главная arrow доклад arrow ПРИЛОЖЕНИЕ 26. Заключения комиссионных судебно-медицинских экспертиз:

home | домой

RussianEnglish

связанное

Пантелеев Денис
Димка Пантелеев
Димка Пантелеев был добрым и отзывчивым. Мы вместе учились в...
17/07/19 16:42 дальше...
автор Андрей Владимирович Сударев

Фролова Дарья
Не знаю почему стала смотреть по ссылке ролик про Троекуровс...
18/05/19 17:13 дальше...
автор Алёна

Памяти Политковской
In memory of Politkovskaya
raise the voice on terrorism victims
10/05/19 11:18 дальше...
автор bestro

ПРИЛОЖЕНИЕ 26. Заключения комиссионных судебно-медицинских экспертиз:
Написал Administrator   
29.12.2006

26.1. Летяго Александры Николаевны

Министерство здравоохранения РФ

Наименование учреждения – Бюро СМЭ КЗ Департамента

здравоохранения города Москвы

Адрес: пер. Сивцев Вражек, 12


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

(Экспертиза по материалам дела)

№ 148

11–21 марта 2003 г. на основании постановления следователя по особо важным делам Управления по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры г. Москвы Бебчука А. Е. от 25 декабря 2002 г. в помещении Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы судебно-медицинская комиссия в составе:

Жарова В. В. – начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы, Заслуженного врача РФ, доктора медицинских наук, профессора (стаж работы по специальности более 40 лет, высшая квалификационная категория);

Алисевича В. И. – профессора кафедры судебной медицины РУДН, Заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук;

Дамир Е. А. – профессора кафедры анестезиологии и реаниматологии РМАПО, Заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук;

Панова И. Е. – заместителя начальника Бюро судбно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы, кандидата медицинских наук (стаж работы по специальности свыше 40 лет, высшая квалификационная категория);

Василевского В. К. – заместителя начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы (стаж работы по специальности свыше 30 лет, высшая квалификационная категория);

Сиротинской Ф. З. – зав. отделом комиссионных судебно-медицинских экспертиз Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента города Москвы (стаж работы по специальности свыше 40 лет, высшая квалификационная категория)

произвела судебно-медицинскую экспертизу по материалам уголовного дела, возбужденного по факту смерти

ЛЕТЯГО АЛЕКСАНДРЫ НИКОЛАЕВНЫ 1989 года рождения

права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РФ, разъяснены, об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ предупреждены

Эксперты (подписи, печать)

Вопросы, подлежащие разрешению при экспертизе, и другие разделы «Заключения» излагаются на следующих 11 листах

(печать, подпись)

К заключению комиссионной судебно-медицинской

экспертизы по уголовному делу, возбужденному по факту захвата заложников в помещении ДК АО «Мос-ковский подшипник» и смерти ЛЕТЯГО АЛЕКСАНДРЫ НИКОЛАЕВНЫ 1989 г.р.

На разрешение комиссии экспертов поставлены следующие вопросы:

1. Какие повреждения имеются на трупе. Их количество, локализация, давность и последовательность причинения, механизм образования и степень тяжести.

2. Чем могли быть причинены данные повреждения Летяго А. Н., характеристика травмирующих предметов, направления раневых каналов.

3. Каково было возможным взаиморасположение нападавшего и потерпевшего в момент причинения повреждений.

4. Мог ли потерпевший причинить себе повреждения самостоятельно, в том числе и при падении с высоты собственного роста.

5. Мог ли потерпевший с указанными повреждениями передвигаться самостоятельно, совершать иные активные действия, разговаривать, кричать. Если да, то какие именно и какое время.

6. Прижизненно или посмертно были причинены повреждения.

7. Через какое время после причинения повреждений наступила смерть.

8. Какова давность наступления смерти. Причины смерти.

9. Принимал ли потерпевший незадолго до смерти пищу, алкоголь, наркотические вещества. Если да, то какие, в каком количестве и за сколько времени до смерти.

10. Каково состояние внутренних органов в момент проведения экспертизы. Имеются ли в организме потерпевшего следы нетипичные для человеческого организма следы химических веществ, их разложения, распада. Оказали ли данные химические вещества какое-либо влияние и воздействие на организм потерпевшего, причинили ли вред его здоровью, состоят ли в причинной связи со смертью потерпевшего.

11. Имеются ли на трупе признаки асфиксии. Если да, то каковы причины асфиксии. Могла ли асфиксия быть вызвана под воздействием химических веществ, в том числе и газообразных, состоят ли в причинной связи со смертью потерпевшего.

12. Имеются ли на трупе признаки каких-либо прижизненных хронических заболеваний. Если да, то каких именно. Находится ли указанное заболевание в причинной связи со смертью потерпевшего.

13. Имеются ли на трупе признаки иного прижизненного негативного воздействия на организм, стрессы, физическое истощение, голодание, обезвоживание, обездвиживание. Если да, то какие именно. Находятся ли негативные факторы воздействия в причинной связи со смертью потерпевшего.

14. Оказывалось ли потерпевшему незадолго до смерти какая-либо медицинская помощь. Если да, то какая именно и была ли медицинская помощь оказана правильно и в достаточном объеме, исходя из нормативных установленных требований при оказании подобной помощи.

Обстоятельства дела. Из постановления следователя по особо важным делам Управления по расследованию бандитизма и убийств Прокуратуры г. Москвы Бебчука А. Е. от 25.12.2002 г. следует:

23 октября 2002 г., примерно в 21 час, организованная группа вооруженных лиц захватила не менее 800 заложников в помещении ДК АО «Московский подшипник» по адресу: г. Москва, ул. Мельникова, 7 и удерживала их вплоть до 26 октября 2002 г., когда те были освобождены в результате специальной операции, проведенной правоохранительными органами. Однако, по завершению спец. операции, находившийся в числе заложников Летяго А. Н., скончалась. Потом по потерпевшему была проведена медицинская экспертиза. Однако представленная экспертиза эксперта не является достаточно полной для получения ответа на все поставленные вопросы. А также, учитывая необходимость дачи заключения по возникшим вопросам, требуется проведение дополнительной судебно-медицинской экспертизы, которая с учетом сложности дела должна носить комиссионный характер.

На экспертизу представлены материалы уголовного дела.

И с с л е д о в а н и е

Из протокола допроса Кругликовой В. В. от 9.12.2002г. «…На протяжении этих дней, когда мы были в заложниках, психологическое состояние было тяжелым. Было постоянное ощущение страха. Физическое состояние было удовлетворительным, но я чувствовала сердечную недостаточность. Есть не хотелось. Вода и соки были в недостаточном количестве. Я немного задремала. Потом моя сестра дала мне платок, чтобы закрыть лицо. Я услышала в зале слова: «Газ». После этого я также потеряла сознание. Очнулась уже в госпитале для ветеранов…»

Из протокола допроса Кругликовой А. С. от 16.12.2002г. «…К 26.10.02 я находилась в полусонном состоянии. Создавалось ощущение, что мне не хватало воздуха. За эти три дня я морально сильно устала и потеряла надежду на положительное разрешение сложившейся ситуации. 26.10.02г. я почувствовала запах газа. Я стала интенсивно вдыхать воздух, чтобы побыстрее потерять сознание и не видеть происходящего. После чего я уснула. Очнулась в ГВВ № 1, где и находилась до 28.10.02г…»

Из протокола допроса Гришина А. С. от 30.10.2002г. «…я уснул, т. к. был сильно уставший и хотел спать. Проснулся и увидел в зале дым желто-коричневого оттенка. Я, испугавшись, закрыл голову руками и прижал ее к коленям. Через некоторое время я услышал голос, который сказал: « Посмотрите! Все спят!» Я немного поднял голову и увидел, что многие люди находятся в неестественных позах, как будто потеряли сознание. После этого у меня стало темно в глазах и я потерял сознание…»

Из протокола допроса Фоттуфутдиновой И. А. от 30.10.2002г. «… Примерно в 5 часов утра, 26.10.2002г., я увидела, что справа и слева из проемов вентилятора пошли желтые клубы дыма. Я почувствовала едкий запах. Мое самочувствие в то время было почти бессознательным. Затем, я думаю, я потеряла ненадолго сознание. По пути на выход я ничего не видела. Я шла, как робот. На улице меня посадили в машину скорой помощи и отвезли в госпиталь № 1, где я пробыла до 28.10.2002г…»

Из протокола допроса УШАКОВА А. В. «…В ночь с 25.10.2002г. на 26.10.2002г. атмосфера в здании стала накаляться. В какое-то время, точно не помню, из нижнего угла возле сцены справа, я заметил появление облака бело-серого цвета со специфическим запахом. Примерно через 10 минут после появления облака серо-белого дыма, я потерял сознание. Очнулся уже в госпитале для ветеранов войны № 1 примерно в обед 27.10.2002г…»

Из протокола допроса Лапина П. В. от 17.12.2002г. «…К утру 26.10.2002г. я находился в полусонном состоянии, был физически ослаблен. Психологически очень сильно устал от сложившейся обстановки. Наблюдалось нервное перенапряжение. Думаю, что в похожем состоянии находились и другие заложники. Момент штурма я помню смутно. Помню, что почувствовал запах газа и потерял сознание. Сотрудник спецназа помог мне выйти на улицу и посадил меня в машину скорой помощи, которая отвезла меня в ГВВ № 1…»

Из протокола допроса Скопцовой Н. В. от 17.12.2002г. «…Накануне штурма физическое состояние у меня было удовлетворительное, хотя настроение- подавленное. До теракта никакими хроническими заболеваниями я не страдала. Момент, когда в помещение стал поступать газ, я помню хорошо. Я дышала через платок. Потом я потеряла сознание и очнулась, когда услышала рядом с собой голоса. На скорой помощи меня доставили в госпиталь для ветеранов войны, где я пробыла до 27 октября 2002г…»

Из протокола допроса Ребровой А. А. от 26.10.2002г. в помещении 1 реанимационном отделении ГКБ № 64 «…я уснула. Спустя какое-то время, точно не помню, кто-то крикнул: «Газ!».Что происходило дальше, я не помню…и пришла в себя уже в скорой помощи, которая доставила меня в больницу…»

Из протокола допроса Ребровой А. А. от 29.10.2002г. «…я услышала от одного из террористов: «Газы!». Я накрылась пальто и пригнулась к полу. Потом я потеряла сознание и очнулась уже в больнице. Сразу после освобождения меня поместили в реанимационное отделение, из которого меня перевели в общую палату только 28 октября сего года…»

Из протокола допроса Свиридова Н. Г. от 26.10.2002г. «…кто-то крикнул «Газ!». И что происходило далее, я уже не помню. Очнулся уже в больнице…»

Из протокола допроса Свиридова Николая Геннадиевича от 29.10.2002г. «…Самого освобождения я не помню, т. к. в этот момент спал, а потом сразу потерял сознание. Очнулся только в больнице…»

Из протокола допроса Аракелян А. А. от 30.10.2002г. «…Примерно в 5 часов 26.10.2002г. утра я увидела, как в зале начал появляться белый1 дым. Дым шел откуда-то сверху. Я точно не поняла. Через минуту я потеряла сознание. Очнулась в больнице № 84 примерно в 10 часов утра. Сначала я не понимала, что происходит, где я нахожусь. Потом постепенно вспомнила, что произошло…»

Из протокола допроса Резеповой Е. А. от 30.10.2002г. «…После газовой атаки я уснула, меня вывели из зала бойцы спецназа. В госпитале мне сделали укол и отпустили домой…»

Дополнительный допрос от25.12.2002г. «…Примерно в 11 часов меня выпустили из госпиталя, и мне никто не предлагал ложиться на стационарное лечение».

Из протокола допроса Зайцороманка от 20.11.2002г. «…Ранним утром 26.10.2002г. я увидела в зале дымовую завесу, которая направлялась по залу со стороны сцены. Запах газа я не почувствовала. Я закрыла лицо одеждой и сразу же потеряла сознание. В себя я пришла в машине скорой помощи. Я была доставлена в детскую ГБ № 15, где находилась примерно 15 минут. Затем я была выписана. До захвата меня в качестве заложницы, я никакими болезнями не страдала. Во время моего нахождения в качестве заложницы в зале, я чувствовала себя обреченной, готовилась к смерти. Физически я чувствовала себя удовлетворительно…»

Из протокола допроса Рудберг А. А. от 30.10.2002г. «…Главарь крикнул: «Газы!» Я сидела согнувшись, голова – между колен. Накрывшись кофтой, я держала за руку парня, сидящего рядом со мной и почувствовала, что у него онемела и упала рука. При этом в зале раздавались хрипы. Мне показалось, что в таком положении я просидела очень долго. Я решила выбираться. Я решила выйти, но тут я потеряла зрение и упала на колени. Нас повели к выходу и посадили в скорую помощь…»

Из протокола допроса Барановской Е. В. в помещении палаты 514 терапевтического отделения ГКБ № 7 от 27.10.2002г. «…Мы с мужем 23.10.2002г. в 19.00. пошли туда. Как я вышла из помещения, я не знаю, т. к. потеряла сознание. Почувствовала аромат и, после этого, перестала что-либо понимать…»

Из допроса Горохолинского С. А. от 27.12.2002г. «…В 18.30., 23.10.2002г., вместе с супругой, Горохолинской Юлией Евгеньевной, я приехал в театральный центр…В 5 часов утра, 26.10.2002г., в зале запахло газом. Я уснул. Жена находилась рядом. Я попытался закрыть ей голову руками, после чего я очнулся в больнице…»

Из протокола допроса Михайловой Елены Викторовны от 28.10.2002г.в помещении палаты № 514 ГКБ № 13.«…Мой муж, Михайлов Максим Альбертович, 23.10.2002г. приехал вместе со мной на представление. Где находится мой муж в настоящее время, я не знаю. Последний раз я видела его во время газовой атаки.В ночь на 26.10.2002г. я спала. В себя я пришла в больнице…»

Из протокола допроса Ольховникова Ю. Н. от 28.10.2002г.в помещении ГКБ № 13. «…23.10.2002г. на представление мюзикла… я пришел вместе с женой, сыном, дочерью. Моя жена находится в настоящее время в больнице для ветеранов Великой войны. Сын, Ольховников Сергей Юрьевич, находится в ГКБ № 13. Дочь, Ольховникова Дарья Юрьевна, погибла. Примерно в 5 часов утра я почувствовал запах газа. Газ был желтоватого цвета, и я понял, что скоро будет штурм. Я успел намочить носовой платок водой, зажал рот платком моему сыну. Выстрелов я никаких не слышал и потерял сознание. В себя пришел только в больнице…»

Из протокола допроса Летяго Н. П. от 01.11.02г.: «…Летяго Александра Николаевна, 16 июля 1989 года рождения, является моей дочерью… Я узнал… что моя дочь и бывшая жена стали заложниками в руках вооруженных чеченских террористов… 27 октября 2002 г… нашел труп… дочери… в морге № 2…»

Из протокола допроса Губаревой С. Н. от 06.11.02 г.: «…Я являлась заложницей с 23 по 26 октября 2002г. в здании ДК АО «Московский подшипник»… находилась вместе с дочерью Летяго Александрой Николаевной… Моя дочь была доставлена в 1 ГКБ, где она скончалась 26 октября 2002г…»

Из показаний сотрудника МЧС Крылова В. С. «…26.10.2002г. было сообщено, что здание ДК взято штурмом и нужно идти в здание и выносить пострадавших. Я имел при себе носилки. Вместе с другими военнослужищими я прошел в здание на третий этаж, откуда стал выносить на носилках пострадавших, которые были живы, но находились в бессознательном состоянии. Я выносил их на улицу, где у входа к зданию находились машины скорой помощи. Врачи забирали с носилок пострадавшего, после чего я возвращался на третий этаж. Затем у входа здания вместо машин скорой помощи оказались автобусы, в которые я вносил и размещал пострадавших. По моему мнению помощь пострадавшим была организована правильно и своевременно. На входе я видел врачей, которые делали пострадавшим уколы…»

Из показаний сотрудника МЧС Пшеницына М. В. «…26.10.2002г. поступила команда выдвинуться в здание ДК. Наша задача была – скорейшая эвакуация из здания ДК пострадавших. Эвакуировал в первую очередь живых, которых при выносе передавал медикам. Хочу добавить, на пятерых людей, находящихся в ДК, показали, как на трупы…»

Из показаний сотрудника МЧС Бахарева В. Л. от 26.10.2002г. «…Мы получили приказ выдвинуться к зданию ДК. Командир батальона приказал брать носилки и эвакуировать пострадавших из здания ДК в машины скорой помощи. С полной уверенностью могу сказать, что все эвакуированные мною люди были живые, т. к. их состояние определяли медики. Они же делали им какие-то инъекции…»

Из показаний сотрудника МЧС Чикина А. Ю. «…26.10.2002г. нам поступила команда на выдвижение к зданию ДК. Войдя в здание, мы приступили к выносу пострадавших. Кого выносить – мне говорили медики…»

Из показаний сотрудника МЧС Кучман П. В. «…26.10.2002г. нас подняли по тревоге и мы выехали к зданию ДК. По прибытию на место поступил приказ: брать носилки и выносить пострадавших из здания. После выноса, пострадавших размещали на площадке перед ДК, где медики оказывали им помощь. Они делали им какие-то инъекции, скорее всего – антидот. Нехватки персонала не ощущалось. По моему мнению работа по эвакуации была организована должным образом…»

Из показаний сотрудника МЧС Кучаева Р. Ф. «…26.10.2002г., в начале восьмого утра, мы прибыли из центра спасения на место происшествия. Был проведен инструктаж, из которого было ясно, что произошел штурм и был применен газ. В мои задачи входила эвакуация пострадавших из ДК на носилках. Сначала я эвакуировал людей с третьего этажа ДК, после чего – с первого. На мой взгляд операция по спасению шла быстро, слажено между различными ведомствами. При выходе из ДК пораженным оказывалась первая медицинская помощь: укол, массаж сердца, искусственное дыхание. После чего мы относили их к автобусам и скорым помощам, куда и размещали…»

Из показаний сотрудника МЧС Прошкина А. В. «…В начале восьми часов утра 26.10.2002г., я прибыл на место происшествия. Я начал эвакуировать пораженных людей из ДК в фойе первого этажа. Некоторых людей мы размещали на крыльце. Некоторых относили напрямую в автобусы и кареты скорой помощи, которые подходили бесперебойно. Людей эвакуировали на медицинских носилках. Медицинских работников, на мой взгляд, хватало. Медицинские работники вкалывали какие-то лекарства потерпевшим. На мой взгляд, операция шла быстро, бесперебойно. Наблюдалась слаженность между сотрудниками различных ведомств. Операция по эвакуации бывших заложников из ДК шла около часа…»

Из показаний сотрудника МЧС Белан Е. А. «…Около семи часов утра 26.10.2002г. я, в составе группы, прибыл на место по сигналу. Мы стали брать носилки и эвакуировать пораженных из ДК, которых размещали на крыльце перед ДК. Операция по эвакуации шла слаженно. Медицинские сотрудники вкалывали потерпевшим неизвестные мне вещества, потом их переносили в автобусы и кареты медицинской помощи, которые находились на территории ДК. Непосредственную эвакуацию заложников я осуществлял с третьего этажа ДК. На месте происшествия, на мой взгляд, было достаточно сотрудников медицинской службы для оказания первой помощи пострадавшим…»

Из показания сотрудника МЧС Кабанова Н. Н. «…К месту событий, т. е. к зданию ДК, я приехал уже после штурма, т. е. утром 26.10.2002г. У главного входа, куда выносили из здания ДК заложников, работало много медицинских работников, транспорт. Я имею ввиду – автобусы и машины скорой помощи работали оперативно. Каких-либо сбоев в их движении, я не видел. Наши действия координировали сами врачи, т. е. они нам показывали, кого можно доставлять в автобусы и машины скорой помощи. В целом, я считаю, что операция по эвакуации заложников из здания ДК прошла успешно и быстро…»

Из показаний сотрудника МЧС Акулова А. М. «…26.10.2002г., в семь часов утра, поступила команда выдвинуться к зданию ДК. Примерно в 7.15 мы прибыли в ДК. Я дал команду личному составу взять медицинские носилки, и мы побежали к зданию ДК. Поднялись на второй этаж и принялись за эвакуацию заложников. При эвакуации на первом этаже нас ждали медицинские работники, которые вводили антидот. После этого мы выносили пострадавших на улицу, где медицинские работники смотрели состояние пострадавших и, в зависимости от состояния, указывали, куда пострадавших относить: в автобусы или в кареты скорой помощи. Вся операция по эвакуации пострадавших из здания ДК длилась примерно 40–60 минут…»

Из показаний сотрудника МЧС Антонюк М. С. «…26.10.2002г., примерно в 7 часов утра, я с другими прибыл в ДК. Мы взяли медицинские носилки и выдвинулись в ДК. Я и другие перекладывали пострадавших на носилки и выносили их на улицу. Там мы передавали пострадавших в руки медицинского персонала, где им оказывалась медицинская помощь на крыльце, в машинах скорой помощи, в автобусах, куда и грузились пострадавшие. Я считаю, что работа по эвакуации пострадавших была организована нормально. Все службы работали дружно. Всех выносимых пострадавших передавали медицинским работникам, и они делали уколы…»

Из показаний сотрудника МЧС Шмидаль А. В. «…26.10.2002г., в 7 часов утра, по команде, я и другие приехали к ДК, где по команде взяли медицинские носилки и побежали к зданию ДК, где поступила команда подниматься на третий этаж. Я поднялся на этаж, и там нам на носилки клали пострадавших спасатели, и мы спускали людей на первый этаж, где нас встречали медицинские работники. Они оказывали помощь пострадавшим: проверяли пульс, делали укол и потом относили в скорую помощь или в автобус в зависимости от того, где было место и по указанию старших медицинских работников…»

Из показаний сотрудника МЧС Куливовича А. А. «…Примерно в 7 часов утра 26.10.2002г. нас подняли по тревоге, и поступила команда двигаться к зданию ДК. Через 10 минут мы прибыли на улицу Мельникова. Там нам сказали, чтобы мы брали носилки и шли в здание. Когда мы вошли в здание, сотрудник МЧС сказал нам, чтобы мы поднимались на третий этаж. Всех пострадавших мы передавали сотрудникам скорой помощи. Как мне показалось, машин скорой помощи было достаточно…»

Из показаний сотрудника МЧС Шарко А. И. «…Ко времени прибытия группы, большинство пострадавших, находившихся в партере, были эвакуированы и размещены в фойе первого этажа и на площадке перед зданием ДК. В процессе эвакуации спасателями при необходимости проводился комплекс реанимационных мероприятий без медикаментозного вмешательства: искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, большинство которых заканчивались положительным эффектом. Пострадавшим также делались уколы налаксона…»

Из показаний сотрудника МЧС Погарова С. Н. «…Войдя в ДК, я увидел множество людей, находившихся в бессознательном состоянии. Сотрудники МЧС, спецназовцы и сотрудники службы спасения г. Москвы выносили сначала людей в фойе, а когда оно переполнилось,— на улицу. Там ими занимались медики. Я видел, как медики делали уколы, искусственное дыхание и другие первоочередные действия для правильного спасения заложников. Применялись трубки для дыхания. Живых отделяли от мертвых и выносили из зала в первую очередь…»

Из показаний сотрудника МЧС Сухомлинова А. А. «…Сотрудники специального подразделения эвакуировали заложников, находящихся в бессознательном состоянии. В зале находилось множество заложников. Практически все находились в бессознательном состоянии. Те, кто был в сознании, пребывали в состоянии кислородного голодания. На границе очага работали врачи, которые делали заложникам инъекции налаксона, искусственную вентиляцию легких и другие меры необходимые при оказании первой помощи пострадавшим. На, площадке, перед домом ДК, сотрудниками ДПС было организовано беспрепятственное передвижение машин скорой помощи и автобусов. Поэтому перерыва в работе не было…»

Из показаний сотрудника МЧС Копканщикова Р. В. «…С балкона на первый этаж эвакуировали пострадавших. В полуобморочном состоянии с балкона была вынесена женщина, которая была передана медицинским работникам. Двое из пострадавших, которых я выносил, показались мне мертвыми. В фойе первого этажа женщины в комуфляжной форме делали уколы пострадавшим…»

Из протокола допроса Сухова С. Б. (врач ГКБ № 1) от 12.03.03г. «… 26.10.02 года примерно в 8 часов к дверям реанимационного отделения подъехал автобус… в числе пострадавших была доставлена… девочка без признаков жизни: отсутствие дыхания, отсутствие сердечной деятельности, широкие зрачки, пульс на магистральных артериях отсутствовал… Девочка на вид 10–12 лет, нормального телосложения, среднего роста… Было принято решение оказать помощь, применив реанимационные мероприятия в полном объеме, достоверно не устанавливая их биологическую смерть… была сделана интубация трахеи, ИВЛ, инфузионная терапия и сердечно-легочная терапия. Однако проведенные мероприятия к положительному эффекту не привели… Биологическую смерть не фиксировали, т. к. не знали точно времени ее наступления… Хочу уточнить, что проводилась не сердечно-легочная терапия, а сердечно-легочная реанимация…»

Из карты регистрации вызова № 7034 (служба перевозки трупов) от 26.10.02 – следует, что смерть Летяго А. Н. констатирована 26.10.02 г.

Из протокола осмотра трупа, составленного 27 октября 2002 г. в 18.20 следователем Ганшиной М. В. с участием судебно-медицинского эксперта Гречкиной А. А. известно «Труп женщины… на момент осмотра находится в секционной морга № 2 Бюро СМЭ КЗМ… в положении лежа на спине, на столе… Трупные пятна синюшно-фиолетовые, разлитые, располагаются на задней поверхности шеи, на спине, частично на задне-боковых верхних и нижних конечностях, при надавливании на них пальцем слабо бледнеют по периферии и восстанавливают свой цвет через 12–13 мин. Трупное окоченение хорошо выражено во всех исследуемых группах мышц. Температура в прямой кишке 12,5 градусов при окружающей температуре +19 (труп извлечен из холодильной камеры). При ударе металлическим стержнем по передней поверхности левого бедра на ощупь слабо определяется вмятина. Трупные явления зафиксированы на 18.45. Каких-либо повреждений при осмотре трупа не обнаружено.»

27 октября 2002 г. труп был опознан как Летяго Александра Николаевна 1989 г.р.

Из заключения эксперта № 5724 от 27.10.02 г. СМЭ Кригер О. В. (морг № 2): «…НАРУЖНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. На трупе надето: свитер… майка… брюки-джинсы… колготки… трусы… По снятии одежды труп ребенка женского пола правильного телосложения, пониженного питания, длиной тела 162 см. Кожные покровы бледные, суховатые, холодные на ощупь во всех областях… Кожа ладонных поверхностей кистей с тонким налетом порошкообразного вещества серого цвета. Кончики пальцев кистей рук морщинистые, истонченные, слегка утолщены… Кожа волосистой части головы и лица без повреждений, кости свода черепа и лицевого скелета на ощупь целы. Глаза закрыты, роговицы подсохшие, глазные яблоки на ощупь мягкие, при надавливании пальцем легко сдавливаются, соединительные оболочки век и глаз бледно-синюшного цвета с тонкой сетью резко полнокровных сосудов. Отмечаются единичные точечные темно-красные кровоизлияния в склеру правого глаза. Роговицы подсохшие. Зрачки диаметром по 0,2 см. Отверстия носа и ушей свободные, выделения из них отсутствуют. Из полости рта выстоит пластиковая интубационная трубка… Какого-либо содержимого в просвете трубки нет. Трубка фиксирована к шее одним туром бинта. Передняя кайма губ бледно-фиолетовая, по границе со слизистой – подсохшая без повреждений. Слизистая оболочка преддверия и полости рта суховатая, бледно-синюшная, без повреждений. Ребра на ощупь целы. Молочные железы полушаровой формы, соски обособлены, при надавливании на околососковые области отделяемого из сосков не получено. Живот западает, симметричный, без повреждений. Кожа живота соответственно подвздошным областям диффузно прокрашена в бледно-зеленый цвет… Наружные половые органы сформированы правильно… Девственная плева… без повреждений. Выделений из влагалища и наружного отверстия мочеиспускательного канала нет. Повреждений и болезненных изменений наружных половых органов не выявлено. Задний проход сомкнут, кожа промежности чистая. Кости конечностей на ощупь целы. Повреждения: на спине в проекции 9-го ребра по левой лопаточной линии – округлая ссадина диаметром 0,7 см, с плотной матовой буровато-черной поверхностью, расположенной на уровне окружающей кожи. На передней поверхности правой локтевой области располагается вертикальный овальный кровоподтек 1×2,5 см с четкими границами, серовато-синюшный в центральных отделах, желтоватый по периферии. На фоне указанного кровоподтека в проекции срединной подкожной вены – 3 точечные раны, покрытых буроватыми возвышающимися корочками. На задней поверхности правой локтевой области располагается синюшно-красный со слабым буроватым оттенком округлый кровоподтек диаметром 0,8 см, с относительно четкими границами. На передней поверхности правого предплечья в нижней трети располагается серовато-синюшный кровоподтек овальной формы, больших размером ориентированный вертикально, 1×3см, аналогичный описанному выше. На фоне этого кровоподтека – точечная ранка, покрытая буроватой возвышающейся корочкой. Кожа указанной области в помарках буровато-красной крови. На внутренней поверхности этой же области прерывистая вертикальная линейная ссадина 1,5 см с плотной западающей буровато-красной поверхностью. Надкожица по нижнему концу этой ссадины в виде тонкого сероватого лоскута отвернута книзу. На задней поверхности левой локтевой области, в проекции локтевого отростка локтевой кости имеется вертикальная овальная ссадина 0,5×1,4 см с плотной матовой западающей буровато-красной поверхностью. В 1,5 см кнутри от этой ссадины располагается, аналогичного вида, округлая ссадина диаметром 0,5 см. На передних с переходом на внутренние поверхностях обеих голеней имеются множественные (до 10) кровоподтеки буровато-синюшного цвета с относительно четкими границами округлых и овальных форм, размером от 0,7×1,5 см до 2×3 см. ВНУТРЕННЕЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Внутренняя поверхность кожно-мышечного лоскута головы суховатая серо-розового цвета, с тонкой сетью полнокровных сосудов, без кровоизлияний. Кости свода и основания черепа целы. Твердая мозговая оболочка напряжена, перламутрового цвета, в сосудах и синусах ее содержится темная жидкая кровь. Кровоизлияний над- и под этой оболочкой нет. Мягкие мозговые оболочки гладкие, блестящие, прозрачные, плотно прилежат к веществу головного мозга, сосуды их резко полнокровны, кровоизлияний под этими оболочками нет. Головной мозг сформирован правильно, полушария его симметричны, рельеф полушарий резко и равномерно сглажен. Сосуды основания головного мозга спавшиеся, стенки их полупрозрачные, не утолщены. На крючках гипокампа имеются поперечные полосовидные вдавления. Талия миндалин мозжечка резко подчеркнута. На разрезах вещество головного мозга влажное, с четко выраженным делением на серое и белое вещество. На поверхностях разрезов выступает кровь в виде растекающихся точек и полос, легко удаляющихся обушком ножа. Вещество головного мозга липнет к ножу. Желудочки мозга несколько расширены, содержат прозрачную желтоватую жидкость. Эпидерма желудочков гладкая, блестящая. Подкорковые ядра, структуры промежуточного мозга без патологических изменений. На разрезах мост мозга, продолговатый мозг и мозжечок имеют правильное анатомическое строение. Кровоизлияний, кист, очагов размягчения в веществе головного мозга не выявлено. Масса головного мозга 1510 г. Мягкие ткани шеи, груди и живота без кровоизлияний, ярко-красные, тусклые. Толщина подкожной жировой клетчатки на груди 1 см, на животе в области пупка 1,5 см… Легкие заполняют менее 2/3 объема плевральных полостей, пристеночная и легочная плевра гладкая, блестящая, прозрачная… Желудок и петли кишечника сжавшиеся прикрыты большим сальником, содержащим малое количество жировой ткани. Пристеночная и органная брюшина гладкая, блестящая, прозрачная. Посторонней жидкости и спаек в плевральной и брюшной полостях нет. Слизистая оболочка языка плотным тонким серовато-желтым налетом, рельеф сосочков выражен хорошо. На разрезах мышцы красно-коричневого цвета, полнокровные, без кровоизлияний. Доли щитовидной железы не увеличены, поверхности гладкие, блестящие, красного цвета, на ощупь эластичной консистенции. На разрезе ткань железы аналогичного цвета, зернистого вида. Вход в пищевод свободен, просвет его пуст, слизистая оболочка серо-розового цвета, продольно-складчатая. Подъязычная кость и хрящи гортани целы. Вход в гортань свободен. Голосовая щель не сомкнута. В просвете гортани, трахеи, главных и долевых бронхов содержится скудная белесоватая слизь, распределенная по стенкам. Слизистая оболочка указанных отделов красно-розового цвета, тускловатая. В области бифуркации трахеи определяется округлый дефект слизистой оболочки диаметром 0,3 см. с неровными мелкофестончатыми краями, околотрахеальные, бифуркационные, бронхолегочные лимфатические узлы не увеличены, на ощупь эластичной консистенции, на разрезе ткань их однородная, серо-красного цвета. Легкие с поверхности бледно-розового цвета, на ощупь ткань их маловоздушна тестовидной консистенции, без очаговых уплотнений. Обнаружены очаговые подплевральные кровоизлияния на задних поверхностях нижних долей правого и левого легкого в прикорневых отделах, размером 0,5×1 – 1×1 см. На разрезах ткань легких суховатая, ярко-розового цвета, с поверхностей разрезов при значительном надавливании выделяется небольшое количество ярко-красной крови. Стенки перерезанных бронхов не утолщены, над поверхностями разрезов не выстоят, просветы их свободны. Масса правого легкого 210 г, левого легкого 200 г. Вилочковая железа массой 60 г с поверхностью серо-розового цвета, на ощупь мягко-эластичная. На разрезе ткань железы дольчатая, полнокровная… Сердце сокращено, конусовидной формы, 10×8×3,5 см массой 200г. Эпикард гладкий, прозрачный, блестящий, кровоизлияний под ним нет. Подэпикардальный жир выражен слабо, распределен лишь по ходу венечных сосудов. Венечные артерии не извиты, тип кровоснабжения сердца смешанный магистральный. На разрезах в просветах венечных артерий темная жидкая кровь, стенки их не утолщены, просветы не сужены. Полости сердца не расширены, содержат темную жидкую кровь. Эндокард гладкий, прозрачный, блестящий, кровоизлияний под ним нет. Клапаны сердца, аорты и легочного ствола сформированы правильно, створки их не деформированы, полупрозрачные, тонкие, эластичные. Хордальные нити тонкие, не укороченные, не деформированные. Сосковые мышцы не утолщены, не уплощены. Мышца сердца на разрезах серо-красного цвета, неравномерного кровенаполнения за счет синюшно-красных мелких участков на общем фоне. Указанная пестрота мышцы сердца наиболее выражена в подэпикардальных отделах. Толщина мышцы левого желудочка 1,1 см, правого 0,5 см. Периметр аорты и легочного ствола над клапанами по 5 см. Внутренняя оболочка аорты светло-желтого цвета, гладкая. Устья магистральных артерий, отходящих от аорты, свободны. Селезенка массой 180 г, размером 13×7×4 см плотная на ощупь, капсула ее гладкая, поверхность синюшно-красного цвета, на разрезе ткань селезенки аналогичного цвета, с выраженным рисунком фолликулов, в соскобе – кровь. Надпочечники неправильной треугольной формы, с хорошо выраженным делением на желтое корковое и серо-коричневое, резко полнокровное мозговое вещество. Фиброзная капсула почек снимается легко, обнажая гладкую поверхность красно-коричневого цвета. Почки размером по 9×4×3 см массой по 130 г. Вещество почки по краю разрезов не выступает над капсулой, деление на слои выражено хорошо, корковое вещество серо-красного цвета, мозговое вещество более темное, промежуточные зоны резко полнокровны. Чашечки и лоханки сформированы правильно, не расширены, пусты, слизистая гладкая, блестящая, сероватого цвета… Мочевой пузырь сокращен, мочи нет. Слизистая оболочка мочевого пузыря серо-розового цвета, складчатая. Матка и придатки сформированы правильно. Матка грушевидной формы 2,5×3×1 см, поверхность ее гладкая, серого цвета, полость матки щелевидная, эндометрий сочный, серо-розового цвета, миометрий плотный, однородный, серо-розового цвета. Наружное отверстие канала шейки матки точечное… яичники по 1,5×0,7 см плотноватые на ощупь, поверхность их серо-желтого цвета, гладкая. На разрезе в ткани яичников обнаружены множественные сферические полости с тонкими стенками, содержащие прозрачную жидкость. Диаметры указанных полостей 0,2–0,4 см. Желудок сокращен, имеет форму крючкообразной трубки, содержит в полости густую и мутную белесовато-желтоватую слизь, распределенную вдоль стенок, слизистая оболочка желудка тускловатая, резко складчатая, серо-розового цвета. В просвете 12-перстной кишки скудные слизистые массы белесоватого цвета. При последовательном надавливании на шейку и тело желчного пузыря в просвет 12-перстной кишки поступает жидкая полупрозрачная светло-коричневая желчь. Слизистая оболочка 12-перстной кишки серо-розоватая, поперечно-складчатая. В просвете тонкой кишки содержатся скудные желтовато-белесоватые массы, распределенные вдоль стенок, слизистая оболочка этой кишки поперечно-складчатая, серо-розового цвета. В толстой кишке содержатся серовато-зеленоватого цвета вязкие каловые массы в небольшом количестве, в сигмовидной и прямой кишках плотный оформленный кал серовато-зеленоватого цвета. Слизистая оболочка толстой кишки серо-розовая, гладкая… Печень 24×18×15×6 см, 1300 г, капсула ее гладкая, поверхность красно-коричневого цвета. На разрезе ткань печени аналогичного цвета, резко полнокровная. Поджелудочная железа 16,5×2×1,5 см, эластичной консистенции, на разрезе ткань ее серо-розового цвета, дольчатая полнокровная. Каких-либо повреждений внутренним исследованием трупа не выявлено. От органов и полостей каких-либо посторонних запахов не ощущалось.

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЙ ДИАГНОЗ. Синдром внезапной смерти. Резко выраженные морфологические признаки нарушения гемоликвородинамики вещества головного мозга, увеличение размеров и массы (1510 г) головного мозга, резко выраженная сглаженность извилин и уплощение борозд мозга, морфологические признаки стволового вклинивания – борозды вдавления на основании миндалин мозжечка и в области крючков извилин гипокампа, полнокровие сосудов мягких мозговых оболочек, запустение сосудов основания головного мозга. Выраженные общие циркуляторные нарушения, жидкостное состояние крови, резчайшее венозное полнокровие органов. Дис-ателектазы легочной ткани, ярко-красная окраска ткани легких. Спленомегалия. Катаральный трахеобронхит. Сухость кожных покровов и тканей трупа, дряблость глазных яблок, крючкообразный, спавший желудок, отсутствие мочи, застойное слизистое содержимое желудка. Состояние после ИВЛ: дефект слизистой оболочки трахеи в области бифуркации. Ссадины верхних конечностей, ссадины спины, множественные кровоподтеки нижних конечностей.

РЕЗУЛЬТАТЫ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

При исследовании крови от трупа гр-ки Летяго А. Н. установлено, что кровь относится к О группе N.

При судебно-химическом исследовании крови не обнаружены этиловый, метиловый, пропиловые спирты.

При пламенно-фотометрическом исследовании кусочков мышцы сердца незначительное уменьшение соотношения K/Na от «нормы» (соотношение K/Na в норме не должно быть менее 2,5) наблюдается в верхушке сердца (2,2) и в задней сосковой мышце (2,2). В остальных исследованных участках сердечной мышцы соотношение K/Na не снижено по отношению к «норме».

Гистологический диагноз: резко выраженные острые микроциркуляторные нарушения в исследованных органах с наличием переваскулярных диапедезных кровоизлияний в подкорковой области головного мозга, выраженные повреждения кардиомиоцитов, спазм бронхов, очаги эмфиземы в легких, отек легких, отек головного мозга. Хронический бронхит с выраженной эозинофилией. Гиперилазия тимуса, гиперилазия селезенки.

При исследовании ткани легкого не обнаружены:

Ацетон, хлороформ, четыреххлористый углерод, дихлорэтан, бензол, толуол, ксилоты, пропиловые, бутиловые и амиловые спирты. В печени и почке не обнаружено производных барбитуровой кислоты, морфина, кодеина, дионина, гидрокодона, героина, промедола, папаверина, пахикарпина, анабазина, никотина, кокаина, атропина, скополамина, гиосциамина, стрихнина, элениума, тазепама, седуксена, аминазина, дикразина, трифтазина, тизерцина, максептила, имизина. В крови не обнаружено морфина и его производных.

В связи со сложностью случая для решения вопроса о причине смерти Летяго Александры Николаевны 1989 г.р. заключение эксперта передается в отдел сложных экспертиз Бюро СМЭ КЗ Москвы»

Из заключения эксперта (судебно-гистологическое исследование) № 15252/5724 от 20.11.02 г.: «Исследовано 17 срезов окрашенных гематоксилином-эозином.

Мозг: резчайшее полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, плазматизация стенки части сосудов в отечной мягкой мозговой оболочке и в тканях мозга, резкий периваскулярный и перицеллюлярный отек, диффузный отек межуточной ткани в области подкорковых ядер, периваскулярные диапедезные кровоизлияния, дистрофические изменения нервных клеток, дистрофия клеток Пуркинье в ткани мозжечка.

Сердце: резкое полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, мелкие геморрагии, полиморфизм ядер кардиомицитов, очаги гиперэсзинофимии миолиза, очаговые контрактурные изменения, отек интерстициальной ткани, очаги разрастания соединительной ткани, вакуольная дистрофия кардиомиоцитов.

Легкие – резкое полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, единичные интраальвеолярные кровоизлияния, дистелектаз легочной ткани, неравномерное сужение просвета бронхов, десквамация эпителия, в единичных бронхах – гомогенные базофильные массы, утолщение стенки бронхов, диффузно инфильтрированые лимфоидноместиоцитарными элементами, эозинофилами. пролифирация эпителия бронхов, лимфоидногистоцитарная инфильтрация интерстициальной ткани, нерезкий отек легочной ткани.

Печень — полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, зернистая очаговая дистрофия гепатоцитов, портальные тракты без видимых патологических изменений.

Почки — резкое полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, клубочки без видимых патологических изменений, зернистая и вакуольная дистрофия эпителия извитых канальцев.

Селезенка — резкое полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, периваскулярные диапедезные кровоизлияния, фоллиулы с широкими реактивными центрами, умеренная ретикулярная гиперплазия пульпы.

Надпочечники – резкое полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, кора дифференцирована на зоны, клетки преимущественно гиперхромны, мозговой слой без особенностей.

Зобная железа – резкое полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, дольки сочные, корковый слой в виде фолликулоподобных структур из тимиоцитов, компактно прилегающих друг к другу, тимические тельца мелкие, слоистые (гиперплозия тимуса).

Поджелудочная железа – резкое полнокровие сосудов, стазы эритроцитов, мелкие геморрагии, количество соединительной ткани в междольковых отделах соответствует возрастной норме.»

При повторном исследовании гистологических препаратов, проведенные зав. судебногистологическим отделением Бюро СМЭ Департамента здравоохранения города Москвы к.м.н. Сергеевой Л. А. наряду с острым микроциркеуляторными нарушениями установлены: очаговый бронхит, очаговый арахнофиброз, мелкоочаговый распространеный панкреосклероз.

11 марта 2003 г.

В Ы В О Д Ы

На основании изучения представленных материалов дела, в том числе заключения эксперта № 5724 от 27.10.02г составленного с использованием доп. (суд-химического и гистологического) методов исследований, в соответствии с поставленными вопросами комиссия суд-мед-экспертов пришла к выводам:

1.При судебно-медицинском исследовании трупа Летяго А. Н. были обнаружены следующие телесные повреждения:

- ссадины – 0,7×0,7 см на спине в проекции 9-го ребра по левой лопаточной линии, 1,5 см на внутренней поверхности нижней трети правого предплечья, 1,4×0,5 и 0,5×0,5 см на задней поверхности левой локтевой области в проекции локтевого отростка локтевой кости; эти повреждения могли возникнуть в агональном периоде или после наступления смерти от скользящего воздействия твердых тупых предметов, не исключается в процессе перемещения тела при транспортировке,

- кровоподтеки – 0,8×0,8 см на задней поверхности правой локтевой области и от 0,7×1,5 до 2×3 см (до 10) на передних и внутренних поверхностях голеней; эти повреждения могли возникнуть, с учетом их характера и локализации, незадолго до смерти или в агональном периоде от давящего воздействия твердого тупого предмета с ограниченной поверхностью, не исключается также в процессе транспортировки или при оказании медицинской помощи.

Перечисленные повреждения у живых лиц относятся к не причинившим вреда здоровью, смерть Летяго А. Н. с ними не связана.

2. Незадолго до наступления смерти Летяго А. Н. не употребляла алкоголь или наркотические вещества, о чем свидетельствует отрицательный результат судебно-химических исследования крови, мочи и внутренних органов.

3. При судебно-медицинском исследовании трупа Летяго А. Н. было обнаружено: сухость кожных покровов и тканей трупа, желудок сокращен, в полости его густая мутная белесовато-желтая слизь, расположенная вдоль стенок, в просвете 12-перстной и тонкой кишок – скудные слизистые массы белесоватого цвета вдоль стенок, что свидетельствует о том, что она длительное время не принимала какую-либо пищу и жидкость.

4. Данные макро- (точечные кровоизлияния в склеру правого глаза, очаговое подплевральное кровоизлияние, отек и набухание мозга, дис- и ателектазы в легких, обезвоживание тканей, жидкое состояние крови, полнокровие внутренних органов) и микроскопического (резко выраженные острые микроциркуляторные нарушения в головном мозгу и внутренних органах, спазм бронхов, очаги эмфиземы и отека легких, «повреждения» кардиомиоцитов, дистрофия паренхиматозных органов) исследований дают основание для вывода о том, что смерть Летяго А. Н. наступила от острой дыхательной и сердечной недостаточности, вызванной опасным для жизни сочетанием неблагоприятных факторов: тяжелый длительный психоэмоциональный стресс, пониженное содержание кислорода в воздухе помещения (гипоксическая гипоксия), продолжительное вынужденное положение тела, обычно сопровождающееся развитием кислородного голодания организма (гипоксия циркуляторного характера) в связи с длительным отсутствием приема воды и пищи, длительное лишение сна, истощающее компенсаторные механизмы, а также дыхательные расстройства, вызванные воздействием не идентифицированного химического вещества (веществ), которое, судя по материалам дела, привело к быстрому выключению сознания.

Нахождение Летяго А. Н. в бессознательном положении сидя усиливало имевшиеся у нее нарушения жизненно-важных функций организма, к которым могло присоединиться также нарушение проходимости дыхательных путей, усугублявших имевшуюся гипоксию.

Наступлению смерти Летяго А. Н. способствовали обнаруженные при исследовании трупа предшествующие (фоновые) болезненные изменения: легких (очаговый хронический бронхит), головного мозга (очаговый арахнофиброз) и поджелудочной железы (распространенный панкреосклероз), которые при жизни могли протекать без выраженных клинических проявлений, но которые снижали компенсаторные возможности ее организма к воздействию любого внешнего повреждающего фактора.

Многофакторный характер причины смерти Летяго А. Н. исключает прямую причинно-следственную связь только между воздействием на ее организм примененного газообразного химического вещества (веществ) и смертью.

В данном случае эта связь носит опосредственный характер, поскольку объективных оснований считать, что в отсутствие других вышеперечисленных факторов только применение газообразного химического вещества (веществ) могло бы привести к смерти не имеется.

Признаков механической асфиксии (аспирации рвотными массами) при исследовании трупа Летяго А. Н. не установлено.

Согласно показаниям врача ГКБ № 1 Сухова смерть Летяго А. Н. наступила около 6–7 часов 26.10.02 г., чему не противоречит и состояние послесмертных изменений, зафиксированных при осмотре ее трупа 27.10.02 в 18 час 45 мин.

5.При судебно-химическом исследовании внутренних органов из трупа Летяго А. Н. каких-либо «нетипичных» для человеческого организма химических веществ, продуктов их разложения (распада) не установлено.

6. В протоколе допроса врача ГКБ № 1 Сухова С. Б. указано, что Летяго А. Н. был проведен комплекс сердечно-легочной реанимации, включающий интубацию трахеи, искусственную вентиляцию легких, инфузию растворов и непрямой массаж сердца, который был правильным и «в достаточном объеме, исходя из нормативно установленных требований по оказанию подобной помощи».

При исследовании трупа Летяго А. Н. в правой локтевой области и на передней поверхности нижней трети правого предплечья были обнаружены точечные ранки от уколов медицинской иглой, окруженные кровоподтеками; кроме того из полости рта выстояла пластиковая интубационная трубка, фиксированная к шее бинтом, а в области бифуркации трахеи при исследовании трупа обнаружен округлый дефект слизистой оболочки диаметром 0,3 см без признаков прижизненности, который мог образоваться при интубации трахеи.

Подписи, печать

26.2. Карпова Александра Сергеевича

Министерство здравоохранения РФ

Наименование учреждения – Бюро СМЭ КЗ Департамента

Здравоохранения города Москвы

Адрес: пер. Сивцев Вражек, 12

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

(Экспертиза по материалам дела)

№ 130

17–21 марта 2003г. на основании постановления следователя по особо важным делам Управления по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры г. Москвы Бебчука А. Е. от 25 декабря 2002г. в помещении Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы судебно-медицинская экспертная комиссия в составе:

Жарова В. В. – начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы, Заслуженного врача РФ, доктора медицинских наук, профессора (стаж работы по специальности свыше 40 лет, высшая квалификационная категория);

Алисиевича В. И. – профессора кафедры судебной медицины РУДН, Заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук;

Дамир Е. А.- профессора кафедры анестезиологии и реаниматологии РМАПО, Заслуженного Деятеля науки РФ, доктора медицинских наук;

Панова И. Е. – заместителя начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы, кандидата медицинских наук (стаж работы по специальности свыше 40 лет, высшая квалификационная категория);

Василевского В. К. – заместителя начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы (стаж работы по специальности свыше 30 лет, высшая квалификационная категория);

Сиротинской Ф. З. – зав. отделом комиссионных судебно-медицинских экспертиз Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента города Москвы (стаж работы по специальности свыше 40 лет, высшая квалификационная категория)

Произвела судебно-медицинскую экспертизу по материалам уголовного дела, возбужденного по факту смерти КАРПОВА АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВИЧА 1971 г.р.

права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РФ, разъяснены, об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ предупреждены

Эксперты (подписи шести экспертов, печать)

Вопросы, подлежащие разрешению при экспертизе, и другие разделы «Заключения» излагаются на следующих 11 листах.

(печать, подпись).

К заключению комиссионной судебно-

медицинской экспертизы по уголовному

делу, возбужденному по факту захвата

заложников в помещении ДК АО

«Московский подшипник» и смерти

Карпова Александра Сергеевича 1971г.р.

На разрешение комиссионной экспертизы поставлены следующие вопросы:

«1. Какие повреждения имеются на трупе, их количество, локализация, давность и последовательность причинения, механизм образования, степень тяжести?

2.Чем могли быть причинены указанные повреждения, какова характеристика травмирующих предметов, направление раневых каналов?

  1. Каково было возможное взаиморасположение нападавшего и потерпевшего в момент причинения повреждений?
  2. Мог ли потерпевший причинить себе повреждения самостоятельно, в том числе при падении с высоты собственного роста?
  3. Мог ли потерпевший с указанными повреждениями передвигаться, совершать иные активные действия, разговаривать, кричать, если да, то какое время?
  4. Прижизненно или посмертно были причинены повреждения?
  5. Через какое время после причинения повреждений наступила смерть?
  6. Какова давность наступления смерти, причина смерти?
  7. Принимал ли потерпевший незадолго до смерти пищу, алкоголь, наркотические вещества, если да, то какие, в каком количестве, за сколько времени до смерти?
  8. Каково состояние внутренних органов на момент проведения экспертизы, имеются ли в организме потерпевшего следы нетипичных для человеческого организма химических веществ, их разложения (распад), если да, то каких именно, оказали ли данные химические вещества какое-либо воздействие на организм потерпевшего, причинили ли вред его здоровью, состоят ли в причинной связи со смертью потерпевшего?
  9. Имеются ли на трупе признаки асфиксии, если да, то каковы причины асфиксии, могла ли асфиксия быть вызвана воздействием химических веществ, в т. ч. газообразных, состоит ли в причинной связи со смертью потерпевшего?
  10. Имеются ли на трупе признаки каких-либо прижизненных хронических заболеваний, если да, то каких именно, находятся ли указанные заболевания в причинной связи со смертью потерпевшего?
  11. Имеются ли на трупе признаки иного прижизненного негативного воздействия на организм (стресса, физического истощения, голодания, обезвоживания, обездвижения), если да, то каких именно, находятся ли указанные факторы негативного воздействия в причинной связи со смертью потерпевшего?
  12. Оказывалась ли потерпевшему незадолго до наступления смерти какая-либо медицинская помощь, если да, то какая именно и была ли медицинская помощь оказана правильно, в достаточном объеме, исходя из нормативно установленных требований по оказанию подобной помощи».

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА:

Из постановления следователя по особо важным делам Управления по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры г. Москвы Бебчука А. Е. от 25.12.2002г. следует: «23 октября 2002г., примерно в 21 час, организованная группа вооруженных лиц захватила не менее 800 заложников в помещении ДК АО «Московский подшипник» по адресу: г. Москва, ул. Мельникова, д. 7, и удерживала их вплоть до 26 октября 2002г., когда те были освобождены в результате специальной операции, проведенной правоохранительными органами.

Однако, по завершению специальной операции, находившийся в числе заложников Карпов Александр Сергеевич скончался.

По трупу потерпевшего была проведена медицинская судебная экспертиза, однако, представленное заключение эксперта не является достаточно полным для получения ответов на все поставленные вопросы, а также, учитывая необходимость дачи заключения по вновь возникшим вопросам, требуется проведение дополнительной судебной экспертизы, которая с учетом сложности дела, должна носить комиссионный характер».

На экспертизу представлены материалы уголовного дела.

И с с л е д о в а н и е

Из протокола Кругликовой В. В. от 09.12.2002г. «…На протяжении этих дней, когда мы были в заложниках, психологическое состояние было тяжелое, было постоянное ощущение страха. Физическое состояние было удовлетворительное, но я чувствовала сердечную недостаточность. Есть не хотелось, вода и соки были в достаточном количестве. Я немного задремала. Потом моя сестра дала мне платок, чтобы закрыть лицо. Я услышала в зале слова «Газ!»…после этого я также потяряла сознание, очнулась уже в Госпитале ветеранов…»

Из протокола допроса Кругликовой А. С. от 16.12.2002г. «…к 26.10.02г. я находилась в полусонном состоянии, создавалось ощущение,что мне не хватает воздуха. За эти три дня я морально сильно устала и потеряла надежду на положительное разрешение сложившейся ситуации. 26 октября 2002г. я почувствовала запах газа…я стала интенсивно вдыхать воздух, чтобы побыстрее потерять сознание и не видеть происходящего. После этого я уснула. Очнулась в ГВВ номер один, где и находилась до 28.10.02г…»

Из протокола допроса Гришина А. С. от 30.10.02г. «…я уснул, т. к. был сильно уставшим и хотелось спать. Проснулся…и увидел в зале дым желто-коричневого оттенка. Я, испугавшись, закрыл голову руками и прижал ее к коленям…Через некоторое время я услышал голос, который сказал: «Посмотрите, все спят», я приподнял голову и заметил, что многие люди находились в неестественных позах, как будто потеряли сознание. После этого у меня стало темнеть перед глазами, и я потерял сознание…»

Из протокола допроса Фатафутдиновой И. А. от 30.10.2002г. «…Примерно в 5 часов утра 26.10.02г. я увидела, что справа и слева из проемов для вентиляции пошли желтые клубы дыма. Я почувствовала едкий запах…Мое состояние в тот момент было почти бессознательным. Затем, я думаю, я потеряла ненадолго сознание…По пути на выход я ничего не видела. Я шла как робот. На улице меня посадили в машину скорой помощи и отвезли в госпиталь номер 1, где я пробыла до 28.10.2002г.».

Из протокола допроса Ушакова А. В. «…В ночь с 25.10.2002г. на 26.10.2002г. атмосфера в здании стала накаляться… В какое время, точно я не помню…из нижнего угла около сцены справа я заметил появление облака бело-серого цвета со специфическим запахом…Примерно через 10 минут после появления этого облака серо-белого дыма я потерял сознание. Очнулся уже в Госпитале для ветеранов войны номер 1, примерно в обед 26.10.02г.».

Из протокола Лапина Б. В. от 17.12.02г. «…К утру 26.10.02г. я находился в полусонном состоянии, физически ослаблен. Психологически очень сильно устал от сложившейся обстановки, наблюдалось нервное перенапряжение. Думаю, что в похожем состоянии находились и другие заложники. Момент штурма я помню смутно. Помню, что почувствовал запах газа….я потерял сознание…помог мне выйти на улицу и посадил в машину скорой помощи, которая доставила меня в ГВВ номе 1…»

Из протокола допроса Скопцовой Н. В. от 17.12.02г. «….Накануне штурма физическое состояние у меня было удовлетворительное, хотя настроение подавленное. До теракта никакими хроническими заболеваниям я не страдала. Момент, когда в зал стал поступать газ, я помню хорошо…я дышала через платок. Потом я потеряла сознание и очнулась, когда услышала рядом с собой голоса…На скорой помощи меня доставили в Госпиталь ветеранов, где я пробыла до 27 октября 2002г….»

Из протокола допроса Ребровой А. А. от 26. 10.2002г. (в помещении 1-го реанимационного отделения ГКБ 64). «…я уснула, спустя какое-то время, точно не помню), кто-то крикнул газ…, что происходило дальше, я не помню…пришла я в себя уже в скорой помощи, которая доставила меня в больницу…»

Из протокола Ребровой А. А. от 29.10.2002г. «…я услышала крик от террористов «Газы», я накрыла пальто и пригнулась к полу. Потом я потеряла сознание и очнулась уже в больнице…Сразу после освобождения меня поместили в реанимационное отделение, из которого меня перевели в общую палату только 28 октября сего года…»

Из протокола допроса Свиридова Н. Г. от 26.10.02г. «…кто-то крикнул газ и что происходило дальше, я не помню, очнулся уже в больнице…»

Из протокола допроса Свиридова Николая Геннадьевича от 29.10.02г. «…Самого момента освобождения я не помню, так как в этот момент спал, а потом сразу потерял сознание. Очнулся только в больнице…»

Из протокола допроса Аракеляна А. А. от 30.10.02г. «…Примерно в 5 часов утра я увидел, как в зале стал появляться белый дым. Дым шел откуда-то сверху, я точно не понял. Через минуту я потерял сознание. Очнулся я в 84 больнице, примерно в 10 часов утра. Сначала я не понимал, что происходит и где я нахожусь. Потом постепенно вспомнил, что произошло».

Из протокола допроса Резеповой Е. А. от 30 октября 2002г. «…После газовой атаки я не уснула, и меня вывели из зала бойцы спецназа. В госпитале мне сделали укол и отпустили домой…».

Дополнительный допрос от 05.12.2002г. « Примерно в 11 часов меня выпустили из госпиталя, и мне никто не предлагал ложиться в стационар на лечение».

Из протокола допроса Зальцерман К. от 20.11.02г. «…Ранним утром 26 октября 2002г. я увидела в зале дымовую завесу, которая направлялась по залу со стороны сцены. Запах газа я не почувствовала. Я закрыла лицо одеждой и сразу же потеряла сознание. В себя я пришла в машине скорой помощи. Я была доставлена в детскую ГКБ 15, где я находилась примерно 30 минут, а затем была выписана. До захвата меня в качестве заложницы я никакими болезнями не страдала. Во время моего нахождения в качестве заложницы в зале я чувствовала себя обреченно, готовилась к смерти. Физически я чувствовала себя удовлетворительно…»

Из протокола допроса Рутберг А. А. от 30 10. 02г. «…Главарь крикнул газ…Я сидела, согнувшись головой между своих колен, накрывшись кофтой и держала за руку парня сидевшего рядом и почувствовала, что у него онемела и упала рука, при этом в зале раздавались хрипы. Мне показалось, что в таком положении я просидела очень долго…я решила выбираться…Я решила выйти…я потеряла зрение и упала на колени…нас повели к выходу и посадили в скорую…».

Из протокола Барановской Е. В. 27.10.02г. (в помещении палаты 514 терапевтического отделения ГКБ 7) «…Мы с моим мужем…23 октября 2002г. в 19 часов 00 минут пошли туда…Как я вышла из помещения, я не знаю, т. к. потеряла сознание. Почувствовала аромат и после этого перестала что-либо понимать…».

Из протокола допроса Горохолинского С. А. от 27.12.02г. «…В 18 часов 30 минут 24 октября 2002г. вместе с супругой – Горохолинской Юлией Евгеньевной я приехал в театральный центр. В 5-ом часу утра 26 октября 2002г. …в зале запахло газом. Я уснул, жена находилась рядом, я пытался закрыть ей голову руками, после чего очнулся в больнице…».

Из протокола допроса Михайловой Елены Викторовны от 28. 10 2002г. (в помещении палаты № 504 ГКБ № 13): «…мой муж Михайлов Максим Альбертович… На представлении 23 октября 2002г. я приехала с мужем…где находится мой муж в настоящее время я не знаю. В последний раз я видела его во время газовой атаки…В ночь на 26 октября 2002г. я спала. В себя я пришла в больнице…».

Из протокола допроса Ольховникова Ю. Н. о 28.10.02г. (в помещении ГКБ № 13): «…23.10.2002г. на представление мюзикла…я пришел вместе с женой, сыном, дочерью…Моя жена находится в настоящее время в больнице для ветеранов ВОО, сын Ольховников Сергей Юрьевич находится в 13 КГБ…, дочь Ольховникова Дарья Юрьевна погибла…Примерно в 5 утра я почувствовал запах газа, газ был желтоватого цвета и я понял, что вскоре будет штурм. Я успел намочить платок водой и зажал рот платком моему сыну…Выстрелов я никаких не слышал и потерял сознание. В себя пришел только в больнице…»

Из протокола допроса Карпова С. Н. от 27.10.02г.: «Мой сын Карпов А. С. позвонил домой в 05 часов утра 25 октября 2002г….сообщил, что находится в мюзикле «Норд-Ост»…в числе заложников…»

Из показаний сотрудника МЧС РФ Крылова В. С.: «…26.10.02г….было сообщение, что здание ДК взято штурмов и нужно идти в здание и выносить пострадавших. Я имел при себе носилки. Вместе с другими военнослужащими я прошел в здание на 3-й этаж, откуда стал выносить на носилках пострадавших, которые были живы, но находились в бессознательном состоянии. Я выносил их на улицу, где у входа в здание находились машины скорой помощи. Врачи забирали с носилок пострадавшего, после чего я возвращался на 3-ий этаж. Затем у входа в здание вместо машин скорой помощи оказались автобусы, в которые я вносил и размещал пострадавших. По моему мнению помощь пострадавшим была организована правильно и своевременно…На входе я видел врачей, которые делали пострадавшим уколы.»

Из показаний сотрудника МЧС РФ Пшеницына Н. В.: «…26.10.2002г. поступила команда выдвинуться к зданию ДК. Нашей задачей была скорейшая эвакуация пострадавших из здания ДК. Эвакуировал в первую очередь живых, которых при выносе передавали медикам. Хочу добавить, что на пятерых людей находившихся в ДК, показали, как на трупы…»

Из показаний сотрудника МЧС Бахарева В. Л.: «…26.10.2002г. мы получили приказ выдвигаться к зданию ДК. Командир батальона приказал брать носилки и эвакуировать пострадавших из здания ДК в машины скорой помощи и автобусы. С полной уверенностью могу сказать, что все эвакуированные мною люди были живые, так как их состояние определили медики. Они же делали им какие-то инъекции.»

Из показаний сотрудника МЧС РФ Чикина А. Ю.: «26.10.2002г. поступила команда на выдвижение к зданию ДК. Войдя в здание, мы приступили к выносу пострадавших. Кого выносить, мне говорили медики».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Кучмы П. В.: «26.10.2002г. нас подняли по тревоге, и мы выехали к зданию ДК. По прибытию на месте поступил приказ брать носилки и выносить пострадавших из здания. После выноса пострадавших размещали на площадке перед ДК, где медики оказывали им помощь. Они делали какие-то инъекции, скорее всего антидот. Нехватки медперсонала не наблюдалось. По моему мнению, работа по эвакуации и оказанию помощи пострадавшим была организована должным образом».

Из показаний сотрудников МЧС РФ Кучаева Р. Н.: « В начале восьмого утра 26.10.02г. мы прибыли из Центроспаса на место происшествия к ДК…На месте происшествия был проведен инструктаж, из которого было ясно, что произошел штурм, применен газ. В мои задачи входила эвакуация пораженных из ДК на носилках. В начале я эвакуировал людей с 3-его этажа ДК, после с 1-ого. На мой взгляд, операция по спасению шла быстро, слаженно между различными ведомствами. При выходе из ДК пораженным оказывалась первая медицинская помощь (уколы, массаж сердца, искусственное дыхание), после чего мы относили их к автобусам и скорой помощи, куда и размещали…»

Из показаний сотрудника МЧС РФ Прошкина А. В.: «В начале восьмого утра 26.10.02г. я прибыл на место происшествия…Я начал эвакуировать пораженных людей из ДК с фойе 1-го этажа. Некоторых людей мы размещали на крыльце, некоторых относили напрямую в автобусы или кареты скорой помощи, которые подходили бесперебойно. Людей эвакуировали на медицинских носилках. Медицинских работников на мой взгляд хватало. Медицинские работники вкалывали какие-то лекарства потерпевшим. На мой взгляд операция шла быстро, бесперебойно. Наблюдалась слаженность между сотрудниками различных ведомств. Операция по эвакуации бывших заложников из ДК шла около часа.»

Из показаний сотрудника МЧС РФ Белан Е. А.: « Около 7.00.26.10.02. я в составе группы прибыл …на место происшествия по сигналу. Мы стали брать носилки, эвакуировать пораженных из ДК, которых размещали на крыльце перед ДК. Операция по эвакуации людей на мой взгляд шла слаженно. Медицинские сотрудники вкалывали пораженным неизвестное мне вещество, после чего их переносили в автобусы и медицинские кареты, которые находились на территории ДК. Непосредственно эвакуацию заложников я осуществлял с 3-его этажа ДК. На месте происшествия на мой взгляд было достаточно сотрудников медицинских служб для оказания первой помощи пострадавшим.»

Из показаний сотрудника МЧС РФ Кабанова Е. Н.: «К месту событий, т. е. к зданию ДК, я прибыл уже после штурма, т. е. утром 26.10.02. У главного входа, куда выносили из здания ДК заложников, работало много медицинских работников… Транспорт, я имею ввиду автобусы и машины скорой помощи, работал оперативно, каких-либо сбоев в их движении я не видел. Наши действия координировали сами врачи, т. е. они нам показывали, кого можно доставлять в автобусы и машины скорой помощи. В целом я считаю, что операция по эвакуации заложников из здания ДК прошла успешно и быстро».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Акулова А. М.: «26.10.02 в 7 часов поступила команда…выдвинуться к зданию ДК…Примерно в 7 часов 15 минут прибыли к ДК, я дал команду личному составу взять медицинские носилки и мы побежали в здание ДК. Поднялись на 2-ой этаж и приступили к эвакуации пострадавших. При эвакуации на 1-ом этаже нас ждали медицинские работники, которые вводили антидот. После этого выносили пострадавших на улицу, где медицинские работники смотрели состояние пострадавших и в зависимости от состояния указывали, куда пострадавших относить – в карету скорой помощи или в автобус. Вся операция по эвакуации пострадавших из ДК длилась примерно 40 – 60 минут».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Антонюк М. С.: «26.10.02 примерно в 7 часов я с другими прибыл к ДК…Мы взяли медицинские носилки и выдвинулись в ДК…Я и другие перекладывали пострадавших на носилки и выносили на улицу, где передавали пострадавших в руки медперсоналу, где оказывалась медицинская помощь на крыльце, в машине скорой помощи, в автобусах, куда и грузили пострадавших…Я считаю, что работа по эвакуации пострадавших была организована нормально. Все службы работали дружно…Всем выносимых пострадавших передавали медицинским работникам и они делали уколы».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Шмыгаль А. В.: «26 октября 2002г. примерно в 7 часов по команде я и другие приехали к ДК, где по команде взяли медицинские носилки и побежали в здание ДК, где поступала команда подниматься на 3-ий этаж. Мы поднялись на 3-ий этаж и там нам на носилки клали пострадавших спасатели, и мы спускали людей на 1-ый этаж, где нас встречали медицинские работники. Оказывали помощь пострадавшим, в основном проверяли пульс, делали уколы-антидот и потом относили в скорую помощь или в автобус, в зависимости, где было место, и по указанию старших медицинских работников».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Курилович А. А.: «…примерно в 7 часов утра 26 октября 2002г. нас подняли по тревоге и поступила команда выдвигаться к зданию ДК. Через 10 минут мы прибыли на ул. Мельникова. Там нам сказали, чтобы мы брали носилки и шли в здание. Когда мы вошли в здание, сотрудник МЧС сказал нам, чтобы мы поднимались на 3-ий этаж. Всех пострадавших мы передали сотрудникам скорой помощи. Как мне показалось, машин скорой помощи было достаточно».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Шарко А. И.: «…ко времени прибытия группы большинство пострадавших, находящихся в партере, было эвакуировано и размещено в фойе 1-ого этажа и на площадке перед зданием ДК…В процессе эвакуации спасателями, при необходимости, проводился комплекс реанимационных мероприятий без медикаментозного вмешательства – искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, большинство которых заканчивались положительным эффектом. Пострадавшим также делались уколы налоксона…».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Пигарова С. Н.: «…в 7.05 группа прибыла к ДК. Войдя в зал, я увидел множеств людей, находившихся в бессознательном состоянии. Сотрудники МЧС, спецназовцы и сотрудники службы спасения г. Москвы выносили людей сначала в фойе, а когда оно переполнилось, на улицу. Там ими занимались медики. Я видел, как медики делали уколы, искусственное дыхание и другие первоочередные действия, направленные на спасение заложников, применялись трубки для искусственного дыхания. Живых отделяли от мертвых, и живых выносили из зала в первую очередь.».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Сухомлинова А. А.: «сотрудники спец подразделений эвакуировали заложников, находящихся в бессознательном состоянии. В зале находилось множество заложников, практически все находились в бессознательном состоянии. Те, кто был в сознании, пребывали в состоянии кислородного голодания. На границе очага работали врачи, которые делали заложника инъекции налоксона, искусственную вентиляцию легких, другие меры по оказанию первой помощи пострадавшим. На площадке перед зданием ДК сотрудниками ДПС было организовано беспрепятственное движение машин скорой помощи и автобусов, поэтому перерыва в работе не было».

Из показаний сотрудника МЧС РФ Капканщикова Р. В.: «…с балкона на 1-ый этаж эвакуировали пострадавших. В полуобморочном состоянии с балкона вынесена женщина, которую передали медикам. Двое из пострадавших, которых я выносил, показались мне мертвыми. В фойе!-ого этажа женщина в камуфляжной форме делала уколы пострадавшим».

Из карты вызова № 06909 (служба перевозки трупов) от 26.10.02 г. следует, что смерть неизвестного мужчины (опознанного как Карпов А. С.) констатирована 26.10.02г.

Из протокола осмотра трупа, составленного 26.10.02г. следователем Лефортовской МРП г. Москвы Широковым Т. В. при участии СМЭ Глуха Н. П., известно, что труп мужчины лежит в морге № 10 на каталке, на спине… Труп мужчины…плотного телосложения…Зубы естественные, частично отсутствуют. На трупе надета футболка…джинсы…ремень. Трусы-плавки…носки…туфли… Лицо синюшно-фиолетовое, глаза закрыты. На соединительных оболочках глаз имеются множественные мелкоточечные темно-красные кровоизлияния. В правом носовом ходе следы темной жидкой крови, левый носовой вход, полость рта и слуховые проходы свободны. Рот закрыт, кончик языка зажат между зубами. Грудная клетка плоскоцилиндрическая. Ребра на ощупь целы, живот выше уровня груди. Кожные покровы бледно-розовые, холодные на ощупь на открытых участках тела, под одеждой тепловатые. На кожных покровах передней поверхности шее, передней стенке грудной клетки в верхней части с множественными внутрикожными, мелкоточечными и мелкоочаговыми темно-красными кровоизлияниями. Трупные пятна фиолетово-багровые, разлитые, расположены по заднебоковым поверхностям шеи, туловища и конечностям. При надавливании пальцем полностью исчезают и восстанавливают свой цвет через 45–50 секунд. При ударе металлическим стержнем по передней поверхности средней трети правого плеча образуется валик мышечного сокращения высотой до 1 см. Трупное окоченение хорошо выражено в жевательных мышцах, умеренно выражено в мышцах шеи, верхних и нижних конечностях. Температура тела в прямой кишке +35 градусов С при температуре окружающего воздуха на уровне трупа +10 градусов С. Время фиксации трупных явлений 12.45 час. Повреждения: по задней поверхности верхней трети правого плеча имеется овальный бледно-багровый кровоподтек. По задней поверхности средней трети правого плеча овальная ссадина с темно-красным западающим дном. По задне-наружной поверхности в нижней трети правого плеча имеется овальная, неравномерно выраженная коричнево-красная ссадина…»

Имеется протокол опознания трупа… 27.10.02г. Труп неизвестного мужчины № 2575 опознан гр-ном Карповым Сергеем Николаевичем, в котором он опознал своего сына Карпова Александра Сергеевича 23.03.1971г.р….

Из заключения эксперта № 2575 от 28.10.02г. СМЭ Глуха Н. П. (морг № 10): «…НАРУЖНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ: на трупе одето: футболка, джинсы, ремень, трусы-плавки, носки, туфли. Труп мужчины, правильного телосложения, повышенного питания, длиной тела 185 см. Зубы естественные, кариозно измененные. Кожные покровы бледно-розовые, холодные на ощупь. Кисти и хрящи носа на ощупь целы. Переходная кайма губ подсохшая, серовато-синюшная. Слизистая губ и десен серовато-розового цвета, блестящая. Зубы без повреждений. Кончик языка зажат между зубами. В правом носовом ходу следы темной жидкой крови. Левый носовой ход, полость рта и слуховые проходы свободные. Грудная клетка плоскоцилиндрическая, симметричная. Ребра на ощупь целы. Живот выше уровня грудной клетки. Наружные половые органы развиты правильно. В области половых органов без язв, рубцов, повреждений и выделений из мочеиспускательного канала. Заднепроходное отверстие сомкнуто, кожа вокруг не загрязнена. Кости верхних и нижних конечностей на ощупь целы. ПОВРЕЖДЕНИЯ: по задней поверхности в верхней трети правого плеча имеется овальный бледно-багровый кровоподтек, размером 3×2 см. По задней поверхности в средней трети правого плеча имеется овальная темно-красная ссадина с западающим дном, со смещенным эпидермисом по переднему краю, размером 4×2 см. По задне-наружной поверхности в нижней трети правого плеча имеется неправильно овальная неравномерно выраженная темно-коричневая ссадина на уровне кожи, размером 7×2 см. Каких-либо других повреждений при наружном исследовании не обнаружено. ВНУТРЕННЕЕ ИССЛЕДОВАНИЕ: …мягкие покровы головы со стороны внутренней поверхности розовые, влажные, блестящие, полнокровные, без кровоизлияний. Кости свода черепа на распиле толщиной 0,3–1,0 см, целы. Твердая мозговая оболочка цела, синюшно-перламутрового цвета, не напряжена, в синусах ее темная жидкая кровь. Мягкие мозговые оболочки влажные, блестящие, полнокровные, с умеренно выраженными белесоватыми наложениями в межполушарных зонах. Полушария мозга симметричны. Извилины мозга уплощены, борозды между ними сглажены. Сосуды основания мозга слегка расширены, стенки их тонкие, эластичные, в просвете их следы жидкой крови. В желудочках мозга светло-желтая прозрачная жидкость. Сосудистые сплетения полнокровные. Вещество всех отделов головного мозга правильного строения, влажное, блестящее, липнет к ножу, с четкой границей между серым и белым веществом, полнокровное, отечное, без кровоизлияний и повреждений. Подкорковые ядра симметричные. От вещества мозга постороннего запаха не ощущается. Кости основания черепа целы…толщина подкожно-жировой клетчатки на уровне средней трети груди – 3 см, на уровне живота – 6,5 см. По вскрытии брюшной и плевральных полостей постороннего запаха не ощущается…Желудок и петли кишечника слегка вздуты, лежат свободно. Брюшина гладкая, влажная, блестящая. Спаек и свободной жидкости в брюшной полости нет. По вскрытии плевральных полостей легкие лежат свободно, выполняют полости на 2/3. Пристеночная плевра гладкая, блестящая. Спаек и свободной жидкости в плевральных полостях нет. Сердце обычной конфигурации, размерами 12×11×7 см, весом 420,0. Под эпикардом имеются множественные мелкоточечные темно-красные кровоизлияния. В полости сердца и крупных сосудов темная жидкая кровь. Толщина стенки правого желудочка 0,4 см., левого – 1,2 см. Ширина аорты и легочной артерии на разрезе над клапанами по 7 см. Эндокард гладкий, блестящий. Клапаны сердца и крупных сосудов белесоватые, эластичные, не деформированы. Папиллярные мышцы не утолщены. Хордальные нити не укорочены. Мышца сердца на ощупь умеренной плотности, на разрезе коричнево-красного цвета с еле заметным тускловатым оттенком, с единичными рассеянными плотноватыми белесовато-серыми прослойками, полнокровная. Венечные сосуды на разрезе зияют, стенки их не утолщены, просветы свободные. Аорта желтая, гладкая. В подкожно-жировой клетчатке и мышцах шеи кровоизлияний нет. Язык в области спинки без налета, со слабо выраженными сосочками. Ткань на его разрезе серо-коричневого цвета, однородная, без кровоизлияний. Небные миндалины не увеличены, ткань на разрезе серо-розового цвета. Вход в глотку, пищевод и гортань свободен. Голосовые связки умеренно отечные. Голосовая щель умеренно сужена. Щитовидная железа по 3,5×3×2 см. каждая доля, ткань на разрезе коричнево-красная, мелкозернистая, полнокровная. Подъязычная кость и хрящи гортани целы. Слизистая пищевода бледно-серого цвета, с плохо выраженной складчатостью, просвет его свободен. Слизистая трахеи и крупных бронхов розовая. В просвете бронхов небольшое количество пенистой светло-серо-розовой жидкости. Легкие на ощупь тестоватые. Легочная плевра тонкая, гладкая, блестящая. Под плеврой легких имеются множественные мелкоточечные темно-красные кровоизлияния. Ткань легких на разрезе розово-серая, с поверхности разреза при надавливании стекает большое количество пенистой кровянистой жидкости. Ребра, грудина и ключицы целы. Селезенка 13×7×2,5 см., поверхность ее слегка морщинистая, капсула цела, на разрезе малиновая, с небольшим соскобом на ноже. Печень 29×24×17×13 см., поверхность гладкая, капсула цела, на разрезе коричнево-желтая, умеренной плотности, однородная, полнокровная. Желчные пути свободные, в желчном пузыре оливковая желчь, слизистая его бархатистая. В желудке следы вязкой слизи грязно-серого цвета, слизистая его бледно-розовая, складчатость выражена умеренно. Поджелудочная железа размером 17,5×3,5×3 см, ткань на разрезе желтая, мелкодольчатая, полнокровная. В тонком и толстом кишечнике содержимое вязкой и глинистой консистенции грязно-серого и коричневого цвета, соответствует отделам; слизистая его серо-синюшная. Надпочечники листовидной формы, с хорошо выраженной границей между слоями; корковый слой желтый, мозговой – серо-коричневого цвета. Почки размерами по 12,5×6,5×3,5 см, фиброзные капсулы снимаются легко, поверхности их гладкие; корковый слой красно-коричневого цвета, почечные пирамиды – темно-красного цвета, с четкой границей между ними, ткань почек полнокровная. Лоханки свободные, слизистая их блестящая. Мочеточники проходимы. Мочевой пузырь содержит около 150 мл светло-желтой прозрачной мочи, слизистая его бледно-серая, просвет мочеиспускательного канала свободен. Предстательная железа размером 4×3×2 см, ткань ее на разрезе серовато-белесоватого цвета, дольчатая, полнокровная. Позвоночник и кости таза целы. Масса внутренних органов: мозг – 1420,0; правое легкое – 610,0; левое легкое – 570,0; печень – 1850,0; селезенка – 175,0; правая почка – 170,0; левая почка – 170,0.

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЙ ДИАГНОЗ:

Морфологические признаки гипоксического состояния организма: фиолетово-синюшный цвет лица, множественные мелкоточечные и мелкоочаговые внутрикожные кровоизлияния кожных покровов шеи, верхней трети передней поверхности грудной клетки, мелкоточечные кровоизлияния кожных покровов шеи, верхней трети передней поверхности грудной клетки, мелкоточечные кровоизлияния на соединительных оболочках глаз, под эпикардом, мелкоочаговые кровоизлияния под плеврой легких, жидкое состояние крови. Выраженный отек головного мозга и легких. Венозное полнокровие внутренних органов. Умеренный фиброз мягких мозговых оболочек, мелкоочаговый рассеянный кардиосклероз, умеренная дистрофия миокарда; жировая дистрофия печени. Ссадина и кровоподтек правого плеча…

При исследовании крови установлено, что кровь относится к группе Ав,М.

При исследовании крови, мочи не обнаружен этиловый спирт, не обнаружены метиловый и пропиловые спирты. В печени не обнаружены летучие органические соединения, в том числе диэтиловый эфир, хлороформ, фторопан, четыреххлористый углерод, дихлорэтан, дихлорметан, трихлорэтилен, бензол, толуол, ксилолы, ацетон, метиловый, этиловый, изопропиловый, пропиловый, изобутиловый, бутиловый, изоамиловый, амиловый спирты.

ГИСТОДИАГНОЗ: гемоциркулярные нарушения в органах с венозным полнокровием и неравномерным кровенаполнением миокарда, с преимущественным его малокровием в пределах представленного препарата; отек вещества мозга; очагово-распространенный отек легкого с геморрагическим компонентом и мелкими распространенными интраальвеолярными геморрагиями; очаговая эмфизема, мелкие геморрагии в жировой клетчатке эпикардп, фрагмент очагового кровоизлияния в жировой клетчатке, окружающей стенку чашечки без видимой перифокальной клеточной реакции, очеговые повреждения и фрагментация некоторых кардиоимоцитов, вакуольная дистрофия некоторых нефроцитов. Слабовыраженный коронаросклероз, гипертрофия некоторых кардиомиоцитов, периваскулярный фиброз, мелкоочаговый и сетчатый кардиосклероз при сохраненном строении стенок интрамуральных артерий /некоторые признаки кардиомиопатии/. Распространенная выраженная жировая дистрофия печени. Очаговый фиброз мозговых оболочек.

При судебно-химическом исследовании печени и легкого не обнаружено производных барбитуровой кислоты, анабазина, никотина, кокаина, папаверина, пахикарпина, стрихнина, скополамина, атропина, гиосциамина, кодеина, морфина и его аналогов.

В связи со сложностью экспертизы и необходимостью привлечения специалистов случай направляется в отдел комиссионных судебно-медицинских экспертиз Бюро СМЭ КЗ г. Москвы…».

Из заключения эксперта (судебно-гистологического исследование) № 15460/2575 от 25.11 02 г.: «Просмотрено 9 препаратов, окрашенных гематоксилином-эозином.

Головной мозг (1) – полнокровие сосудов разволокненных очагово фиброзированных мягких мозговых оболочек. Неравномерное периваскулярных и перицеллюлярных пространств.

Легкое (2) – выраженное полнокровие сосудов паренхимы. Очаговая эмфизема. В просветах многих альвеол неравномерно выражена в различных полях зрения серозная отечная жидкость с геморрагическим компонентом, мелкими распространенными интраальвеолярными геморрагиями. Перимущественная десквамация бронхотелия. Стенки бронхов полнокровны. По краю одного из препаратов фрагмент субсегментарного бронха без сохранения целостности стенкли бронха, в просвете которого десквамированные эпителиоциты и скопления эритроцитов.

Коронарная артерия (1) – в представленном фрагменте коронарной артерии без сохранения целостности сосудистой стенки интима артерии неравномерно слабо склерозирована, незначительно суживая просвет артерии (не более 10%). Полнокровие сосудов микрогемоциркуляции жировой клетчатки эпикарда с мелкими кровоизлияниями, без видимой перифокальной клеточной реакции.

Сердце (1) – очагов утолщений стенок интрамуральных артерий миокарда не выявлено. Спазм некоторых сосудов. Неравномерное кровенаполнение миокарда с преимущественным малокровием. Периваскулярный фиброз, мелкоочаговый и сетчатый кардиосклероз. Гипертрофия некоторых кардиомиоцитов. Неравномерная окраска с извитостью контуров, очаговыми повреждениями и фрагментацией некоторых кардиомиоцитов.

Печень (1) – полнокровие вен. Распространенная разнокалиберная жировая дистрофия многих гепатоцитов. В единичных портальных трактах единичные лимфогистиоциты.

Почка (1) – выраженное полнокровие слоев. Строение стенок сосудов и клубочков сохранено. Вакуольная дистрофия некоторых нефритов на фоне присоединения аутолитических изменений. Просветы канальцев свободны. Частичная десквамация покровного эпителия чашечки, стенка которой резко полнокровна. В жировой клетчатке, окружающей стенку чашечки, фрагмент очагового кровоизлияния без видимой перифокальной клеточной реакции.

Стенка гортани (1) – преимущественное сохранение покровного эпителия с различным строением на базальной мембране. Десквамацией поверхностных отделов эпителия в отдельных участках. Среди десквамированных эпителиоцитов примесь эритроцитов. Полнокровие сосудов разволокненной подслизистой основы.

Стенка трахеи (1) – преимущественная десквамация покровного эапителия с сохранением лишь некоторых эпителиоцитов. Полнокровие сосудов всех слоев стенки, более выраженное в подслизистой основе…»

При повторном исследовании гистологических препаратов, проведенным зав.судебно-гистологическим отделением Бюро СМЭ Департамента здравоохранения города Москвы к.м.н. Сергеевой Л. А., наряду с острыми гемоциркуляторными нарушениями установлены: очаговый миокардиосклероз, очаговая гипертрофия и атрофия кардиомиоцитов, периваскулярный липоматоз стромы миокарда – как проявление вторичной кардиомиопатии, неравномерный арахнофиброз; распространенный жировой гепатоз с разнокапельной инфильтрацией паренхимы и не резко выраженным персистирующим гепатитом.

17 марта 2003г.

Эксперты:

(печать, 6 подписей).

В Ы В О Д Ы:

На основании изучения представленных материалов дела, в том числе заключения эксперта № 2575 от 28.10.02г., составленного с использованием дополнительных (судебно-химического и гистологического) методов исследований, в соответствии с поставленными вопросами комиссия судебно-медицинских экспертов пришла к следующим выводам:

1.При судебно – медицинском исследовании трупа Карпова Александра Сергеевича были обнаружены следующие телесные повреждения: кровоподтек 3×2 см по задней поверхности верхней трети правого плеча; ссадины – 4×2 см – по задней поверхности средней трети правого плеча и 7×2 см – по задне –наружной поверхности нижней трети правого плеча.

Эти повреждения образовались незадолго до наступления смерти или в агональном периоде; от ударного и скользящего воздействия твердых тупых предметов, и, с учетом односторонней локализации и компактного расположения, могли возникнуть одновременно при контакте с каким-либо предметом окружающей с обстановки в условиях падения из положения стоя (с высоты роста) или сидя.

Применительно к живым лицам указанные повреждения относятся к не причинившим вреда здоровью. Смерть Карпова А. С. с ними не связана.

2. Незадолго до наступления смерти Карпов А. С. не употреблял алкоголь или наркотические вещества, о чем свидетельствует отрицательный результат судебно-химического исследования крови, мочи и внутренних органов.

3. При судебно-медицинском исследовании трупа Карпова А. С. в полости желудка обнаружены следы вязкой слизи грязно-серого цвета, что свидетельствует о том, что он длительное время не принимал какую-либо пищу.

4. Данные макро –(синюшность лица, мелкоточечные и мелкоочаговые внутрикожные кровоизлияния в соединительных оболочках глаз, под легочной плеврой и эпикардом, отек головного мозга и легких, жидкое состояние крови, полнокровие внутренних органов) и микроскопического (гемоциркуляторного нарушения в головном мозгу и внутренних органах, очагово распространенный отек легкого с геморрагическом компонентом, очаги эмфиземы в легких, «повреждения» кардиомиоцитов, дистрофические изменения паренхиматозных органов) исследований дают основание для вывода о том, что смерть Карпова А. С. насткпила от острой дыхательной и сердечной недостаточности, вызванной опасным для жизни и здоровья сочетанием неблагоприяных факторов: тяжелый длительный психоэмоциональный стресс, пониженное содержание кислорода в воздухе помещения (гипоксическая гипоксия), продолжительное вынужденное положение тела, обычно сопровождающееся развитием кислородного голодания организма (гипоксия циркулярного характера), гиповолемия (обезвоживание) в связи с длительным отсутствием приема воды и пищи, длительное лишение сна, истощающее компенсаторные механизмы, а также дыхательные расстройства, вызванные воздействием не индетифицированного химического вещества (веществ), которое, судя по материалам дела, приводило к быстрому выключению сознания.

Нахождение Карпова А. С. в бессознательном состоянии в положении сидя усиливало имевшиеся у него нарушения жизненно-важных функций организма, к которым могло присоединиться также нарушение проходимости дыхательных путей, усугублявших имевшуюся гипоксию.

Наступлению смерти Карпова А. С. способствовали выявленные при судебно-медицинском исследовании его трупа предшествующие (фоновые) хронические патологические изменения сердца (кардиомиопатия), головного мозга (неравномерный арахнофиброз) и печени (персистирующий гепатит), которые при жизни могли протекать без выраженных клинических проявлений, но которые снижали компенсаторные возможности организма к воздействию любого внешнего повреждающего фактора особенно печени, как одного из органов, выполняющих детоксикационную (обезвреживающую) функцию к противодействию токсического эффекта используемого химического вещества (веществ).

Многофакторный характер причины смерти Карпова А. С. исключает прямую причинно — следственную связь только между воздействием на его организм примененного газообразного химического вещества (веществ) и смертью.

В данном случае эта смерть носит опосредственный характер, поскольку объективных оснований считать, что в отсутствие других вышеперечисленных факторов только применение газообразного химического вещества (веществ) могло привести к смерти, не имеется.

Признаков механической асфиксии (аспирации рвотными массами) при исследовании трупа Карпова А. С. не установлено.

Состояние ранних посмертных изменений, зафиксированных пр осмотре трупа Карпова А. С. 26 октября 2002 года в 12 часов 45 минут, свидетельствует о том, что смерть его наступила около 6–9 часов 26 октября 2002 г.

5.При судебно-химическом исследовании внутренних органов из трупа Карпова А. С. каких-либо «нетипичных для человеческого организма химических веществ, продуктов их разложения (распада)» не установлено.

6. Данных об оказании Карпову А. С. медицинской помощи не имеется.

Подписи

26.3. Букера Сэнди Алана

Министерство здравоохранения РФ

Наименование учреждения – Бюро СМЭ КЗ Департамента

здравоохранения города Москвы

Адрес: пер. Сивцев Вражек, 12

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

(Экспертиза по материалам дела)

№ 182

11–20 марта 2003 г. на основании постановления следователя по особо важным делам Управления по расследованию бандитизма и убийств прокуратуры г. Москвы Бебчука А. Е. от 25 декабря 2002 г. в помещении Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы судебно-медицинская комиссия в составе:

Жарова В. В. – начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы, Заслуженного врача РФ, доктора медицинских наук, профессора (стаж работы по специальности более 40 лет, высшая квалификационная категория);

Алисевича В. И. – профессора кафедры судебной медицины РУДН, Заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук;

Дамир Е. А. – профессора кафедры анестезиологии и реаниматологии РМАПО, Заслуженного деятеля науки РФ, доктора медицинских наук;

Панова И. Е. – заместителя начальника Бюро судбно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы, кандидата медицинских наук (стаж работы по специальности свыше 40 лет, высшая квалификационная категория);

Василевского В. К. – заместителя начальника Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента здравоохранения города Москвы (стаж работы по специальности свыше 30 лет, высшая квалификационная категория);

Сиротинской Ф. З. – зав. отделом комиссионных судебно-медицинских экспертиз Бюро судебно-медицинской экспертизы Департамента города Москвы (стаж работы по специальности свыше 40 лет, высшая квалификационная категория)

произвела судебно-медицинскую экспертизу по материалам уголовного дела, возбужденного по факту смерти

БУКЕРА СЭНДИ АЛАНА 1952 года рождения

права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 82 УПК РФ, разъяснены, об ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ предупреждены

Эксперты (подписи, печать)

Вопросы, подлежащие разрешению при экспертизе, и другие разделы «Заключения» излагаются на следующих ___ листах

(печать, подпись)

К заключению комиссионной судебно-медицинской

экспертизы по уголовному делу, возбужденному по факту захвата заложников в помещении ДК АО «Мос-ковский подшипник» и смерти БУКЕРА СЭНДИ АЛАНА 1989 г.р.

На разрешение комиссии экспертов поставлены следующие вопросы:

1. Какие повреждения имеются на трупе. Их количество, локализация, давность и последовательность причинения, механизм образования и степень тяжести.

2. Чем могли быть причинены данные повреждения Букеру С. А., характеристика травмирующих предметов, направления раневых каналов.

3. Каково было возможным взаиморасположение нападавшего и потерпевшего в момент причинения повреждений.

4. Мог ли потерпевший причинить себе повреждения самостоятельно, в том числе и при падении с высоты собственного роста.

5. Мог ли потерпевший с указанными повреждениями передвигаться самостоятельно, совершать иные активные действия, разговаривать, кричать. Если да, то какие именно и какое время.

6. Прижизненно или посмертно были причинены повреждения.

7. Через какое время после причинения повреждений наступила смерть.

8. Какова давность наступления смерти. Причины смерти.

9. Принимал ли потерпевший незадолго до смерти пищу, алкоголь, наркотические вещества. Если да, то какие, в каком количестве и за сколько времени до смерти.

10. Каково состояние внутренних органов в момент проведения экспертизы. Имеются ли в организме потерпевшего следы нетипичные для человеческого организма следы химических веществ, их разложения, распада. Оказали ли данные химические вещества какое-либо влияние и воздействие на организм потерпевшего, причинили ли вред его здоровью, состоят ли в причинной связи со смертью потерпевшего.

11. Имеются ли на трупе признаки асфиксии. Если да, то каковы причины асфиксии. Могла ли асфиксия быть вызвана под воздействием химических веществ, в том числе и газообразных, состоят ли в причинной связи со смертью потерпевшего.

12. Имеются ли на трупе признаки каких-либо прижизненных хронических заболеваний. Если да, то каких именно. Находится ли указанное заболевание в причинной связи со смертью потерпевшего.

13. Имеются ли на трупе признаки иного прижизненного негативного воздействия на организм, стрессы, физическое истощение, голодание, обезвоживание, обездвиживание. Если да, то какие именно. Находятся ли негативные факторы воздействия в причинной связи со смертью потерпевшего.

14. Оказывалось ли потерпевшему незадолго до смерти какая-либо медицинская помощь. Если да, то какая именно и была ли медицинская помощь оказана правильно и в достаточном объеме, исходя из нормативных установленных требований при оказании подобной помощи.

Обстоятельства дела. Из постановления следователя по особо важным делам Управления по расследованию бандитизма и убийств Прокуратуры г. Москвы Бебчука А. Е. от 25.12.2002 г. следует:

23 октября 2002 г., примерно в 21 час, организованная группа вооруженных лиц захватила не менее 800 заложников в помещении ДК АО «Московский подшипник» по адресу: г. Москва, ул. Мельникова, 7 и удерживала их вплоть до 26 октября 2002 г., когда те были освобождены в результате специальной операции, проведенной правоохранительными органами. Однако, по завершению спец. операции, находившийся в числе заложников Буккер С. А., скончался. Потом по потерпевшему была проведена медицинская экспертиза. Однако представленная экспертиза эксперта не является достаточно полной для получения ответа на все поставленные вопросы. А также, учитывая необходимость дачи заключения по возникшим вопросам, требуется проведение дополнительной судебно-медицинской экспертизы, которая с учетом сложности дела должна носить комиссионный характер.

На экспертизу представлены материалы уголовного дела.

И с с л е д о в а н и е

Из протокола допроса Кругликовой В. В. от 9.12.2002г. «…На протяжении этих дней, когда мы были в заложниках, психологическое состояние было тяжелым. Было постоянное ощущение страха. Физическое состояние было удовлетворительным, но я чувствовала сердечную недостаточность. Есть не хотелось. Вода и соки были в недостаточном количестве. Я немного задремала. Потом моя сестра дала мне платок, чтобы закрыть лицо. Я услышала в зале слова: «Газ». После этого я также потеряла сознание. Очнулась уже в госпитале для ветеранов…»

Из протокола допроса Кругликовой А. С. от 16.12.2002г. «…К 26.10.02 я находилась в полусонном состоянии. Создавалось ощущение, что мне не хватало воздуха. За эти три дня я морально сильно устала и потеряла надежду на положительное разрешение сложившейся ситуации. 26.10.02г. я почувствовала запах газа. Я стала интенсивно вдыхать воздух, чтобы побыстрее потерять сознание и не видеть происходящего. После чего я уснула. Очнулась в ГВВ № 1, где и находилась до 28.10.02г…»

Из протокола допроса Гришина А. С. от 30.10.2002г. «…я уснул, т. к. был сильно уставший и хотел спать. Проснулся и увидел в зале дым желто-коричневого оттенка. Я, испугавшись, закрыл голову руками и прижал ее к коленям. Через некоторое время я услышал голос, который сказал: « Посмотрите! Все спят!» Я немного поднял голову и увидел, что многие люди находятся в неестественных позах, как будто потеряли сознание. После этого у меня стало темно в глазах и я потерял сознание…»

Из протокола допроса Фоттуфутдиновой И. А. от 30.10.2002г. «… Примерно в 5 часов утра, 26.10.2002г., я увидела, что справа и слева из проемов вентилятора пошли желтые клубы дыма. Я почувствовала едкий запах. Мое самочувствие в то время было почти бессознательным. Затем, я думаю, я потеряла ненадолго сознание. По пути на выход я ничего не видела. Я шла, как робот. На улице меня посадили в машину скорой помощи и отвезли в госпиталь № 1, где я пробыла до 28.10.2002г…»

Из протокола допроса УШАКОВА А. В. «…В ночь с 25.10.2002г. на 26.10.2002г. атмосфера в здании стала накаляться. В какое-то время, точно не помню, из нижнего угла возле сцены справа, я заметил появление облака бело-серого цвета со специфическим запахом. Примерно через 10 минут после появления облака серо-белого дыма, я потерял сознание. Очнулся уже в госпитале для ветеранов войны № 1 примерно в обед 27.10.2002г…»

Из протокола допроса Лапина П. В. от 17.12.2002г. «…К утру 26.10.2002г. я находился в полусонном состоянии, был физически ослаблен. Психологически очень сильно устал от сложившейся обстановки. Наблюдалось нервное перенапряжение. Думаю, что в похожем состоянии находились и другие заложники. Момент штурма я помню смутно. Помню, что почувствовал запах газа и потерял сознание. Сотрудник спецназа помог мне выйти на улицу и посадил меня в машину скорой помощи, которая отвезла меня в ГВВ № 1…»

Из протокола допроса Скопцовой Н. В. от 17.12.2002г. «…Накануне штурма физическое состояние у меня было удовлетворительное, хотя настроение- подавленное. До теракта никакими хроническими заболеваниями я не страдала. Момент, когда в помещение стал поступать газ, я помню хорошо. Я дышала через платок. Потом я потеряла сознание и очнулась, когда услышала рядом с собой голоса. На скорой помощи меня доставили в госпиталь для ветеранов войны, где я пробыла до 27 октября 2002г…»

Из протокола допроса Ребровой А. А. от 26.10.2002г. в помещении 1 реанимационном отделении ГКБ № 64 «…я уснула. Спустя какое-то время, точно не помню, кто-то крикнул: «Газ!».Что происходило дальше, я не помню…и пришла в себя уже в скорой помощи, которая доставила меня в больницу…»

Из протокола допроса Ребровой А. А. от 29.10.2002г. «…я услышала от одного из террористов: «Газы!». Я накрылась пальто и пригнулась к полу. Потом я потеряла сознание и очнулась уже в больнице. Сразу после освобождения меня поместили в реанимационное отделение, из которого меня перевели в общую палату только 28 октября сего года…»

Из протокола допроса Свиридова Н. Г. от 26.10.2002г. «…кто-то крикнул «Газ!». И что происходило далее, я уже не помню. Очнулся уже в больнице…»

Из протокола допроса Свиридова Николая Геннадиевича от 29.10.2002г. «…Самого освобождения я не помню, т. к. в этот момент спал, а потом сразу потерял сознание. Очнулся только в больнице…»

Из протокола допроса Аракелян А. А. от 30.10.2002г. «…Примерно в 5 часов 26.10.2002г. утра я увидела, как в зале начал появляться белый1 дым. Дым шел откуда-то сверху. Я точно не поняла. Через минуту я потеряла сознание. Очнулась в больнице № 84 примерно в 10 часов утра. Сначала я не понимала, что происходит, где я нахожусь. Потом постепенно вспомнила, что произошло…»

Из протокола допроса Резеповой Е. А. от 30.10.2002г. «…После газовой атаки я уснула, меня вывели из зала бойцы спецназа. В госпитале мне сделали укол и отпустили домой…»

Дополнительный допрос от25.12.2002г. «…Примерно в 11 часов меня выпустили из госпиталя, и мне никто не предлагал ложиться на стационарное лечение».

Из протокола допроса Зайцороманка от 20.11.2002г. «…Ранним утром 26.10.2002г. я увидела в зале дымовую завесу, которая направлялась по залу со стороны сцены. Запах газа я не почувствовала. Я закрыла лицо одеждой и сразу же потеряла сознание. В себя я пришла в машине скорой помощи. Я была доставлена в детскую ГБ № 15, где находилась примерно 15 минут. Затем я была выписана. До захвата меня в качестве заложницы, я никакими болезнями не страдала. Во время моего нахождения в качестве заложницы в зале, я чувствовала себя обреченной, готовилась к смерти. Физически я чувствовала себя удовлетворительно…»

Из протокола допроса Рудберг А. А. от 30.10.2002г. «…Главарь крикнул: «Газы!» Я сидела согнувшись, голова – между колен. Накрывшись кофтой, я держала за руку парня, сидящего рядом со мной и почувствовала, что у него онемела и упала рука. При этом в зале раздавались хрипы. Мне показалось, что в таком положении я просидела очень долго. Я решила выбираться. Я решила выйти, но тут я потеряла зрение и упала на колени. Нас повели к выходу и посадили в скорую помощь…»

Из протокола допроса Барановской Е. В. в помещении палаты 514 терапевтического отделения ГКБ № 7 от 27.10.2002г. «…Мы с мужем 23.10.2002г. в 19.00. пошли туда. Как я вышла из помещения, я не знаю, т. к. потеряла сознание. Почувствовала аромат и, после этого, перестала что-либо понимать…»

Из допроса Горохолинского С. А. от 27.12.2002г. «…В 18.30., 23.10.2002г., вместе с супругой, Горохолинской Юлией Евгеньевной, я приехал в театральный центр…В 5 часов утра, 26.10.2002г., в зале запахло газом. Я уснул. Жена находилась рядом. Я попытался закрыть ей голову руками, после чего я очнулся в больнице…»

Из протокола допроса Михайловой Елены Викторовны от 28.10.2002г.в помещении палаты № 514 ГКБ № 13.«…Мой муж, Михайлов Максим Альбертович, 23.10.2002г. приехал вместе со мной на представление. Где находится мой муж в настоящее время, я не знаю. Последний раз я видела его во время газовой атаки.В ночь на 26.10.2002г. я спала. В себя я пришла в больнице…»

Из протокола допроса Ольховникова Ю. Н. от 28.10.2002г.в помещении ГКБ № 13. «…23.10.2002г. на представление мюзикла… я пришел вместе с женой, сыном, дочерью. Моя жена находится в настоящее время в больнице для ветеранов Великой войны. Сын, Ольховников Сергей Юрьевич, находится в ГКБ № 13. Дочь, Ольховникова Дарья Юрьевна, погибла. Примерно в 5 часов утра я почувствовал запах газа. Газ был желтоватого цвета, и я понял, что скоро будет штурм. Я успел намочить носовой платок водой, зажал рот платком моему сыну. Выстрелов я никаких не слышал и потерял сознание. В себя пришел только в больнице…»

Из протокола допроса Летяго Н. П. от 01.11.02г.: «…Летяго Александра Николаевна, 16 июля 1989 года рождения, является моей дочерью… Я узнал… что моя дочь и бывшая жена стали заложниками в руках вооруженных чеченских террористов… 27 октября 2002 г… нашел труп… дочери… в морге № 2…»

Из протокола допроса Губаревой С. Н. от 06.11.02 г.: «…Я являлась заложницей с 23 по 26 октября 2002г. в здании ДК АО «Московский подшипник»… находилась вместе с дочерью Летяго Александрой Николаевной… Моя дочь была доставлена в 1 ГКБ, где она скончалась 26 октября 2002г…»

Из показаний сотрудника МЧС Крылова В. С. «…26.10.2002г. было сообщено, что здание ДК взято штурмом и нужно идти в здание и выносить пострадавших. Я имел при себе носилки. Вместе с другими военнослужищими я прошел в здание на третий этаж, откуда стал выносить на носилках пострадавших, которые были живы, но находились в бессознательном состоянии. Я выносил их на улицу, где у входа к зданию находились машины скорой помощи. Врачи забирали с носилок пострадавшего, после чего я возвращался на третий этаж. Затем у входа здания вместо машин скорой помощи оказались автобусы, в которые я вносил и размещал пострадавших. По моему мнению помощь пострадавшим была организована правильно и своевременно. На входе я видел врачей, которые делали пострадавшим уколы…»

Из показаний сотрудника МЧС Пшеницына М. В. «…26.10.2002г. поступила команда выдвинуться в здание ДК. Наша задача была – скорейшая эвакуация из здания ДК пострадавших. Эвакуировал в первую очередь живых, которых при выносе передавал медикам. Хочу добавить, на пятерых людей, находящихся в ДК, показали, как на трупы…»

Из показаний сотрудника МЧС Бахарева В. Л. от 26.10.2002г. «…Мы получили приказ выдвинуться к зданию ДК. Командир батальона приказал брать носилки и эвакуировать пострадавших из здания ДК в машины скорой помощи. С полной уверенностью могу сказать, что все эвакуированные мною люди были живые, т. к. их состояние определяли медики. Они же делали им какие-то инъекции…»

Из показаний сотрудника МЧС Чикина А. Ю. «…26.10.2002г. нам поступила команда на выдвижение к зданию ДК. Войдя в здание, мы приступили к выносу пострадавших. Кого выносить – мне говорили медики…»

Из показаний сотрудника МЧС Кучман П. В. «…26.10.2002г. нас подняли по тревоге и мы выехали к зданию ДК. По прибытию на место поступил приказ: брать носилки и выносить пострадавших из здания. После выноса, пострадавших размещали на площадке перед ДК, где медики оказывали им помощь. Они делали им какие-то инъекции, скорее всего – антидот. Нехватки персонала не ощущалось. По моему мнению работа по эвакуации была организована должным образом…»

Из показаний сотрудника МЧС Кучаева Р. Ф. «…26.10.2002г., в начале восьмого утра, мы прибыли из центра спасения на место происшествия. Был проведен инструктаж, из которого было ясно, что произошел штурм и был применен газ. В мои задачи входила эвакуация пострадавших из ДК на носилках. Сначала я эвакуировал людей с третьего этажа ДК, после чего – с первого. На мой взгляд операция по спасению шла быстро, слажено между различными ведомствами. При выходе из ДК пораженным оказывалась первая медицинская помощь: укол, массаж сердца, искусственное дыхание. После чего мы относили их к автобусам и скорым помощам, куда и размещали…»

Из показаний сотрудника МЧС Прошкина А. В. «…В начале восьми часов утра 26.10.2002г., я прибыл на место происшествия. Я начал эвакуировать пораженных людей из ДК в фойе первого этажа. Некоторых людей мы размещали на крыльце. Некоторых относили напрямую в автобусы и кареты скорой помощи, которые подходили бесперебойно. Людей эвакуировали на медицинских носилках. Медицинских работников, на мой взгляд, хватало. Медицинские работники вкалывали какие-то лекарства потерпевшим. На мой взгляд, операция шла быстро, бесперебойно. Наблюдалась слаженность между сотрудниками различных ведомств. Операция по эвакуации бывших заложников из ДК шла около часа…»

Из показаний сотрудника МЧС Белан Е. А. «…Около семи часов утра 26.10.2002г. я, в составе группы, прибыл на место по сигналу. Мы стали брать носилки и эвакуировать пораженных из ДК, которых размещали на крыльце перед ДК. Операция по эвакуации шла слаженно. Медицинские сотрудники вкалывали потерпевшим неизвестные мне вещества, потом их переносили в автобусы и кареты медицинской помощи, которые находились на территории ДК. Непосредственную эвакуацию заложников я осуществлял с третьего этажа ДК. На месте происшествия, на мой взгляд, было достаточно сотрудников медицинской службы для оказания первой помощи пострадавшим…»

Из показания сотрудника МЧС Кабанова Н. Н. «…К месту событий, т. е. к зданию ДК, я приехал уже после штурма, т. е. утром 26.10.2002г. У главного входа, куда выносили из здания ДК заложников, работало много медицинских работников, транспорт. Я имею ввиду – автобусы и машины скорой помощи работали оперативно. Каких-либо сбоев в их движении, я не видел. Наши действия координировали сами врачи, т. е. они нам показывали, кого можно доставлять в автобусы и машины скорой помощи. В целом, я считаю, что операция по эвакуации заложников из здания ДК прошла успешно и быстро…»

Из показаний сотрудника МЧС Акулова А. М. «…26.10.2002г., в семь часов утра, поступила команда выдвинуться к зданию ДК. Примерно в 7.15 мы прибыли в ДК. Я дал команду личному составу взять медицинские носилки, и мы побежали к зданию ДК. Поднялись на второй этаж и принялись за эвакуацию заложников. При эвакуации на первом этаже нас ждали медицинские работники, которые вводили антидот. После этого мы выносили пострадавших на улицу, где медицинские работники смотрели состояние пострадавших и, в зависимости от состояния, указывали, куда пострадавших относить: в автобусы или в кареты скорой помощи. Вся операция по эвакуации пострадавших из здания ДК длилась примерно 40–60 минут…»

Из показаний сотрудника МЧС Антонюк М. С. «…26.10.2002г., примерно в 7 часов утра, я с другими прибыл в ДК. Мы взяли медицинские носилки и выдвинулись в ДК. Я и другие перекладывали пострадавших на носилки и выносили их на улицу. Там мы передавали пострадавших в руки медицинского персонала, где им оказывалась медицинская помощь на крыльце, в машинах скорой помощи, в автобусах, куда и грузились пострадавшие. Я считаю, что работа по эвакуации пострадавших была организована нормально. Все службы работали дружно. Всех выносимых пострадавших передавали медицинским работникам, и они делали уколы…»

Из показаний сотрудника МЧС Шмидаль А. В. «…26.10.2002г., в 7 часов утра, по команде, я и другие приехали к ДК, где по команде взяли медицинские носилки и побежали к зданию ДК, где поступила команда подниматься на третий этаж. Я поднялся на этаж, и там нам на носилки клали пострадавших спасатели, и мы спускали людей на первый этаж, где нас встречали медицинские работники. Они оказывали помощь пострадавшим: проверяли пульс, делали укол и потом относили в скорую помощь или в автобус в зависимости от того, где было место и по указанию старших медицинских работников…»

Из показаний сотрудника МЧС Куливовича А. А. «…Примерно в 7 часов утра 26.10.2002г. нас подняли по тревоге, и поступила команда двигаться к зданию ДК. Через 10 минут мы прибыли на улицу Мельникова. Там нам сказали, чтобы мы брали носилки и шли в здание. Когда мы вошли в здание, сотрудник МЧС сказал нам, чтобы мы поднимались на третий этаж. Всех пострадавших мы передавали сотрудникам скорой помощи. Как мне показалось, машин скорой помощи было достаточно…»

Из показаний сотрудника МЧС Шарко А. И. «…Ко времени прибытия группы, большинство пострадавших, находившихся в партере, были эвакуированы и размещены в фойе первого этажа и на площадке перед зданием ДК. В процессе эвакуации спасателями при необходимости проводился комплекс реанимационных мероприятий без медикаментозного вмешательства: искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, большинство которых заканчивались положительным эффектом. Пострадавшим также делались уколы налаксона…»

Из показаний сотрудника МЧС Погарова С. Н. «…Войдя в ДК, я увидел множество людей, находившихся в бессознательном состоянии. Сотрудники МЧС, спецназовцы и сотрудники службы спасения г. Москвы выносили сначала людей в фойе, а когда оно переполнилось,— на улицу. Там ими занимались медики. Я видел, как медики делали уколы, искусственное дыхание и другие первоочередные действия для правильного спасения заложников. Применялись трубки для дыхания. Живых отделяли от мертвых и выносили из зала в первую очередь…»

Из показаний сотрудника МЧС Сухомлинова А. А. «…Сотрудники специального подразделения эвакуировали заложников, находящихся в бессознательном состоянии. В зале находилось множество заложников. Практически все находились в бессознательном состоянии. Те, кто был в сознании, пребывали в состоянии кислородного голодания. На границе очага работали врачи, которые делали заложникам инъекции налаксона, искусственную вентиляцию легких и другие меры необходимые при оказании первой помощи пострадавшим. На, площадке, перед домом ДК, сотрудниками ДПС было организовано беспрепятственное передвижение машин скорой помощи и автобусов. Поэтому перерыва в работе не было…»

Из показаний сотрудника МЧС Копканщикова Р. В. «…С балкона на первый этаж эвакуировали пострадавших. В полуобморочном состоянии с балкона была вынесена женщина, которая была передана медицинским работникам. Двое из пострадавших, которых я выносил, показались мне мертвыми. В фойе первого этажа женщины в комуфляжной форме делали уколы пострадавшим…»

Из протокола врача СС и НМП Прохорова А. Н. от 20.02.03 г.: «…26 октября 2002 г. примерно в 7 часов утра мы прибыли к месту назначения… в нашу машину поместили троих пострадавших… Осмотр пострадавших проходил во время движения машины в больницу. В результате осмотра двум мужчинам была констатирована смерть, так как были выявлены все признаки биологической смерти, эти признаки мною были вписаны в карту вызова на каждого пострадавшего… умерший был мужчина, около 60 лет, плотного телосложения… работникам трупоперевозки переданы сопроводительные листы с констатацией смерти…»

Из протокола допроса СС и НМП Юшкина П. Е. от 18.02.02 г.: «… 26.10.2002 г бригада получила… вызов… к ДК… подъехав… приблизительно в 7 часов утра в нашу машину сразу поместили … двух мужчин… По ходу следования в больницу также были осмотрены двое мужчин, один лет 60… У первого пострадавшего документы отсутствовали. Врач этих двух мужчин осмотрел, после осмотра была констатирована их смерть… мы передали два трупа с сопроводительным листом о констатации их смерти…»

Из ксерокопии карты вызова скорой медицинской помощи № 785129 от 26.10.02 г. в 8–30: «лежит на полу машины… Сухожильные рефлексы не определяются. Трупное окоченение не выражено. Трупные пятна не определяются. Зрачки равные, расширены, корнеальные рефлексы, реакция на свет не определяются. Симптом «кошачьего зрачка» (+), активные дыхательные движения, сердцебиение, пульс на магистральных артериях, артериальное давление не определяются. Кожа холодная. Видимые признаки насильственной смерти не определяются. Давность смерти определить не представляется возможным. Диагноз: смерть до «03». Вероятной причиной смерти – отравление неизвестным газом…»

Из карты регистрации вывоза № 06836 (служба перевозки трупов) от 26.10.02 г. следует, что смерть Букера С. А. констатирована 26.10.02 г.

Из протокола осмотра трупа, составленного 26.10.02 г. следователем Измайловской МРП г. Москвы Сучковой В. В., с участием судебного медика Долгова С. О., известно, что «… труп неизвестного мужчины доставлен в 11 танатологическое отделение Бюро СМЭ КЗ г. Москвы «службой по перевозке умерших и погибших граждан СС и НМП», На момент осмотра труп мужчины находится в положении лежа, на спине на каталке, в секционном отделении. На трупе одета следующая одежда. Джемпер… который на туловище поднят до уровня верхней трети груди, ткань его задней поверхности влажная с наложением серого грунта в небольшом количестве. Брюки… застегнуты и спущены до уровня верхней трети бедер… плавки… носки… Левый ботинок-кроссовок… Правый ботинок отсутствует. Порядок вещей не нарушен… Кожные покровы бледно-сухие, умеренно эластичные, на ощупь в области естественных складок тела чуть тепловатые, на остальном протяжении холодные. Мускулатура развита умеренно. Трупное окоченение слабо выражено в мышцах верхних конечностей, в жевательных мышцах, мышцах шеи и нижних конечностей выражено хорошо. Трупные пятна сине-фиолетовые, крупноостровчатые, располагаются на задней поверхности шеи, туловища и конечностей, за исключением мест непосредственно прилегающих к поверхности секционного стола, при надавливании на них пальцем исчезают и восстанавливают свой цвет через 1 минуту 25 секунд. Температура трупа в прямой кишке +32 град.С при температуре воздуха на уровне трупа +21 град.С. При ударе металлической пластиной по передней поверхности левого плеча образуется валик мышечного окоченения, ощутимый на ощупь. Трупные явления зафиксированы на 15:25 26.10.02 г… Повреждения. На границе лобной и теменной областей справа, на 3 см правее средней линии на 8 см выше края надбровной дуги, поперечно располагается овальной формы ссадина 4×3 см с неровными четкими границами и темно-красной западающей поверхностью без чешуек слущенной надкожицы. Мягкие ткани на уровне ссадины не припухшие. Каких-либо других повреждений … не обнаружено. При надавливании на трупное пятно пальцем в 16 ч 10 мин, оно исчезло и восстановило свой цвет через 1 мин 40 сек. Температура трупа в прямой кишке +30 град.С…»

Из заключения эксперта № 2526 от 26.10.02 г. СМЭ Долгова С. О. (морг № 11): «Труп доставлен в 11 танатологическое отделение «Службой по перевозке умерших и погибших граждан СС и НМП» 26.10.02 г. в 10–14, сопроводительный лист № 06836…»

НАРУЖНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. С трупа снята и исследована одежда. Джемпер… который на туловище был поднят до уровня верхней трети груди, ткань его задней поверхности влажная с наложением серого грунта в небольшом количестве. Брюки… застегнуты и спущены до уровня верхней трети бедер… Плавки… Носки… Левый ботинок-кроссовок,… Правый ботинок отсутствует. Порядок вещей не нарушен… повреждений не выявлено…

ПОВРЕЖДЕНИЯ. На границе лобной и теменной областей справа, на 3 см правее средней линии, на 8 см выше края надбровной дуги, поперечно располагается овальной формы ссадина 4×3 см с неровными четкими границами и темно-красной западающей поверхностью без чешуек слущенной надкожицы. Мягкие ткани на уровне ссадины не припухшие, в подкожной жировой клетчатке соответствует темно-красное блестящее кровоизлияние по типу пропитывания толщиной не более 0,5 см.

ВНУТРЕННЕЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. Мягкие ткани головы бледно-серовато-розоватые, влажные, блестящие, без кровоизлияний. Височные мышцы серо-розоватые, без кровоизлияний. Кости свода и основания черепа целы. Твердая мозговая оболочка не напряжена, бледно-синюшно-сероватая, в синусах ее жидкая темно-красная кровь. Мягкие мозговые оболочки полупрозрачные, с полнокровными сосудами, на выпуклой поверхности полушарий приподняты над мозгом скоплением небольшого количества прозрачной жидкости, на остальном протяжении плотно прилежат к веществу мозга, в области межполушарной щели утолщены, белесоваты, на остальном протяжении тонкие гладкие блестящие. Миндалины мозжечка с подчеркнутой талией, смыкаются между собой. Полушария головного мозга симметричные, извилины узкие, борозды глубокие. Цистерны мозга несколько расширены, сосуды основания головного мозга сформированы правильно, внутренняя оболочка их с множественными светло-серыми, не крупными, плотно эластичными бляшками, просвет их на разрезе зияет. Вещество мозга на ощупь плотное, на разрезах с сохраненным симметричным рисунком, с хорошо выраженной границей между серым и белым веществом, нож не прилипает к поверхности разреза, подкорковые узлы, мозжечок и продолговатый мозг без очаговых изменений, желудочки мозга незначительно расширены, в них прозрачная, слегка желтоватая жидкость, внутренняя оболочка желудочков гладкая блестящая, сосуды ее полнокровные… Гипофиз мягкоэластичный, на разрезе синюшно-серый, без кровоизлияний… Толщина подкожной жировой клетчатки на уровне грудины – 1,5 см, на уровне передней брюшной стенки 3,5 см… В брюшной и плевральных полостях, а также в полости сердечной сорочки крови и спаек нет. В полостях имеются следы прозрачной светло-желтой жидкости, листки сердечной сорочки, пристеночная плевра и брюшина бледно-серые, влажные, блестящие. Легкие занимают две трети плевральных полостей. Петли кишечника не вздуты. Мышцы шеи, туловища и конечностей темно-красные. Кровоизлияний в мягких тканях шеи не обнаружено. Язык обложен белесоватым налетом, слизистая языка с хорошо выраженными сосочками, мышцы языка на разрезе серо-бурые, без рубцов, кровоизлияний в слизистую оболочку и мышцы языка не обнаружено. Слизистая носоглотки синюшно-серая, гладкая, блестящая. Вход в гортань и глотку свободны, слизистая их и надгортанника бледно-серая, тонкая, гладкая, блестящая, без кровоизлияний и повреждений. Слюнные железы мягкоэластичные, бледно-серые, дольчатые. Подъязычная кость, хрящи гортани и их рожки целы, мягкие ткани вокруг них без кровоизлияний. Щитовидная железа с хорошо выраженным перешейком и долями по 5×2×1 см, на разрезе темно-красная, зернистая. Яремные вены умеренно полнокровные. Лимфоузлы шеи до 1×1×0,5 см, мягкоэластичные, темно-серые, однородные, сочные. Сонные артерии проходимы, внутренняя оболочка их с множественными плоскими плотными серовато-белесоватыми бляшками. Пищевод проходим, слизистая его синюшно-серая, слабо складчатая. Слизистая гортани бледно-серовато-розоватая, гладкая, блестящая, голосовая щель зияет. В просвете трахеи и крупных бронхов следы полупрозрачной светло-серой слизи, слизистая их бледно-серая, гладкая, блестящая. Ветви и ствол легочной артерии проходимы, внутренняя оболочка их тонкая, гладкая, блестящая… Легочная плевра тонкая, гладкая, блестящая, без кровоизлияний. Легкие на ощупь умеренно воздушные, на разрезе в передних отделах розовато-красные в задних темно-сине-красные, с выраженным серым сетчатым рисунком, с поверхности разреза стекает небольшое количество мелкопенистой розоватой жидкости, из перерезанных сосудов выделяется жидкая темно-красная кровь. Стенки мелких бронхов утолщены, на разрезе зияют и выступают над поверхностью разреза до 0,1–0,2 см. Клетчатка переднего средостения без каких-либо изменений. Сердце неправильно коническое: 11,5×10×5 см, верхушка закруглена, наружная оболочка тонкая, прозрачная, блестящая, под ней большое количество жировой ткани по ходу слегка извитых сосудов. На ощупь плотноватое. Внутренняя оболочка венечных артерий с плотными серовато-белесыми бляшками, суживающими просвет до 25%. Тип кровоснабжения сердца правый. Ушки предсердий свободны. Внутренняя оболочка сердца бледно-серая, полупрозрачная, гладкая, створки клапанов тонкие, гладкие, блестящие, не сращены, хорды тонкие, длинные. Сосочковые и трабекулярные мышцы увеличены в объеме. В полостях сердца жидкая темно-красная кровь. Периметр аортального клапана – 6,1 см, над аортальным клапаном – 6,5 см, легочной артерии – 6,1 см, двустворчатого клапана 11,1 см, трехстворчатого – 12,5 см. Толщина мышцы левого желудочка 1,5 см, правого 0,3 см. Мышца сердца серо-красная однородная. Периметр аорты на уровне аортального отверстия диафрагмы – 4 см. Внутренняя оболочка аорты, чревного ствола и его ветвей, почечных и брыжеечных артерий бледно-желтая с единичными плоскими плотными серовато-белесоватыми бляшками. Просвет нижней полой вены пуст, периметр ее 6,3 см, внутренняя оболочка бледно-серая, гладкая, блестящая. Надпочечники листовидные, на разрезе с желтым корковым и буровато-коричневым мозговыми слоями. Почки по 15×6×4 см, дрябловатые, с легко снимающейся капсулой, с гладкой поверхностью, на разрезе с выраженным рисунком строения, кора – серовато-красная, пирамиды синюшно-красные. Чашечки, лоханки, мочеточники проходимы, слизистая их бледно-серая гладкая, блестящая, без кровоизлияний. В мочевом пузыре около 150 мл мутноватой светло-желтой мочи, слизистая его с хорошо выраженным трабекулярным рисунком, блестящая. Предстательная железа 5×4×4 см, плотноэластичная, бледно-серая, волокнистая… Яички 5×4×4 см, мягкоэластичные, серо-желтые, без каких-либо изменений. Желудок ретортообразный, в нем коричневато-зеленоватая полужидкая слизь, слизистая его бледно-серая, с выраженной продольной складчатостью, без кровоизлияний. Желчные пути проходимы, в желчном пузыре 30 мл густой темно-зеленой желчи, слизистая его бархатистая… Слизистая 12-перстной кишки поперечно-складчатая, блестящая, слегка прокрашена желчью. Брыжейка тонкой кишки без кровоизлияний и повреждений. В тонкой кишке – зеленовато-желтоватое полужидкое содержимое. В толстой кишке – полуоформленные коричневатые каловые массы, слизистая кишечника на всем протяжении серая, складчатая, блестящая, серозная оболочка прозрачная гладкая блестящая… Печень 28×18×12×8,5 см, дрябловатая, передний край слегка закруглен с гладкой полупрозрачной капсулой, на разрезе красно-коричневая со слабо выраженным желтоватым оттенком, границы долек плохо различимы. Внутренняя оболочка воротной вены, тонкая, серая, гладкая, блестящая. Селезенка 12×8×3 см, с гладкой капсулой, дрябловатая, темно-вишневая, в соскобе кровь. Поджелудочная железа 17×3,5×2 см, расположена забрюшинно в виде мягкоэластичного тяжа, на разрезе синюшно-красноватая, с выраженной среднедольчатой структурой строения, междольковые промежутки резко полнокровны и расширены за счет жировой ткани. Лимфоузлы брюшной полости и полости малого таза 2×1×1 см, мягкоэластичные, серо-черные, однородные, сочные. Грудина, ребра, позвоночник, кости конечностей и таза целы. От полостей и органов трупа посторонних запахов не ощущалось.

СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЙ ДИАГНОЗ. Внезапная сердечная смерть (I 46.1) на фоне шока смешанного генеза (R 57,9) (гипоксия, адинамия, гиповолемия, психоэмоциональный стресс, гипогликемия) с выраженными нарушениями микроциркуляции в органах и тканях: резкое полнокровие внутренних органов, жидкое состояние крови.

Нестенозирующий коронаросклероз, ожирение эпикарда. Стеатоз печени, лимпоматоз поджелудочной железы. Слабо выраженный атеросклероз аорты. Ссадина на лице…

… протокол опознания трупа, составленный 28.10.02 г ст. следователем Измайловской МРП г. Москвы Касимовым Х. М., неизвестный мужчина опознан как Сэнди Алан Букер…

… в крови от трупа установлено, что кровь относится к группе АВ (II)…

… в крови и моче от трупа этиловый, метиловый, пропиловые спирты не обнаружены…

…в крови глюкоза составляет 9,7 ммоль/л (норма 3,5–5,8 ммоль/л). В крови концентрация мочевины составляет 8,4 ммоль/л (норма 2,5–8,9 ммоль/л). В печени гликоген составляет 1,8% сырого веса вещества (норма 3-10%), в скелетной мышце и миокарде гликоген не обнаружен…

… заключение судебно-гистологического исследования № 15236: циркуляторные нарушения в органах: отек фиброзной мягкой мозговой оболочки, ткани сердца, легких, печени, почки, отек коры головного мозга и мелкие «свежие» периваскулярные кровоизлияния в коре и подкорковой области больших полушарий, отек легких и многочисленные интраальвеолярные кровоизлияния, резкое полнокровие органов, стазы и агрегация эритроцитов в сосудах органов. Дистелектазы, очаги острой эмфиземы. Кардиомиопатия с нестенозирующим с липосклерозом коронаросклерозом, неравномерным умеренным склерозом интрамуральных артерий, спазмом артерий, периваскулярным, очаговым кардиосклерозом, очагами склероза эндокарда, липоматоза стромы миокарда, повреждениями и фрагментацией полиморфных кардиомиоцитов. Артериоартериолосклероз, вакуольная дистрофия эпителия проксимальных канальцев почки. Склероз портальных трактов печени, распространенная вакуольная дистрофия, диссеминированный стеатоз гепатоцитов…

… в крови не обнаружены этиловый, метиловый, пропиловые спирты

Ввиду сложности случая, для определения причины смерти, данные судебно-медицинского исследования трупа Сэнди Алан Букер, 49 лет, направляются в отдел комиссионных экспертиз Бюро СМЭ КЗ Москвы»

Из заключения эксперта (судебно-гистологическое исследование) № 15236 от 15.11.02г.:

Просмотрено 12 препаратов, окрашенных гематоксилином-эозином.

Головной мозг представлен корой, подкорковой областью больших полушарий, стволом. В среде коры видна разволокненная, собранная в складки утолщенная фиброзированная мягкая оболочка. Расширены, полнокровны сосуды оболочки мозга, стазы и аггрегация эритроцитов отмечены во многих сосудах. В коре и подкорковой области немногочисленные периваскулярные кровоизлияния без клеточной реакции со стороны ткани мозга. Хорошо видны в ткани мозга периваскулярные, перицеллюлярные пространства, в коре отмечены отдельные мелкие парапластические тельца. Стенки только артерий оболочки умеренно кольцевидно утолщены, склерозированы.

Коронарная артерия пуста, просвет сужен до 1/3, отмечены очаги липосклероза интимы. Полнокровны резко и неравномерно расширенные сосуды прилежащего эпикарда, стазы эритроцитов в капиллярах.

Сердце (4 препарата) – на протяжении срезов расширены, полнокровны сосуды эпикарда, отечного миокарда, больше полнокровны вены, стазы и аггрегация эритроцитов отмечены и в венах и в капиллярах стромы миокарда. Интрамуральные артерии неравномерно умеренно кольцевидно утолщены, склеротированы, просветы слабо сужены, но в отдельных артериях пикнотичные ядра эндотелия периориентированы в виде частокола, просветы не видны. Вокруг сосудов и среди умеренно неравномерно гипертрофированных, очагово атрофированных волокон отдельные лимфоциты, клетки жировой клетчатки, отечен слабо очагово утолщенный, склерозированный эндокард. Распространен отек, видны очаги атонии, волнообразной деформации, фрагментации, гиперэозинофилии волокон.

Легкие – на протяжении 2-х срезов с полнокровными расширенными сосудами, стазы и аггрегация, сладжирование эритроцитов во многих сосудах, пусты единичные расширенные концевые бронхиолы, их стенки без склеротических и воспалительных изменений, отечны строма, плевра, строма очагово склерозирована вокруг сосудов, бронхиол. В резко и неравномерно расширенных альвеолах с тонкими, очагово истонченными межальвеолярными перегородками многочисленные очаговые кровоизлияния, слабое неравномерное количество розоватых гомогенных масс.

Печень с полнокровными венами, остальные сосуды малокровны, равномерно расширены перисинусоидальные пространства, отечны портальные тракты, капсула. Портальные тракты умеренно неравномерно расширены, склерозированы, четко ограничены от паренхимы, умеренно неравномерно инфильтрованы лимфоцитами, плазматическими клетками. Распространена вакуольная дистрофия, виден среднекапельный диссеминированный стеатоз, отмечены очаги просветленных гепатоцитов в перипортальных зонах.

Почка с равномерно полнокровными сосудами, стазы эритроцитов в капиллярах клубочков, артериолах, венулах, отечная строма без склеротических и воспалительных изменений. Стенки артерий, артериол слабо утолщены, склерозированы, пусты канальцы, распространена вакуольная дистрофия эпителия проксимальных и прямых канальцев…»

ДАННЫЕ ПОВТОРНОГО ГИСТОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Легкие – резко выраженное острое венозное полнокровие, выраженные микроциркуляторные нарушения: резкое полнокровие капилляров, диапедезные кровоизлияния, в большинстве случаев – внутриальвеолярные кровоизлияния (нередко значительные), во многих альвеолах также отечная жидкость, слущенные альвеоциты. Очаги острой эмфиземы и ателектазов. Бронхоспазм, часто в просвете бронхов, наряду со слущенным эпителием, много эритроцитов.

Печень – выраженное острое венозное полнокровие в сочетании с разной степенью выраженности (чаще крупнокапельной) жировой дистрофией гепатоцитов. Очаговый жировой гепатоз с очаговой лимфомакрофагальной инфильтрацией портальных трактов.

Почка – резко выраженное острое венозное полнокровие и тяжелые микроциркуляторные нарушения коры и мозгового вещества. Гидропичекая дистрофия и некроз эпителия извитых канальцев. Слабо выраженные склероз стромы, стенок отдельных мелких артерий, гиалиноз отдельных клубочков.

Сердце – острое венозное полнокровие с неравномерным кровенаполнением артериальных сосудов и капилляров (от полнокровия до очагов малокровия). Рассеяные очаги миолиза и утраты поперечной исчерченности миоцитов. Отек стромы. Нестенозирующий коронаросклероз, очаговый артерио- и миокардиосклероз, очаговый склероз париетального эндокарда, очаговая гипертрофия миокарда.

Головной мозг – острое венозное полнокровие, микроциркуляторные нарушения, периваскулярные кровоизлияния, выражен отек; склероз стенок отдельных мелких артерий вещества мозга, выраженный арахнофибоз с очагами продуктивного воспаления (хронический арахноидит).

Гистологическое исследование выявило: острое общее венозное полнокровие, распространенные тяжелые микроциркуляторные нарушения, дистрофические изменения миокарда, печени и почек, хронический арахноидит; признаки гипертензии большого круга кровообращения.

Препараты консультированы заведующим кафедры патологической анатомии МГСМУ д.м.н. профессором Зайратьянцем О. В. и заведующей судебно-гистологическим отделением Бюро СМЭ г. Москвы к.м.н. Сергеевой Л. А. 13.03.03 г.

В Ы В О Д Ы

На основании изучения представленных материалов дела и медицинских документов, в т. ч. заключения эксперта № 2526 от 26.10.02 г., составленного с использованием дополнительных (судебно-химического, биохимического и гистологического) методов исследований, в соответствии с поставленными вопросами комиссия судебно-медицинских экспертов пришла к следующим выводам:

1. При судебно-медицинском исследовании трупа Букера С. А. была обнаружена ссадина 4×3 см на границе лобной и теменной областей справа с кровоизлиянием в подкожно-жировую клетчатку.

Это повреждение могло образоваться незадолго до смерти или в агональном периоде от скользящего воздействия твердого тупого предмета, не исключается в условиях падения; при жизни эта ссадина относится к непрчинившим вреда здоровью.

Смерть Букера С. А. с ней не связана.

2. Незадолго до наступления смерти Букер С. А. не употреблял алкоголь или наркотические вещества, о чем свидетельствует отрицательный результат судебно-химического исследования крови, мочи и внутренних органов.

3. при судебно-медицинском исследовании трупа Букера С. А. в полости желудка была обнаружена коричневато-зеленоватая полужидкая слизь, что в сочетании с результатами биохимического исследования (пониженное, по сравнению с нормальным, содержание гликогена в печени, отсутствие гликогена в миокарде и скелетной мышце), свидетельствует о том, что он длительное время не принимал какую-либо пищу.

4. Данные макро- (признаки внезапной сердечной смерти на фоне шока смешанного генеза, полнокровие внутренних органов, жидкое состояние крови) и микроскопического (распространенные тяжелые микроциркуляторные нарушения в головном мозгу и внутренних органах, бронхоспазм, очаги эмфиземы и дистелектазов в легких, «повреждения» кардиомиоцитов, дистрофические изменения паренхиматозных органов) исследований дают основания для вывода о том, что смерть Букера С. А. наступила от острой дыхательной и сердечной недостаточности, вызванной опасным для жизни и здоровья сочетанием неблагоприятных факторов: тяжелый длительный психоэмоциональный стресс, пониженное содержание кислорода в воздухе помещения (гипоксическая гипоксия), продолжительное вынужденное положение тела, обычно сопровождающееся развитием кислородного голодания организма (гипоксия циркуляторного характера), гиповолемия (обезвоживание) в всязи с длительным отсутствием приема воды и пищи, длительное лишение сна, истощающее компенсаторные механизмы, а также дыхательные расстройства, вызванные воздействием неидентифицированного химического вещества (веществ), которое, судя по материалам дела, приводило к быстрому выключению сознания.

Нахождение Букера С. А. в бессознательном положении сидя усиливало имевшиеся у него нарушения жизненно-важных функций организма, к которым могло присоединиться также нарушение проходимости дыхательных путей, усугублявших имевшуюся гипоксию.

Наступлению смерти Букера С. А. способствовали выявленные при исследовании его трупа предшествующие (фоновые) хронические заболевания и изменения: сердечно-сосудистой системы (признаки повышенного артериального давления), головного мозга (хронический арахноидит) и печени (очаговый жировой гепатоз), снижавшие компенсаторные возможности организма к воздействию любого внешнего повреждающего фактора, особенно со стороны печени, как одного из органов, выполняющих детоксикационную (обезвреживающую) функцию к противодействию токсического эффекта используемого химического вещества (веществ).

Многофакторный характер причины смерти Букера С. А. исключает прямую причинно-следственную связь только между воздействием на его организм примененного газообразного химического вещества (веществ) и смертью.

В данном случае эта связь носит опосредственный характер, поскольку объективных оснований считать, что в отсутствие других вышеперечисленных факторов только применение газообразного химического вещества (веществ) могло бы привести к смерти не имеется.

Признаков механической асфиксии (аспирации рвотными массами) при исследовании трупа Букера С. А. не установлено.

По данным карты вызова медицинской помощи № 785129 смерть Букера С. А. наступила 26.10.02г. около 8 ч 30 мин.

5.При судебно-химическом исследовании внутренних органов из трупа Букера С. А. каких-либо «нетипичных» для человеческого организма химических веществ, продуктов их разложения (распада) не установлено.

6. В карте вызова № 785129 и протоколах допросов врача и фельдшера СМП данных об оказании Букеру С. А. медицинской помощи не имеется.

Подписи, печать.

 
< Пред.   След. >