главная arrow доклад arrow 6.8. Воспоминания участников событий из материалов СМИ

home | домой

RussianEnglish

связанное

Пантелеев Денис
Димка Пантелеев
Димка Пантелеев был добрым и отзывчивым. Мы вместе учились в...
17/07/19 16:42 дальше...
автор Андрей Владимирович Сударев

Фролова Дарья
Не знаю почему стала смотреть по ссылке ролик про Троекуровс...
18/05/19 17:13 дальше...
автор Алёна

Памяти Политковской
In memory of Politkovskaya
raise the voice on terrorism victims
10/05/19 11:18 дальше...
автор bestro

6.8. Воспоминания участников событий из материалов СМИ
Написал Administrator   
21.12.2006

Бывшая заложница Алла Павлова

…Утром я почувствовала, что пошел газ, но подумала, что нас травят бандиты, но потом я увидела, что чеченцы нервничают. «Моя» чеченка уснула, а я стала выползать из партера в фойе. В это время раздался взрыв, и я вернулась и притворилась мертвой… Через некоторое время меня за волосы поднял человек в камуфляже.

Этот в камуфляже сказал, чтобы я пробиралась в комнату. Там собрались те, кто догадался выбраться из зала. Они меньше всех надышались газом. Потом нас повезли в больницу, но там отказались нас принять, сказав, что ничего не знают. Тогда повезли обратно. Около ДК пересадили в автобус и повезли, как потом оказалось, в 13-ю больницу. Шофер не знал, куда ехать, все время спрашивал дорогу. Так мы проездили примерно полтора часа …

«Время людей» от 2.11.2002 г

Врач «Скорой помощи» Дмитрий

Начальство не одобрило бы это интервью. Но молчать он не может. Потому что часть вины за погибших заложников на «Норд-Осте» Дима берет на себя. Фамилию по его просьбе не называем.

- Мы и раньше дежурили возле театрального комплекса,— говорит Дмитрий.— Но в последнюю ночь стало ясно — штурм будет. Дежурство было не мое, но меня подняли с кровати. Наши машины выстроились на Волгоградском проспекте. Вызывали 20 карет. Приехали 10. Ровно в 5.30 объявили режим радиомолчания. Информации никакой. Распорядители колонны намекали, что по команде надо ехать к театру и вывозить трупы. Нам не привыкать…

Как только поступила команда по радио, колонна выдвинулась на улицу Мельникова. Но Димину машину остановил милиционер из оцепления. Оказывается, к нему команда пропускать «Скорые» еще не пришла.

- Ждали команду минут десять,— продолжает Дмитрий.— Потом — заторы. Строительную технику для разбора завалов не успели убрать. У подъезда уже лежали заложники. Рядом стояла коробка со шприцами и ампулами налоксона. Какой-то мужчина кричал: «Колите, кто может!» Стали вскрывать упаковки и набирать шприцы. Кололи заложникам кто мог и кто не мог: спецназовцы, городские спасатели и эмчеэсники, даже милиционеры из оцепления. Отметок об инъекциях никто не делал. Сгоряча кололи по два и три раза. А это смертельные дозы. Бардак был необычайный. Искусственное дыхание пострадавшим делать было некогда — в любой момент здание могло взлететь на воздух.

Только тут Дмитрий случайно узнал, что заложники были отравлены усыпляющим газом.

Почему нас не предупредили про газ?!

Спецназовцы загрузили в его машину сразу восемь бесчувственных заложников. «Газель» двинулась сквозь заторы к Первому госпиталю ветеранов на улице Мельникова — ближайшей базе для пострадавших. Там было готово 500 коек. На первом этаже был расположен штаб. Но штабные машины загородили проезд к приемному покою. Пораженных пришлось нести прямо по улице.

Госпиталь не был готов к такому наплыву. Персонал просто не справлялся. В результате госпиталь принял только 120 человек.

Тем временем спецназовцы вместе со спасателями заполняли автобусы заложниками. Половина из них не дышала. Грузили прямо на пол, как дрова. Кто живой, а кто нет — не считали. Водители автобусов, иногородние ребята, просто не знали, куда везти пострадавших.

- Я уверен, многие умерли в дороге от передозировки налоксона и от асфиксии,— говорит Дмитрий.

Когда первая «Скорая» прибыла в Склиф, ее там никто не встречал. Вышли охранник и дежурный врач. Минут пятнадцать решали, куда определить пострадавшую женщину. Только через полчаса Склиф проснулся. Забегали врачи, санитары. Но все равно для разгрузки автобусов каталок не хватало. Случился курьез. Женщина, признанная мертвой, вдруг ожила. Зрелище не для слабонервных.

- Конечно, жертв могло быть меньше,— говорит Дмитрий.— Надо было побольше «Скорых» и врачей, а не бульдозеров и бэтээров. К живым мы готовы не были.

…Мы дозвонились до руководства НИИ скорой и неотложной помощи имени Склифосовского. Заместитель главного врача Владимир Шевчук отказался комментировать ситуацию. Направил нас в пресс-службу столичного департамента здравоохранения, по сводкам которого операция по спасению и эвакуации прошла гладко.

«Собеседник» от 10.11.2002г.

Руководитель группы «Диггер-спас» Вадим Михайлов

…Людей с огнестрельными ранениями я, честно говоря, не видел. Во время эвакуации заметил двух или трех погибших заложников. Одного человека спасли буквально в самый последний момент: глядим — на ступенях у здания лежит тело, накрытое с головой курткой-"боевкой", видно, кто-то из спасателей вытащил его из здания, увидел, что человек мертв, и оставил на крыльце. А мы прощупали пульс — вроде бы есть какие-то слабые толчки! И откачали бедолагу!..

«Московский комсомолец», 28.10.2002

Снегирев Юрий

…В очередь к «Склифосовскому» среди «Скорых» встали два автобуса. К ним тут же выстроились санитары с каталками. В приемный покой отвозили полураздетых молодых мужчин и женщин. Они мотали головами и бредили. Когда разгрузка закончилась, автобусы подъехали к следующим черным металлическим дверям. Я стоял напротив и увидел сваленные в проходе автобусов тела. Носилки были не нужны. Санитары хватали мертвых за руки и за ноги и несли в специальное помещение. Вокруг автобусов выстроилось милицейское заграждение. Я оказался внутри оцепления и попытался сфотографировать выгрузку тел. На моих глазах молодая женщина, которую считали погибшей, замотала головой. Вырвался крик.— Да она живая! — перекрестился санитар.

Женщину тут же уложили на каталку и отвезли в приемный покой. Не исключено, что среди записных покойников это не единственный случай.

«Комсомольская правда», 29.10.2002

Водители-сменщики Александр Шабурко и Сергей Коробов

Трое суток их «ЛиАЗ» работал «шлагбаумом» у штаба, вывозил ветеранов из соседнего госпиталя. А в субботу утром вывозил заложников.

- Как только я прибыл к театру,— вспоминает Александр Шабурко,— сразу понял, что с движением будут проблемы. Каша милицейских машин, спецтехники. Гаишники проходы почти не расчищают. Приходилось самому из окна высовываться и орать.

Ситуация усугубилась в четверг, когда автобусы, среди которых затесалось и несколько неповоротливых «Икарусов», начали эвакуировать ветеранов из госпиталя.

- Выехать толком не могли. Хоть за ночь часть машин разогнали, все равно их было слишком много,— говорит водитель.— А в больницах, куда мы ветеранов повезли, начались другие проблемы — их въезды и дворы под автобусы не приспособлены. Ни подъехать, ни развернуться.

Тем автобусам, что покидали Дубровку, вернуться обратно на место дежурства было еще сложнее.

- По часу стояли на Волгоградке и у Пролетарки, чтобы обратно заехать,— рассказывает Сергей Коробов.— Особенно мешали машины посольств — к этим черным «мерсам» с флажками гаишники вообще не подходили. А их наставили прямо на проездах.

В субботу в шесть утра водители услышали первые выстрелы. «Началось!» Это подтвердили и женщины-ревизоры, управлявшие трое суток колонной автобусников.

- Сначала побежали по всем машинам. Говорят: «Срочно прогревайтесь и выстраивайтесь!» — вспоминает Сергей.

Из салонов выгнали милиционеров, которые грелись внутри.

- Слава Богу, я заправиться как раз перед штурмом успел. Трое суток мотор постоянно работал — всю солярку сожгли. А на месте никого не заправляли. Надо было самим на заправку ездить.

Первыми к центральному входу ДК рванули «Скорые».

- Нам сказали, что мы за «Скорыми» поедем. Но их было так много, что пришлось даже назад сдавать,— рассказывает водитель Игорь Степанов.— Потом дали команду нам. Прямо к крыльцу, где лежали люди, подъехать было невозможно — нас сбоку подпускали. Носили все — и спецназовцы, и парни в желтых куртках, я потом узнал, что спасатели. Я стоял в колонне почти последним. Когда людей разложили и на сиденьях, и в проходе, ко мне подбежал милиционер, но в штатском, и сказал, чтобы я ехал за «Скорыми». Куда, я уже по дороге понял. В Склифосовского.

По словам Игоря, у дверей Склифа началась заминка. Сначала три автобуса остановили прямо у дверей, где стояли люди с каталками. Водители открыли двери. Но никто заложников вынимать не стал — рук не хватало. Первым делом разгружали «Скорые». А потом уже очередь дошла до автобусов.

- Я так и не понял толком, кого привез,— разводит Игорь руками.— Они как мертвые все лежали — не стонали, не шевелились. Хочется, конечно, верить, что вез живых…

«Комсомольская правда» от 05.11.2002г.

 
< Пред.   След. >