home arrow 2011

home | домой

RussianEnglish

similar

Ustinovskaya, Yekaterina
Не забываем.
11/09/19 17:10 more...
author Аноним

Finogenov, Igor
Я учился с Игорем в МосУ МВД, мы дружили. Царствия Небесного!
08/09/19 12:52 more...
author Антон

Panteleev, Denis
Денис Пантелеев похоронен в Санкт-Петербурге на Большеохтинском кладбище
05/08/19 07:43 more...
author Светлана

Panteleev, Denis
Димка Пантелеев
Димка Пантелеев был добрым и отзывчивым. Мы вместе учились в ГМА им Макарова. Мы несколько раз встречались после учёбы в...
17/07/19 16:42 more...
author Андрей Владимирович Сударев

Frolova, Dar'ya
Не знаю почему стала смотреть по ссылке ролик про Троекуровское и знаменитые могилы, про Юлию Началову ... Среди прочих ...
18/05/19 17:13 more...
author Алёна

Report a comment

Thank you for taking the time to report the following comment to the administrator of this site.
Please complete this short form and click the submit button to process your report.

Name:
 
E-mail
 
Reason for reporting comment
 
 
 

Comment in question
Вспоминали жертв трагедии на Дубровке
Written by Калининградская ГТРК website, on 30-10-2012 18:18
В Калининграде на этой неделе, в день десятой годовщины спецоперации по освобождению заложников на Дубровке, вспоминали жертв этой трагедии. Почти три дня – в октябре 2002-го террористы удерживали в заложниках артистов и зрителей мюзикла «Норд-ост». Тогда в зале находились девятьсот двадцать три человека, среди которых были и калининградцы – Алёна и Максим Михайловы. Она – выжила, его- спасти не удалось. В списке погибших сто тридцать имён. И все эти люди, спустя десять лет, стали героями книги- название которой- «Мы не умрём». Это издание выпущено в Москве, по инициативе общественной организации «Норд-ост». А калининградским библиотекам его передала сама Алёна Михайлова».  
 
СЮЖЕТ НАТАЛЬИ ОРЕХОВОЙ 
 
Анна Шифрина: «Анна Тэвильевна Шифрина – это моя мама. Я не умею думать о ней в прошедшем времени… потому что не может быть так, чтобы её нигде не было...» 
 
Олег Магерламов: «Оперировал он много. Операции бывали изматывающими не только физически, но и морально. Однако Олег всегда был бодр, остроумен, внимателен». 
 
Дарья Ольховникова:  
Даша не была лидером в классе и не отличалась блестящими успехами в каких-либо предметах. Но в ней было то, чего так не хватает многим из нас – человеческое тепло и искренность. 
 
На обложке этой книги нет имени автора. Потому что авторов у нее слишком много - гораздо больше, чем самих героев. Ее писали мамы и папы, одноклассники и приятели, любимые или просто знакомые тех, кто десять лет назад не вернулся с того вечера в театральном центре на Дубровке.  
 
АЛЁНА МИХАЙЛОВА, ВДОВА МАКСИМА МИХАЙЛОВА: «Это просто живая история людей о том человеке, который ушел. На английском и русском языке. Это фотографии и те самые воспоминания близких, которые никто не редактировал. Они очень разные. Сказать, что трогает - вообще ничего не сказать…» 
 
Основой для книги послужил сайт, который открыла мать погибшей заложницы Светлана Губарева. Она сама находилась в том зале, но выжила. И все, что у нее осталось, это память. К созданию виртуального мемориала позже присоединились и тысячи других людей. Каждую минуту электронный вариант издания пополняется новыми отзывами.  
 
АЛЕКСАНДР КОСТЕНКО, ДРУГ МАКСИМА МИХАЙЛОВА: «Он для меня не умер. Он для меня уехал куда-то далеко-далеко, в командировку. Бывает так, что разлучает жизнь и судьба. Внутренняя какая-то связь осталась. Не то, что бы советуешься с ним, но иногда думаешь, а что бы ты, Макс, по этому поводу сказал? А как бы ты поступил в этом случае?  
 
«Мой главный недостаток – я слишком справедливый», - слова директора радиостанции «Балтийская волна» Максима Михайлова в эти дни вспоминают все его коллеги и друзья. Они уверены, что талантливый и заводной Макс – актёр, музыкант и ведущий - сейчас обязательно был бы увлечён каким-то грандиозным проектом. Если бы десять лет назад прошел мимо билетной кассы в столичном подземном переходе.  
 
Максим Михайлов: «Мы говорим: а что такое «Норд-ост»? Это по Каверину «Два капитана». И другого выбора быть не могло. Для меня, для Максима, для многих людей в нашей стране это очень сильное произведение, на котором действительно мы выросли. И в правду, в победу правды мы верили, благодаря этой книге, в частности».  
 
Сегодня ни один человек уже не спросит «что такое Норд-ост»? Самого мюзикла больше нет. Несколько спектаклей после трагедии, на которые были приглашены бывшие заложники и те, кто их спасал, - на этом в истории когда-то многообещающей постановки поставлена точка. Но ее название стало именем нарицательным. И теперь высечено не только на гранитных плитах, но и останется в истории на страницах еще одной книги. 
 
АЛЁНА МИХАЙЛОВА, ВДОВА МАКСИМА МИХАЙЛОВА: «Я не могу сказать, что я верю в судьбу. Я по-прежнему считаю, что человек может менять свою жизнь. И «Норд-ост» меня только утвердил в этом. Все-таки человек, который борется, он как-то… За жизнь надо бороться.  
 
СЮЖЕТ НАТАЛЬИ ОРЕХОВОЙ И МАКСИМА ВЕРНЕРА