home arrow memorial

home | домой

RussianEnglish

similar

Letyago, Alexandra
норд ост
ТОЛЬКО СТЕНЫ ПОМНЯТ УЖАС ТОЛЬКО ДУШИ В НИХ ЖИВУТ ТОЛЬКО МЫ ЖИВЫЕ ЛЮДИ БОЛЬ...
13/01/21 14:10 more...
author леонид

Иван И. Твердовский: «Продюсеры не хотели связыват...
норд ост
посмотрел фильм мне понравился фильм все четко без вранья и приукрашиваний единственое что я думаю если бы я пережил нор...
11/01/21 18:31 more...
author леонид

‘Nord-Ost’: The Story of Sandy Booker
Sandy
Hello Lyudmilla, I was in Moscow 48 hours before the Dubrovka siege. I was no different than Sandy, except I didnt bu...
14/12/20 09:22 more...
author thad beyer

Platonov, Pavel Yurievich
Он был моим тренером
Я учился в 501 школе. В 1992-95 он преподавал рукопашный бой детям. Я помню до сих пор его приемы самообороны. Я не знал...
13/12/20 10:20 more...
author Кирилл Макаров

Kiselev, Anatoly
Могу вам помочь
Здравствуйте, Геннадий! Некоторое время я работала в одной фирме с Анатолием Киселевым. Кажется, могу дать вам телефон...
24/11/20 00:10 more...
author Любовь

Report a comment

Thank you for taking the time to report the following comment to the administrator of this site.
Please complete this short form and click the submit button to process your report.

Name:
 
E-mail
 
Reason for reporting comment
 
 
 

Comment in question
Из книги "Мимолетные встречи"
Written by Леля Хайкина, on 07-12-2008 06:36
Аллочка из Белгорода 
Несколько раз в году в нашей московской квартире раздавался какой-то необычно-нетерпеливый звонок, и в дверь торопливо почти вбегала радостная, с улыбкой на красивом лице Аллочка Когос. 
Это подруга Милы еще со школьных лет. Жили мы тогда в соседних домах, девочки дружили, росли вместе, взрослели, и расстаться им пришлось только тогда, когда Аллочка вышла замуж и уехала к мужу в Белгород. 
Но ее всегда тянуло в Москву. Здесь жила ее мама, ее брат с семьей. И Мила. 
- Такой подруги как ты, Милочка, - говорила Алла, - у меня в Белгороде нет и не будет... И нет у нас таких театров, как в Москве, - сожалела она. 
Но со временем Белгород становился ей все ближе. Она пользовалась авторитетом на заводе - ее уважали, как дельного инженера. В этом городе у нее вырос сын, обзавелся семьей, подарил ей внука, и молодая бабушка не скрывала своей восторженной любви к малышу. 
Все было хорошо и ладилось в ее семье. В какую-то свою круглую дату Аллочка устроила пышный прием, потому что пригласила самых дорогих гостей из Москвы - свою маму, Милу, тетю, и они все приехали, осчастливив именинницу своим присутствием. Да и гости были рады встрече, приему, уютной квартире, сияющей, нарядной, красивой хозяйке. Муж Аллочки тоже всячески подчеркивал радость от приема. 
Но жизнь не всегда состоит из одних праздников. Грянула беда. Обширный инфаркт - и Костя, муж Аллочки, на несколько лет, своих последних лет, остался инвалидом. 
Тяжелое это было время. Но и тогда, оставляя мужа на попечении невестки, Аллочка вырывалась в Москву к матери. И даже в эти короткие наезды обязательно раздавался ее звонок и в нашу квартиру. 
...Смерть мужа Аллочка переносила тяжело, но мужественно. Она еще больше загружала себя работой, много времени проводила с внуком, а главное - на все праздничные дни и в отпуск всегда приезжала в Москву. 
Мне надо было еще вначале, знакомя читателя с Аллочкой, сказать о ее исключительной любви к театру. Появляясь в Москве, она первым делом расспрашивала Милу о стоящих премьерах, и ее сумочка неизменно заполнялась театральными билетами. Часто подруги ходили в театр вместе, но наш отъезд лишил ее такой партнерши, а главное - общения с таким другом, каким была для нее Мила. Аллочка очень скучала и часто звонила моей старшей дочери в Уфу, чтобы разузнать о нашей жизни на новом месте, жаловалась, что тоскует, да и нам было грустно от таких далеких приветов. 
...Незаметно отсчитывалось время. Менялась жизнь. Менялся мир. Гремели взрывы в Израиле, в московском метро. Потрясло всю планету злодеяние в Нью-Йорке 11 сентября. Но такого, чтобы террористы захватили сотни мирных зрителей в московском театре на Дубровке, где шел нашумевший мюзикл «Норд-Ост», - такого невообразимого зверства мир еще не знал. 
Мы здесь, в Америке, слезно переживали за своих земляков в Москве. Какое же горе свалилось на семьи тех, чьи родные были в тот вечер в театре на Дубровке и не вернулись домой... 
24 ноября 2002 года Мила позвонила в Белгород, чтобы поздравить подругу с днем рождения. Но дома ее не застала. И решив, что она в Москве, позвонила брату. 
...И тут из другой комнаты я услышала жуткий крик и рыдания Милы: она узнала, что в той страшной трагедии в театре на Дубровке среди 130 погибших от газа зрителей была и ее любимая подруга, наша Аллочка Когос из Белгорода. 
...Весь Белгород хоронил Аллочку. А мы здесь до сих пор не можем поверить, что нет уже на Земле этой милой женщины, нашего доброго, хорошего друга.