главная arrow стихи arrow фильмы arrow Захват в Московском театре

home | домой

RussianEnglish
Закон о социальной защите граж...
соц. защита пострадавших в терактах
Мой сын работал в Норд-Осте в оркестре, теракт был в его сме...
18/12/19 17:52 дальше...
автор Марина

Кораблев Владимир
Похоронены на Хованском кладбище, северная территория
12/12/19 03:07 дальше...
автор Павел

Радченко Владимир
Спасибо , Сергей
Сергей , не случайно мы заходим сюда...На страницы памяти же...
26/11/19 17:51 дальше...
автор Валя

Захват в Московском театре
Написал Administrator   
18.01.2007

Русский транскрипт фильма «Moscow Theatre Seige», ВВС, Великобритания


Moscow theatre siege reconstruction Ведущий (Джек Фортун): Год назад в Москве террористы захватили тысячу заложников и угрожали их убить. Проблемой русских стало — как спасти их жизни?

Робин Хорсфолл:
Традиционный путь освобождения при имеющихся обстоятельствах, вероятно, не мог быть успешным. Русским была необходима другая возможность, и, к счастью, они ее нашли.

Ведущий: Когда спецназ штурмовал здание, он использовал секретное оружие, никогда не применявшееся прежде. Таинственный газ погрузил 1000 людей в сон. А сто семнадцать никогда не проснулись. Русские говорят, что газ не был смертельным, но они отказались сказать, что это было.

Светлана Губарева: Если вещество так безвредно, то почему формула — государственный секрет?

Ведущий: Так почему так много людей умерло? И что это был за таинственный газ? Сегодня «Горизонт» расследует трагедию захвата московского театра.

Ведущий: 23 октября 2002 года на окраине Москвы 1000 человек наслаждались в театре. «Норд-Ост» — это романтический мюзикл, отражающий события второй мировой войны. В партере были Светлана, ее 13-ти летняя дочь Александра и ее американский жених Сэнди. Семья была здесь, чтобы отпраздновать получение разрешения на эмиграцию в США.

Светлана Губарева: Все было прекрасно, и мы были в прекрасном настроении Мы гуляли по городу, обедали, и когда мы возращались, то возле метро купили билеты — мы хотели отпраздновать это событие.

Ведущий: И вдруг после перерыва — непредсказуемый поворот, это зафиксировано на театральном видео — прозвучал выстрел. Фигуры в масках рассыпались по театру.

Светлана Губарева: Моей первой мыслью было — как хорошо режиссер работает, такой умный трюк в игре! Я не могла поверить долгое время, что это правда.

Ведущий: Но это не было частью игры — 40 вооруженных мужчин и женщин захватили театр. У женщин на теле были пояса со взрывчаткой.

Иван Оганесян: Бомбы были очень тяжелые, очень тяжелые в самом деле, и когда мы их устанавливали — это в середине балкона справа у парапета — двое мужчин и женщина начали подсоединять их очень медленно и очень осторожно.

Ведущий: Террористы были из Чечни — российской республики, сражающейся за независимость. Руководитель группы — Мовсар Бараев — сделал страшное объявление.

Ведущий: Если Россия не выведет войска из Чечни, они начнут расстреливать заложников. Им не страшно умереть.

Олег Зегонов: Они обещали расстреливать каждого, кто встанет с места, и если правительство не выполнит вывод (войск) — взорвать все здание.

Ведущий: одна из тех, кто был под Бараевским контролем, была девочка — актриса Кристина Курбатова. Ее родители были в пути, чтобы забрать ее, когда услышали новости.

Наталья Курбатова: Кристина позвонила своей сестре и сказала: «Передай маме и папе, что нас захватили в заложники. Я не могу говорить больше. Я люблю Вас всех». Это было все, это было последнее, что мы услышали за 3 дня.

Ведущий: это было начало недели, которая абсолютно шокировала Россию. В эти дни семьи тысячи заложников следили в ужасе и весь остальной мир был прикован к кризису, к трагедии. Снаружи Российская армия быстро окружила театр, и противостояние началось.

Профессор Пол Вилкинсон (Centre for the Study of Terrorism): Президент Путин и его советники безопасности рассматривали это как экстремальную ситуацию, самую ужасную ситуацию, которая когда-нибудь была и действительно самую ужасную в любой демократической стране.

Ведущий: Конфликт в Чечне был заведомо грязный. Здесь была жестокость с обеих сторон. Теперь чеченцы перенесли борьбу в сердце России. В одной миле от самого Кремля компромисс казался маловероятным. Русские занимались поисками способа — как освободить заложников, чтобы при этом чеченцы не взорвали театр. Шкала возможностей, предоставленная российским военным — хорошо знакома Робину Хорсфолу. Он был в команде САС, которая штурмовала иранское посольство в Лондоне в 1980 году.

Робин Хорсфолл (SAS, 1978–1984): Традиционный подход — сконцентрированное нападение через многочисленные входы, одновременное использование скорости, агрессии и неожиданости. Проблема состояла в том, что фактора неожиданности не могло быть.

Ведущий: Российские войска должны были проходить через длинные корридоры, прежде чем попасть в зал, и им также нужно пройти через хорошо защищенные лестничные клетки.

Робин Хорсфолл: Так что быстро и удачно войти было невозможно.

Ведущий: Вся операция могла занимать лишь драгоценные минуты, чтобы не дать чеченцам время для подрыва.

Робин Хорсфолл: Наибольшее взрывное устройство (ВУ) было в центре зала в центре, где были все заложники Если бы это ВУ взорвалось, весь потолок упал бы на заложников и мог привести к 80% раненных, и это в конце концов привело бы к полной катастрофе.

Ведущий: Традиционный захват имел много шансов провала, и русские придумали что-то новое… Внутри театра вскоре стало ясно, как безжалостны могут быть чеченцы. В 3.30 утра в зал осажденного театра зашла девушка с улицы. Она стала кричать на террористов.

Светлана Губарева: Они вытолкали ее за дверь. И там было два выстрела, и потом наступила мертвая тишина. В этот момент мы поняли, что это была не шутка.

Ведущий: Чеченцы показали, что они готовы убивать. Русские были в отчаянии. Тогда они решили использовать секретное оружие, газ. Более полувека команды спасателей заложников искали газ, который мог бы усыпить людей, не убивая.

Бернард Райл (Queens Medical Centre, Nottingham): Если Вы посмотрите, как часто в мире происходят захваты заложников, то тогда цель- найти газ — неизмеримо бесценное вещество, ЕСЛИ НА САМОМ ДЕЛЕ ТАКОЕ ВЕЩЕСТВО МОЖЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ.

Ведущий: За эти годы много наркотиков были исследованы, но никто не нашел тот, который работал. Проблема была — как погрузить террористов в сон, не убивая никаких заложников.

Доктор Марк Вилис (Университет Дэвиса, Калифорния): Чтобы усыпить кого-нибудь — необходимо вещество со значительным фармакологическим эффектом, и мы стараемся найти какой — нибудь агент, эффективно действующий на нервную систему, но не приводящий к смерти. Это высокая цель, может быть- недостижимая.

Ведущий: На Западе такой усыпляющий газ — иллюзия. Но русские думали, что они нашли решение задачи. Утром в субботу, через три дня после захвата они уже были готовы провести ТЕСТ- (ПРОВЕРКУ) в 5.30 утра. Когда большинство заложников спали, операция началась.

Иван Оганесян: Я проснулся неожиданно, и услышал шипящий звук — как будто включили газ на кухне.

Ведущий: Чеченцы тоже поняли, что что-то случилось и стали паниковать.

Олег Зегонов: Последнее, что я помню, прежде чем я отключился — как двое чеченцев стреляли на балконе и затем выбежали из зала.

Ведущий: Мужчина выбежал в корридор, разбил там окна, и начал с ожесточением стрелять по русским. Но чеченские женщины, которые могли взорвать театр в один момент, были спокойны и оставались в зале с заложниками. Так что русские не атаковали — они ждали, пока газ сработает.

Иван Оганесян: Это было ощущение отупления, безразличия, слабости, я не чувствовал запаха, и мой слух был очень слабым. Все как-будто было отрезано, и я очень хотел спать.

Ведущий: Прошло 20 минут, они продолжали ждать. Заложники начали выходить, по-видимому, те, на кого газ не оказал эффекта. Это было доказательством, что газ не усыпил всех. И русские продолжали ждать. Окончательно в 6–25, через час после того, как газ был закачан, спецназ атаковал. Когда они зашли в зал, то застрелили чеченских женщин, находящихся в бессознательном состоянии. Они не хотели рисковать и опасались детонации бомб.

Олег Зегонов: Я слышал выстрелы, и это была перестрелка чеченцев и русских.

Ведущий: В кладовке наверху они блокировали и главаря — Мовсара Бараева.

Олег Зегонов: Что-то упало на мой бок. Я думаю, это была часть кресла, и потом наступила тишина. Все, кого я слышал — были русские. Я понял тогда — все закончилось.

Ведущий: Ни один солдат не был ранен, ни один заложник не попал под перекрестный огонь. В здании, расположенном поблизости, встревоженным родственникам сообщили хорошие новости.

Наталья Курбатова: Они пришли и сказали нам, что операция была успешной, и все дети живы. Они так уверенно это сказали! Мы были так счастливы, целовались и обнимали друг друга, прыгали и кричали от радости…

Ведущий: Казалось, что применение в ходе спецоперации таинственного газа привело к успеху. Позднее утром сотни родственников атаковали госпитали в надежде найти своих близких. Среди них были Наташа и Володя Курбатовы. Им сказали, что их девочка, подходящая под описание, находится в 13-й больнице.

Владимир Курбатов: Когда мы описывали ее снова — как она была одета, они нам сказали, что такой у них нет, но она была — в морге. Она была укрыта покрывалом, и мы могли увидеть только ее тренировочные брюки. Мы опознали ее, подписали форму, и это было все…

Ведущий: Светлана проснулась в госпитале и не знала, где ее семья.

Светлана Губарева: Я сидела на кровати и слушала фамилии по радио. Затем я услышала свою фамилию и стала слушать более внимательно. Затем я услышала: «…к сожалению, есть жертвы среди заложников. Вчера в больнице умерла Александра Губарева…"

Ведущий: Но Светлана потеряла не только дочь, ее американский жених Санди тоже умер. В этот день количество погибших увеличивалось безжалостно. Русская ошеломляющая победа превратилась в трагедию! 129 заложников погибло. Их близкие хотели знать — почему?! Несмотря на количество погибших, правительство назвало операцию „блестящей“. И оно имеет удивительные объяснения трагедии, они говорят — ничего необычного с газом нет. Власти говорят, что 129 заложников умерли от того, что имели серьезные хронические заболевания.

Профессор Виктор Преображенский (Всероссийский Центр медицины катастроф „Защита“): В большинстве случаев были серьезные болезни — такие, как бронхиальная астма, инфаркты, болезни сердца, в случае плохой циркуляции крови, в комбинации с истощением и стрессом более 3-х дней это могло иметь очень серьезные последствия.

Ведущий: Но никто не верит этому. В том числе и Владимир и Наташа, которые потеряли совсем юную девочку.

Наталья Курбатова: Тем фактом, что Кристина предположительно не ела, стараются объяснить, что все случилось от этого. Конечно, я не верю, это враньё. Есть только одна причина, которую я принимаю — она была отравлена газом.

Ведущий: Гнев родственников погибших соответствовал информационным новостям со всего мира. Некоторые говорили о том, что был использован нервно-паралитический газ, и был нарушен международный договор. На протяжении четырех дней после штурма театра власти пытались остановить разговоры.

Юрий Шевченко (Министр здравоохранения РФ): Для нейтрализации террористов использовали вещество на основе производных фентанила. Такие вещества являются лекарствами, которые производят очень быстрый анестетический эффект. Они широко используются в медицине и сами по себе не смертельны.

Ведущий: Фентанил — не нервно-паралитический газ и даже не химоружие. Это болееутоляющее средство, синтезированный опиоид — как морфин, только сильнее. Анестезиологи, в т. ч. Бернард Райл, используют его каждый день. Маленькие дозы фентанила снижают боль.

Бернард Райл: Что происходит, если тебе дают сильный болеутоляющий компонент?

Ведущий: Большая доза приводит в бессознательное состояние.

Бернард Райл: Ты можешь почувствовать, как будто ты получил пару кружек сидра и это циркулирует по твоему телу. Верно?

Ведущий: Но здесь есть препятствие — недостаток — фентанил может остановить дыхание.

Доктор Бернард Райл: Потому что эффект от фентанила ты можешь видеть — он не останавливает дыхание совсем. Но до тех пор, пока пациент не начнет дышать сам спонтанно, я сохраняю дыхательный мешок.

Ведущий: Чтобы фентанил не остановливал дыхание, используют антидот — налоксон, который возращает дыхание. Возможно, поэтому русские и решили попробовать фентанил.

Доктор Бернард Райл: Он имеет стабильное время эффекта (на сердце), может быть доставлен как газ и самое главное — имеет эффективный антидот. Если сложить все вместе — возможно, использование его было разумным.

Ведущий: Идея — что именно фентанил, может быть, и был использован в день штурма. На видеоматериалах видно, что спецназ принес с собой налоксон. И это работало. Так почему так много людей умерло? Возможный ответ лежит в самой спасательной операции. Когда солдаты освободили театр, доктора из Москвы — спасатели бросились помогать. Но никто не сказал им предварительно о газе.

Александр Шабалов (Московская служба спасения): Никто не ожидал, что они используют специальный газ. Мы услышали об этом по государственному каналу радио. Нам сказали, что мы должны взять с собой пакет оказания первой мед помощи заложникам.

Ведущий: Поскольку они не были предупреждены, спасатели не принесли достаточно налоксона, также как и спецназ. Всего лишь 17 врачей помогали тысяче заложников, находящихся без сознания. Они обратились к спецназу с просьбой помочь им с эвакуацией. Солдаты не имели опыта в оказании первой помощи, вытаскивали людей и клали их на спину — и они легко захлебывались. Несколько минут медики были полностью подавлены.

Александр Шабалов: Люди были брошены в кучу. Невозможно было сказать — кому был сделан укол, а кому нет. Некоторые имели два, некоторые ни одного.

Ведущий: Это был медицинский ответ о причинах трагедии. Это представление объясняет все. И это снимает фокус внимания с фентанила. Но была только одна проблема, ученые всего мира начали сомневаться — только ли фентанил использовали русские? Тут есть вопрос о количестве. Объем зала был 13500 кубометров, и там было около тысячи людей внутри.Для того, чтобы заснули необходимо было большое количество фентанила. В Калифорнии один ученый подсчитал — сколько.

Доктор Марк Вилис: Если ты хочешь посчитать, сколько фентанила было в театре, мы должны сделать несколько предположений. Вначале мы должны определить дозу аэрозоля, необходимую на килограмм веса тела. И мы знаем, сколько в среднем человек весил, и мы должны знать частоту дыхания и сколько людей было там, сколько воздуха они вдохнули в заданное время. И в финале мы получим объем воздуха в театре. Если мы все сложим вместе, выполнив математику, мы получим количество, приблизительное равное 19, 5 килограмма или около 50 фунтов, что слишком много, чтобы практически возможно было распылить в воздухе театра за короткое время. Я не думаю, что был использован фентанил.

Ведущий: Взгляды Марка Веелиса подтверждаются свидетелями из театра. Большинство заложников говорят, что они заснули в течение нескольких минут, после того как газ появился. Это говорит о том, что русские использовали газ сильнее, чем фентанил. Чтобы закачать 50 фунтов фентанила необходимо значительно больше времени. Поэтому предполагается, что русские использовали вещество более сильное, чем фентанил, но что именно? Так как фентанил синтезирован человеком, то можно легко разобраться с помощью ученых. Они создали дюжины так называемых производных или вариантов фентанила. Некоторые из них сильнее, чем сам фентанил. Так что возможно, русские использовали один из них. В Солт Лейк Сити имеется один ученый, который, вероятно, знает. Ред Стенли является одним из известных анестезиологов. Он также работал по созданию усыпляющего газа. Эта работа была заказана ФБР.

Ред Стенли (университет в Утане): американское правительство спрашивало нас — изучали ли мы некоторые из этих лекарств на животных, как предшественниках для возможного использования этих компонентов для обездвиживания (парализации) человека?

Ведущий: в середине девяностых годов профессор Стенли выполнил серию экспериментов, используя наиболее сильную из производных фентанила. Это был суфентанил. Суфентанил создан на основе фентанила с добавочным элементом — серой. Это делает его в 10 раз сильнее. Но доктор Стенли говорит, что, возможно, он недостаточно сильный, чтобы произвести такой эффект, который был необходим русским.

Ред Стенли: Я думаю, что можно предположить, что суфентанил — возможное вещество, которое было использовано, но его действие на жертвы значительно короче чем то, которое испытали заложники.

Ведущий: имеется другая производная, которая даже более сильная. Она производится на основе молекулы фентанила, с добавлением атома углерода для получения карфентанила.

Профессор Ред Стенли: карфентанил в 10 раз сильнее, чем суфентанил, и в 100 раз сильнее, чем фентанил, и в 10 тысяч раз сильнее, чем морфин

Ведущий: Русским нужно было только 650 грамм карфентанила для того, чтобы заснули все в Московском театре. Это в два раза меньше количества суфентанила, которое было необходимо и в 30 раз меньше, чем понадобилось бы фентанила. Это и есть ответ — почему профессор Стенли считает карфентанил наиболее возможным кандидатом для таинственного газа. Но имеется еще проблема с карфентанилом: карфентанил не предназначен для использования на людях. Карфентанил настолько сильный, что может усыпить самых сильных животных в мире. Так успокаивают бизонов, и ветеринары могут лечить их от паразитов. Бизон весит почти тонну и может быть полностью усыплен с помощью всего лишь 4, 5 миллиграмма вещества.

Доктор Терри Кригер (Wyoming Game and Fish Department): Если человек получил ту дозу, которую мы применяем для бизонов, то у него появятся все классические показатели наркотической или опиоидной передозировки: изменение поведения, у человека головокружение, рвота, он может потерять сознание и по мере погружения в анестезию — останавливается дыхание. Он может перестать дышать, и если не предпринять мединское вмешательство, человек может умереть от этого вещества.

Ведущий: При правильном использовании карфентанил не опасен, но в московском театре использование любого вещества такого потенциала было бы очень опасным. Карфентанил имеет настолько мощное действие, что каждому человеку нужна ничтожно малая доза, а доставить эту дозу в правильном количестве — является критическим фактором.

Доктор Бернард Райл: Опасность использования такого мощного вещества, как карфентанил, заключается в том, что оптимальная доза очень мала и даже маленькая ошибка в передозировке является критически опасной.

Ведущий: Особенно опасно то, что некоторым люди нужна доза меньшая, чем другим, чтобы их усыпить. Это зависит от возраста, веса и чеченцы, вероятно, были более устойчивыми к действию газа.

Доктор Марк Вилис: Используемая доза должна быть достаточной для того, чтобы усыпить молодых и здоровых террористов и эта доза является потенциально опасной для некоторых людей в театре.

Ведущий: Наиболее опасными оставались некоторые из самоубийц в середине зала, находящиеся, возможно, далеко от вентиляционных труб. Поэтому русские должны были увеличить дозу для компенсации расстояния.

Доктор Бернард Райл: Если такое мощное вещество, как карфентанил, подается в виде аэрозоля, то те люди, которые ближе к месту выхода, получат высокую дозу. Это как пример.

Ведущий: Могли ли русские реально поставить на карту жизни заложников? Так как они отказались сказать точно, что было в газе, ответить на этот вопрос невозможно. Но в Мюнхене один человек решил, что он может узнать. Профессор Томулеско лечил двоих заложников, которые были привезены из Москвы на следующий день после штурма. Он взял анализы мочи и крови, чтобы понять, что использовали русские.

Профессор Томас Цилкер (Technical University Hospital, Munich): Я думаю, что очень важно узнать, и мы в этом очень заинтересованы — какой яд в пациенте и какой опиоид был использован.

Ведущий: Профессор взял эти анализы в Англию. Он обратился в компанию HFL, которая специализируется в распозновании таких веществ. Dr Steve Pleasance произвел анализ, используя самые чувствительные приборы.

Dr STEVE PLEASANCE (HFL Limited): Мы говорим о концентрации- один к триллиону — вещества в тканях или биологических жидкостях.

Ведущий: Приборы определяют вещества (наркотики), разделяя препарат (мочу или кровь) на молекулы и рассчитывая вещество на килограм веса. В данном случае ученые планировали сравнить найденные вещества с фентанилом, суфентанилом и карфентанилом.Ученые были уверены, что если эти вещества были использованы в Москве, их можно будет обнаружить. Но ничего найдено не было.

Dr STEVE PLEASANCE: Вверху располагается контрольная смесь — человеческая моча, в которую мы добавили фентанил, суфентанил и карфентанил. Нижняя кривая графика — это моча пациента. Сравнивая эти две линии, мы не видим никаких пиков и поэтому заключаем, что эти три производные фентанила не найдены в моче больного.

Профессор Томас Цилкер: Да, их там нет.

Ведущий: Удивительный результат. Русские не использовали фентанил и его производные. Что за газ был использован? Есть несколько подсказок — первые симптомы, потеря сознания, рвота, суженные зрачки — классические признаки отравления. И заложники приходили в себя после получения налоксона, антидота для опиатов. И потом были слова министра здравоохранения — он признался, что была использована одна из производных фентанила. И этот газ был очень мощного действия, и он усыпил весь театр. Но тесты показывают, что наиболее известные производные не были использованы. Этому есть только одно возможное объяснение.

Профессор Томас Цилкер: Использованное вещество не является ни фентанилом, ни суфентанилом, ни карфентанилом. Его мощность сравнима с карфентанилом, потому что, иначе он просто не сработал бы. Таким образом, русские создали новую производную фентанила, которая неизвестна на Западе

Ведущий: С уверенностью можно сказать — чтобы усыпить столько людей, этот секретный газ должен быть не менее мощным, чем карфентанил. И любое вещество такой мощности является смертельным. 129 заложников погибло и более 860 выжило. Если это был бы карфентанил — было бы намного хуже. Значит — русские сумели произвести наркотик такой же сильный, как карфентанил, но не такой опасный?

Доктор Марк Вилис: Тот факт, что русские использовали газ, и его летальность была меньше, чем 20%, говорит о том, что, возможно, применено было новое вещество — более безопасное, чем обычный фентанил.

Ведущий: Теоретически можно предположить, что русские изобрели газ, который усыпляет, но в меньшей степени ведет к остановке дыхания. Это кажется невозможным. Но научные исследования в Германии показали, что именно это они, наверное, сделали. В Готтингене, один человек, кажется, решил задачу — как подавить побочные эффекты фентанила — профессор Дительм Рихтер. Его команда не пыталась произвести усыпляющий газ, но старалась сделать более безопасное болеутоляющее лекарство. Фентанил утоляет боль, но в тоже время приводит к потере сознания, подавляя определенные участки мозга, включая тот, который отвечает за дыхание. Их задача была — исключить это смертельное побочное явление.

Профессор Дительм Рихтер (Гёттингенский университет): Мы искали вещество, чтобы компенсировать депрессивный эффект фентанила, не уменьшая эффект болеутоления, т. е. чтобы часть нервной системы, реагирующая на боль, была подавлена, но чтобы не было эффекта на дыхательную систему.

Ведущий: Профессор Дительм Рихтер начал исследовать экспериментальное стимулирующее вещество „ВМU8“. Он делал тесты на крысах, подключенных к контрольному монитору. Сначала крысам давали фентанил — дыхание замедлялось.

Профессор Дительм Рихтер Prof DIETHELM RICHTER: посмотрите на это. О, это сильный эффект!

Ведущий: В какой- то момент дыхание останавливалось. Тогда добавили ВМU8. Эффект был потрясающий.

Профессор Дительм Рихтер: Дыхание восстанавливается. Становится сильнее и почти возвращается к нормальному. Я бы сказал — это вполне нормальное стабильное дыхание.

Ведущий: Это открытие может объяснить все. Добавив ВМU8 к фентанилу, получают сильный усыпляющий газ, который не останавливает дыхание. Возможно, в своих исследованиях Рихтер наткнулся на то, что русские сделали в Москве.

Профессор Дительм Рихтер: Можно взять смесь газов, которая может быть использована, как усыпляющее оружие, более безопасное и которая более безопасна, чем один фентанил. Потому что мы одновременно убираем побочное действие — подавление дыхания.

Ведущий: Никто не может быть уверен, но, возможно, русские обогнали профессора Рихтера. Может быть, они были правы, когда утверждали, что их газ не является смертельным. Тогда — почему умерло 129 человек? Вернемся к моменту, когда пустили газ. В тот момент они думали, что газ не убивает. Но даже, если это не сам газ, который остановил дыхание, там был другой фактор. Как только заложники потеряли создание, их головы запрокинулись, и это было опасно для жизни.

Доктор Бернард Райл: Некоторые отбросили головы в одну или другую сторону или запрокинули назад. Это привело к тому, что они перестали контролировать дыхательные пути, потому что были без сознания и, возможно, упали в такой позиции, что их дыхательные пути были заблокированы.

Ведущий: И заложники, у которых дыхательные пути перекрыты более 3-х минут, попадают в критическое состояние. Но российские войска не двигались в течение часа.

Доктор Бернард Райл: возникает риск смерти от удушения, уровень кислорода в крови падает. Это приводит к повреждению мозга и остановке сердца.

Ведущий: Даже когда русские попали в зал, где были 1000 заложников, которые нуждались в немедленной помощи, эвакуация заняла еще час.

Доктор Бернард Райл: Существовала сложность для спасателей — физически невозможно передвигаться в центр зала из-за отсутствия проходов между креслами. Позиции пациентов и перемещение их наружу из ряда в проходы и на открытый воздух были очень сложны.

Ведущий: Многие, возможно, умерли прямо в зале еще до того, как поспела помощь. Никакая медпомощь, даже самая лучшая, не смогла бы им помочь. Даже если бы это случилось в Альберт Холле с отличным медицинским обеспечением, там все равно было бы большое количество смертей.

Ведущий: Возможно, русские нашли палочку-выручалочку для спасения заложников — усыпляющий газ, который не останавливает дыхания. Но он все равно убивает.

Доктор Марк Вилис: Идеальный усыпляющий газ — это мечта. Любое вещество, используемое в этой ситуации, убьет некоторое количество людей и ОКАЖЕТ НЕИЗЛЕЧИМЫЙ ВРЕД ЗДОРОВЬЮ ДРУГИХ.

Ведущий: Это трагедия Московской осады. Военная операция сработала, возможно, газ был более безопасным, чем подобные известные вещества на западе, но 129 умерло все равно, и ничто не могло сохранить их.
просмотров: 14876 | Отправить на e-mail

  комментировать

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
имя:
e-mail
ссылка
тема:
комментарий:

Код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze — www.mamboportal.com
All right reserved

 
< Пред.   След. >