главная arrow мемориал

home | домой

RussianEnglish

связанное

Дирекция кинокомпании «CineFOG...
Память драгедии Норд-Ост
Добрый день. Меня зовут Алексей. Хотел бы помоч в создании ф...
04/10/19 15:40 дальше...
автор Алексей Чуваев

Петрова Таисия
Маленький город Ликино-Дулёво не остался в стороне от страшн...
26/09/19 12:24 дальше...
автор Доктор Равик

20 лет теракту в Волгодонске
годовщина теракта
Светлана спасибо за статью, очень важно помнить и жить дальш...
16/09/19 22:03 дальше...
автор Ирина

о комментарии

Спасибо вам, что вы проявляете неравнодушие, вскоре администратор сайта просмотрит ваше сообщение.
Пожалуйста заполните короткую форму и выберите кнопку для продолжения вашего сообщения.

имя:
 
e-mail
 
Причина сообщения
 
 
 

цитируемый комментарий
автор: Дмитрий Борисов-сокурсник и др, дата: 11-04-2007 20:48
Когда точно они решили меня побить, я уже точно и не вспомню. Судя по тому, что это произошло в первом семестре первого курса, наши взгляды на мироустройство существенно отличались. Ну нет, конечно, и они и я ни минуты не сомневались в том, что, например, человек произошел от обезьяны, что рано или поздно все мы придем к победе коммунистического труда или в том, что учение Маркса всесильно просто лишь потому, что оно верно. Иначе все мы не учились в Харьковском Высшем Военном Командно-Инженерном училище ракетных войск в далеком 1981 году.  
Вот только наши музыкальные пристрастия отличались настолько, что единственным способом выяснить, кто же все-таки лучше – «Машина Времени» или Адриано Челентано, можно было лишь в честном поединке. Поскольку более любителей итальянской эстрады не нашлось, мне пришлось отстаивать свои взгляды в гордом одиночестве. Правда, был среди нас один мне сочувствующий – Саша Метелев, но поскольку он твердостью музыкальных убеждений не отличался, да и в развернувшихся далее событиях прямого участия не принимал, то полководец армии моего противника Вадик Медведев решил, что побить следует лишь меня одного. 
К тому времени Вадька располагал небольшой, но дисциплинированной и хорошо обученной армией, состоявшей из верного Димона Валеева, не по годам мудрого Витьки Масалова и примкнувшего к ним на правах временного союзника мечущегося в постоянном музыкальном поиске Шуры Ольховика. Временным Шура был потому, что, в общем-то, на ансамбль «Машина Времени» и певца Челентано ему было наплевать, но подраться хотелось, особенно в составе отряда, превосходящего противника по численности.  
Непременно следует добавить, что боевой дух Вадькиного войска, поднявшегося на защиту поруганной чести любимой группы, был весьма высок и, имей я сопоставимую армию, сражение могло бы произойти нешуточное. А не произойти оно просто не могло – уж больно глубоки были терзавшие нас противоречия, взошедшие на благодатной почве юношеского максимализма. Подумать только: я осмелился писать гадкие стишки и прозу, порочившие весь обожаемый Вадькой музыкальный коллектив в целом и каждого из его членов в отдельности. Разумеется, более всех доставалось заслуженному ныне бунтарю, кулинару и ныряльщику, но остальным тоже перепадало. Хотя, уверен, ни одна живая душа из состава «Машины Времени» той эпохи ни сном, ни духом не ведала о бурливших среди нас страстях. Как, впрочем, и далекий А.Челентано, который, как мне теперь кажется, и не подозревал, что его творчество могло бы стать причиной конфликта военнослужащих Красной Армии в советском городе Харькове, местоположение которого он наверняка даже и не знал. 
Итак, совет в Филях (вернее, в каптерке) состоялся, день сражения был назначен и принято решение предложить мне либо опровергнуть собственную ересь, либо отстаивать свою и Адрианину честь в честном поединке. С этим и явился посланный парламентером Витек, беззлобным тоном сообщивший, что сейчас меня будут бить. Шура Ольховик наблюдал за моей реакцией стоя чуть поодаль и теребя в руках несвежий носовой платок. Дать слабину и отказаться от перспективы быть побитым означало покрыть себя несмываемым позором на все пять лет предстоящей учебы. И я уныло поплелся за Витьком. Было, честно говоря, не по себе.  
Увидев лица встретивших меня на ристалище Вадьки и Димона, я понял, что и они тоже ввиду своей добропорядочности не особенно рады перспективе противостояния вчетвером против одного, однако отпускать меня без хотя бы пары тумаков означало бы проявить несвойственное настоящим мужчинам малодушие. Повисла пауза. Кому-то определенно надо было начинать первым, но пятеро воспитанных мальчиков из хороших семей стояли друг напротив друга, не решаясь подраться. 
Не помню, кто все-таки начал первым и не знаю, чем могла бы закончиться битва, если бы не заставшие нас в самом ее начале сокурсники, однако я все-таки могу утверждать, что мое близкое знакомство с Вадькой Медведевым состоялось именно в тот момент и было действительно довольно близким – пару ударов мы успели друг другу нанести. Теперь мне кажется, что не будь этого сражения – и неизвестно, сложились бы наши отношения в долгую дружбу или нет. 
А еще я помню, что за годы, прошедшие с того дня, мы успели переговорить обо всем, о чем только можно переговорить. И только двух тем, проявляя толерантность, не касались более: творчества «Машины Времени» и творчества Адриано Челентано.