Вашем сайте такой заложницы нет не в списках пострадавших, не в списках погибших. Новость была на сайте NEWSru.com от 4 ноября 2002 года

Эдуард Тополь    15 April 2015 21:39 | Moscow
http://tululu.org/read73679/
www.tululu.org/read73679 /

«Роман о любви и терроре, или Двое в Норд-Осте» :: Тополь Эдуард

Можно прочитать в он-лайне

Илья Гинзбург    26 October 2013 11:14 | Erfurt, Deutschland
http://www.ginzburg-foto.de
Фотоальбом.
Я их вообще не люблю. В фотоальбомах фотографии стоят рядком, как приколотые бабочки. Мертво и не интересно. А мне с детства нравилось достать большую коробку с фотографиями и вытаскивать по одной, рассматривать…
В то утро мы стояли на заднем дворе больницы. Район мне совсем незнакомый. Новогиреево кажется. Конец октября, очень холодно. Так безнадежно промозгло, как бывает только поздней осенью в Москве. Особенно в Новогиреево.
Открылась дверь, и вышел санитар. Он подошел к нам и протянул фотоальбом. Розовый веселый фотоальбомчик казался единственным цветным предметом в сером бетонно-панельном промозглом мире.
И вот, мы стоим втроем и смотрим в розовый фотоальбом. На каждой странице по две фотографии, на фотографиях – люди.
Я никогда не видел ничего страшнее этого фотоальбома. С фотографий на меня смотрели изможденные лица. Сняты все были сверху вниз и со вспышкой, от чего лица смотрелись еще страшнее. Мужчины все были в трехдневной щетине. Но ужаснее всего у людей были глаза. Почти у всех глаза были открыты, хотя все они были мертвы. Из розового фотоальбома на меня смотрели мертвые люди с совершенно нечеловеческим выражением на лицах.
Очень тяжело было решиться перевернуть страницу. Как будто ногтями бетонную плиту пытаешься зацепить… А в голове обрывки никитинской "Почтальонки":

Там на донце похоронка,
Не могу читать, кому.

На четвертой странице мы увидели Шуру. Он лежал на полу, раскинув руки, почему-то голый по пояс. На животе зеленкой намалеван четырехзначный номер. Номер как бы подтверждал, что это уже не человек, а предмет. В первую долю секунды вспыхивает непроизвольная моментальная радость узнавания, а потом… Короче, погружаешься в какой-то вязкий кошмар. Шура лежал и смотрел на меня. Лицо его было удивленным и в то же время казалось, что он сейчас заплачет. Прошло уже 11 лет, но я помню это фото во всех подробностях.
Опознавать тело не так страшно. Ты уже знаешь и как бы готов. То есть, конечно же ни черта не готов, но по крайней мере ты знаешь, что сейчас увидишь. Каталка, простыня, все это понятно и ожидаемо. Но вот та фотография - она как будто из другой вселенной…
Рядом послышался звук упавшего тела, и я вроде как вынырнул. Оказывается, сознание параллельно фиксировало происходящее рядом. А рядом, в трех метрах от нас стояли мужчина с женщиной. Им тоже принесли фотоальбом, только голубой. И в какой-то момент мужчина издал глухой звук, а женщина молча упала в обморок.
Когда приехал Шурин отец, санитар направился с альбомом к нему, а я бросился наперерез и крикнул, что мы уже все нашли и ждем опознания тела. Он так никогда и не увидел эту фотографию, и это все, что я мог для него сделать.
Потом были похороны. Какие-то ни кому не знакомые распорядители хорошо поставленными траурными голосами направляли людские потоки. А похорон в тот день было много! И парочка фотографов. Судя по технике, спецы. Передвигаясь быстро и уверенно, бодро перекликаясь на холоде, они деловито и нагло фиксировали все происходящее. Покойников, родственников, всех, кто пришел проститься. Отснимут, перезарядят – и бегут снимать следующую процессию.
Холодно было очень. Как-то безнадежно холодно. Когда опускали гроб с Шурой в яму, пошел снег. Медленными крупными хлопьями. Он не ложился, сразу таял. Снег лениво шел, словно бы из ниоткуда в никуда. Это было, как в дрянном фильме. С той лишь разницей, что это был не фильм. Так все и было на самом деле.

Степан Юрский    21 June 2013 08:07 | место неизвестно
"В 1995-м году Махмуд Эсамбаев в присутствии "сильных мира сего" проклял разжигателей чеченской войны. Такую историю рассказал чеченский литератор и журналист Руслан Наршхоев. "После спектакля в Большом театре в Москве фуршет был. Махмуд в шапке, галстуке, как всегда, подтянутый, грустный был, в очень депрессивном состоянии.
"Скажи?" Махмуд не решался. В конце концов, когда его доняли, а там был Лужков, там были министры, он сказал: "Я скажу", и он сказал очень грубые, но точные слова: "Пусть сдохнут все, кто начал войну". Передохнул и сказал: "И все, кто за это не выпьет". И все выпили". "

Regina Stewart    27 February 2013 21:19 | Queens New York
Sorry for your loss of loved ones and friends.


99
(всего сообщений в гостевой книге/)
« 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 »