главная arrow мемориал

home | домой

RussianEnglish

связанное

Тюкачев Александр
Валентин Павлович, Ваша жена не является нашим родственником
11/12/21 20:54 дальше...
автор Ольга Патрушевa

Показ фильма «Общее/ частное. ...
Фильм был доступен до 1 ноября текущего года.
01/11/21 22:30 дальше...
автор Дирекция кинокомпании

Показ фильма «Общее/ частное. ...
Наша боль
Смотреть, как плачут мужчины-непросто. Трагедия "Норд-Оста" ...
26/10/21 16:41 дальше...
автор Алена

о комментарии

Спасибо вам, что вы проявляете неравнодушие, вскоре администратор сайта просмотрит ваше сообщение.
Пожалуйста заполните короткую форму и выберите кнопку для продолжения вашего сообщения.

имя:
 
e-mail
 
Причина сообщения
 
 
 

цитируемый комментарий
Память о Любе
автор: Марина Вэй, дата: 27-10-2012 02:34
Дорогая моя Люба! 
 
Помню тебя и буду помнить всегда. 10 лет собиралась написать и не могла. Начинала писать и одновременно начинала плакать. Просто до сих пор не могу поверить, что я жива, а ты нет. Мы же не думали, когда сидели в зале, что кто-то из нас выживет, а кто-то нет. Половинчатые варианты исхода мы с тобой не представляли - или выживем или умрем. 
Света Кузнецова тоже погибла, и Тамара Владимировна Войнова тоже. Вообщем получается, что из всех близких мне людей никто не выжил. Выжила только я. 
Я все помню. Я ничего не забыла. 
Помню, как во время захвата мы сидели на первом ряду, я на третьем, а ты на четвертом месте. Как нам было страшно на том первом ряду, так как мы были самые первые в случае расстрела людей. 
Помню, как попросились пересесть на второй ряд и как мы были счастливы, что пересели. На втором ряду мы смогли немного успокоиться. 
А потом появилась связь и мы позвонили домой. Только ты не смогла сказать своей маме, что мы в Норд-Осте... 
Помню как пожали друг другу руки, когда террористы начали молиться. Мы же тогда думали, что нас сейчас взорвут. И сколько еще раз мы молча прощались с тобой. Говорить о смерти было невозможно, молча переживали происходящее с нами. 
А как мы договорились с тобой не звать Свету пересесть к нам. Думали, что вдруг она выживет сидя на своем 18-м ряду. А мы нет. Как будто на том свете нас бы мучила совесть за такое предложение в случае нашей гибели. 
А потом мы познакомились с Тамарой Владимировной Войновой. Ей необходимо было общение, общение с людьми, которые бы ее понимали. И мы с тобой стали для нее родными людьми. И она стала для нас родным человеком.  
Так мы втроем и пережили все это ужасное время. 
И помню последние наши минуты, когда мы могли еще видеть друг друга и говорить друг с другом. Во время штурма мы сидели на третьем ряду. Наша половина ряда не спала, хотя в зале очень многие спали. Было очень тревожно. Смотрели телевизор, выступление Марка Розовского, новости ... В фойе прозвучали выстрелы, мужчины боевики из зала побежали в фойе. Мы подумали, что сейчас в зале будут стрелять. Все в нашем ряду присели. Потом мы почувствовали газ. Тамара Владимировна сказала, что всем необходимо намочить платки и дышать через них. Все мы выполнили. А потом я повернулась к тебе, и сказала, что у меня кружится голова. И все, больше я ничего не помню. 
Очнулась в больнице. Резко открыла глаза и увидела свет. И поняла, что все закончилось и мы живы. Тут же подбежали врачи и стали спрашивать имя, фамилию, номер телефона. Я понимала, что надо сказать, в голове уже кружились мысли, а говорить я не могла. И думала, как кратко сказать, что я из Перми, что зовут меня Марина Вэй, что мой номер телефона такой-то. И мне удалось сказать имя, фамилию, город и номер домашнего телефона. И я уснула. 
Потом меня разбудили. Пришли брать показания. Я уже могла говорить. Потом попросили расписаться за данные мной показания. Я в свою очередь попросила прочитать текст. Мне его дали. И оказалось, что я не вижу текста, перед глазами туман. Мне зачитали текст, и я расписалась. 
К вечеру я окончательно пришла в себя. К 23 часам мне сняли капельницу.  
На тот момент в больнице мы еще не знали что погибли люди. Сказали, что операция прошла успешно, жертв нет. Мы не сомневались, что все спасены и живы. Думали, что надо просто объехать все больницы и вы найдетесь. 
Тебя искали, искали Свету. Искали твои мама и папа, мои сестра и ее муж, Светины родственники. В поисках помогало очень много хороших людей. Сначала мы не сомневались, а потом, после поступления известий о жертвах, верили, что вы живы. 
Я не могла участвовать в поисках. В больнице мы смотрели новости по телевизору, делились информацией о поиках друг с другом. И надеялись... 
Вы погибли... Причины вашей гибели до сих пор остаются тайной. Твоя мама хотела сама одеть тебя в морге. Ей не разрешили. Она купила тебе красивое свадебное платье... 
Люба!  
Мы тебя все помним и любим. Ты же знаешь, что никто тебя не забывает. Твою могилку часто навещают родственники и друзья. 
Твоя мама сейчас очень переживает, что не может ездить к тебе каждые выходные, как они ездили раньше с твоим папой. Папа умер в этом году... 
Ты должна знать, что мы тебя любим и помним.