home arrow memorial

home | домой

RussianEnglish

similar

Korablev, Vladimir
Похоронены на Хованском кладбище, северная территория
12/12/19 03:07 more...
author Павел

Radchenko, Vladimir
Спасибо , Сергей
Сергей , не случайно мы заходим сюда...На страницы памяти жертв Норд-Оста , на страницу памяти Вашего папы...Воистину Св...
26/11/19 17:51 more...
author Валя

Skopstova, Evgeniya
16 и 17 ноября 2019 года в подмосковном городе Дубне, на базе спорткомплекса «Волна», состоялся турнир по фехтованию сре...
24/11/19 05:20 more...
author Сергей

Simakov, Aleksandr
Спасибо, Илья Гинзбург
Регулярно читаю книгу памяти жертв Норд-Оста с огромным благоговением , слезами и скорбью. Удивительно , сколько замечат...
24/11/19 05:23 more...
author Валя

Deed. Konstantin Vasilyev's heartfelt impulse
Памяти Константина Васильева
Сюжет о Константине Васильеве
25/10/19 10:31 more...
author Андрей

Report a comment

Thank you for taking the time to report the following comment to the administrator of this site.
Please complete this short form and click the submit button to process your report.

Name:
 
E-mail
 
Reason for reporting comment
 
 
 

Comment in question
я помню
Written by Елена Малиновская, on 02-02-2009 19:26
Я помню. 
Проходит день за днем, месяц за месяцем, год за годом…, но боль не стихает… Да и не стихнет, пожалуй, никогда. 
Нелепо. Абсурдно. Но реальность неумолима – мы потеряли их в этом аду.  
Вера. Верочка. Верунька, как смириться с тем, что вас с Женей не стало? 
С самого рождения мы жили с тобой рядом, в соседних подъездах – ты в третьем, я в четвертом, вместе играли в прятки, казаков-разбойников, дочки – матери, прыгали в классики, в резиночку. Потом – школа, ты в 1-м «Г», я в 1-м «А», но детская площадка – общая для всех классов. Потом ваш класс расформировали, и ты попадаешь к нам в 4-й «А». И с этого времени мы всегда вместе. Зимой на лыжах в Кузьминках, в таких нелепых шапках-ушанках, летом обычно разъезжались – ты на Украину к родне, я – в пионерлагерь, но всегда очень ждали, когда после расставания опять встретимся. А как любили кататься на коньках в «коробочке» во дворе дома! Уже вечер, темно, светят только фонари, мальчишки закончили играть в хоккей и ушли, а мы вдвоем катаемся под музыку, которую сами себе и напеваем, представляем себя фигуристками, «отрабатываем прыжки», падаем, сами над собой смеемся. А ещё любили, взявшись за руки, скакать по снежным тропинкам и петь «вместе весело шагать», «Лесной олень» и ещё какие-то детские песенки. Кто ещё тогда был с нами? Кажется, Наташа Митрофанова или Марина Кирпиченкова. А когда стали постарше, то собирались у Вероники и пели песни. Вероника играла на пианино (она одна умела играть) а мы пели! Помнишь нашу любимую тогда песню? «Я не буду ждать тебя на берегу, извини, я жить так больше не могу….». Какая ты была веселая, сколько тогда было смеха до слез! Помню и наши нелепые детские ссоры. И чего мы ругались? Ну какая разница - стая галок или ворон пролетела тогда над нашими такими беззаботными головами. Не знаю почему, но я всегда мирилась с тобой первая. Сейчас думаю, что это было знаком, что тебя надо оберегать… что будет беда… и тебе придется столько страдать… и хотя бы в этой мелочи надо уступать тебе, щадить тебя…А тогда чем мы только не увлекались. Ходили в кружки макраме, вязанья, танцев. Ты бала всегда умницей, и все у тебя в руках спорилось, а я удивлялась, как у тебя хватает терпения вязать все эти шапочки, носочки, шарфики, и все ты доводила до конца. И такой же ты осталась, когда стала женой и мамой. Помню, как приехала первый раз к вам с Женей на дачу и была поражена твоими цветниками и грядками! Сколько ты всего выращивала, а потом солила, мариновала! Как вы с Женей обустроили дом! Все у тебя как-то ладилось и удавалось. Твой дом, твои дети, твой муж – все это твоя забота, твоя любовь, твоя жизнь. А ты – любящая и любимая жена, замечательная мама, прекрасная хозяйка. Почему же вам с Женей пришлось пройти этот ужас? Почему? В пятницу, 25 октября, ты чувствовала, что может случиться непоправимое, поэтому дозвонилась Ларисе Николаевне и попросила беречь ваших мальчиков. Этот звонок был последним. 
Боже, как же страшно было осознавать, что твои дети могут остаться сиротами...  
Говорят, Что Господь забирает лучших, но как же больно, когда эти лучшие оказались твоими близкими. 
Всегда думала, что ваша семья, это как из сказки «И жили они долго и счастливо, любили друг друга….», но не думала только, что продолжение этой фразы случится так рано – вы так молоды, ваши детки такие маленькие и вы такие счастливые!, и «умерли в один день» - страшно и непоправимо!!!  
Ты всегда отзывчивая, готовая прилететь на помощь, и люди вокруг отвечали тебе тем же. Много всего было в нашей жизни, в нашей дружбе. Помню день вашей свадьбы. Мы с мужем приезжаем пораньше, чтобы помочь тебе сделать прическу, а ты чуть не плачешь – покрасилась и пережгла волосы, они как солома, не укладываются. После наших усилий цвет твоих волос неожиданно становится розовым, и этот оттенок тебе очень идет. Ты настоящая невеста! И настроение прекрасное – красоту ничем не испортишь!!!  
Август 2002г, до трагедии два месяца. Мы с мужем и сыном у вас на даче. Прохладно, сидим с тобой укутавшись в пледы на улице. Потом ты говоришь, что очень хочешь, чтобы завтра же крестили твоих мальчиков. Но мы остаться не можем, мужу завтра на работу, все успеем, ведь не последний раз видимся. Но это был последний раз. Мы только созванивались, а встретились лишь на кладбище. И ты уже больше не улыбалась, а я уже не слышала твоего смеха, не видела таких задорных и знакомых огоньков в глазах, не не чувствовала теплоту твоего присутствия. 
Моя самая близкая подруга и её муж погибли. И только слезы и звенящая тишина были вокруг, а потом оцепенение, когда уже не чувствуешь происходящего, когда каменеешь от горя и боли….. 
Кладбище в Кузьминках, памятник, на котором вы, «унесенные Норд-Остом», улыбаетесь, и ваши глаза следят за мной, когда я иду к вам. А все события разделились на «до» и «после» 26 октября 2002г. 
Вот, мои дорогие, время бежит, детки ваши растут, бабушка с дедушкой стараются изо всех сил, растят их, воспитывают, одаривают своей любовью и заботой. Но как же им не хватает вас, их мамы и папы! Да и всем нам, вашим близким, оставшимся здесь. Как вы там? Мы вас помним и очень любим. 
 
Лена Малиновская